Ржавые грабли российской экономики

Санкционная "перестрелка" с Западом наглядно продемонстрировала нашу зависимость от импорта. Последствия политических и макроэкономических процессов сегодня легко измерить толщиной кошелька после очередного похода в магазин. На этом фоне особенно часто слышны разговоры об импортозамещении. Экономический термин прочно вошел в обиход, курс, взятый правительством, заручился поддержкой. Насколько реальны планы о замене заграничных товаров отечественными, рассуждали участники круглого стола в пресс-центре "Росбалт-Москва".

 

Лекарства без гражданства

 

Наиболее чувствительным ко всем этим переменам оказалось здравоохранение. "Девальвация, инфляция влияют на поставщиков, которые обеспечивают функционирование системы здравоохранения. Причем, в сфере лекарственного обеспечения мы тотально зависим от импорта. Да, есть отечественные препараты, но субстанции или технологии — зарубежные, и контракты, опять-таки, в долларах или евро. Кроме того, многие предприятия брали кредиты в иностранных банках", — напомнил директор центра социальной экономики, член общественного совета Минздрава, кандидат фармацевтических наук Давид Мелик-Гусейнов.

 

Среди срочных мер, предлагаемых правительством: тотальная протекция отечественных производителей в системе госзакупок, долгосрочные контракты с поставщиками.

 

"Если сегодня поставщики отыгрывают аукционы раз в полгода, что увеличивает затратную составляющую, связанную с администрированием проведения торгов, то впредь государство предлагает заключать трехлетние контракты, тем самым зафиксировав цены на уровне 2014 года. Компании при этом компенсируют издержки за счет упрощенной организации доступа к рынку", — пояснил выступающий.

 

Хуже ситуация, пожалуй, только на производстве, признается эксперт. "Предприятия бьют в набат, грозя остановить линии по производству лекарственных препаратов. Цены на большую часть отечественной продукции зафиксированы государством и не пересматриваются. Рентабельность работы в таких условиях ничтожно мала, отечественные компании работают на пределе финансовых возможностей", — заметил Мелик-Гусейнов.

 

Без поддержки со стороны государства многие предприятия просто не выдержат, резюмировал он. Однако зацикливаться на отечественном, дистанцируясь от заграничного, тоже не выход.

 

"Мы вынуждены копировать устаревшие западные технологии: они дешевы в плане доступа и реализации. Инновации нам сегодня не по карману, хотя, в здравоохранении, фармакологии они очень много значат", — считает эксперт.

 

Он подчеркнул: за пять лет мировая система здравоохранения увеличивает свои знания в два раза. "Если мы это время упустим, замкнем рынок на своих же поставщиков, диабет, онкологию, туберкулез, ВИЧ нам придется лечить тем, что есть в арсенале", — заметил он.

 

По мнению эксперта, сегодня нужны ручные технологии управления: если не устраиваться цена, власти и бизнесу нужно садиться за стол переговоров и договариваться.

 

Что посеешь?

 

Ситуация с продовольствием складывается тоже не самая оптимистичная: если рост цен на конкретные товары в глаза бросается пока не всем, то общая сумма в чеке раз за разом неприятно удивляет.

 

"По итогам прошлого года продовольственная инфляция составила почти 16% — в 2,5 раза больше, чем год назад. Связано это было с тремя факторами: антисанкции, девальвация рубля и ветеринарные ограничения Россельхознадзора на поставки европейской свинины", — отметил директор Аналитического центра "СовЭкон" Андрей Сизов.

 

До конца года ценник на продовольственные товары может вырасти еще на 25-30%, прогнозирует управляющий партнер Management Development Group Дмитрий Потапенко.

 

"В недалеком будущем львиную долю зарплаты россияне будут оставлять в супермаркетах. В России пора открывать магазины товаров с просрочкой. Во всем мире такая практика давно существует. Это позволило бы гражданам выжить в тяжелые времена", — полагает эксперт.

 

Да, агропромышленный комплекс делает определенные успехи, констатируют эксперты. "По результатам прошлого года сельское хозяйство оказалось одной из двух индустрий, показавших существенный рост: за первые три квартала — 5%, при общей стагнации экономики", — отметил глава "СовЭкон".

 

При этом особых надежд на грядущее продовольственное импортозамещение эксперты не возлагают. "Российское эмбарго развитию агропромышленного комплекса не поможет. Главная причина — время. Проекты в области садоводства требуют четыре-пять лет, животноводства — минимум три года", — пояснил Сизов.

 

Антисанкции же введены всего на год. Дальнейшая их судьба пока туманна. "Если проследить риторику наших властей, она явно смягчилась: в какой-то степени эмбарго может быть снято раньше. Естественно, никто в идею импортозамещения в такой ситуации вкладываться пока не будет", — убежден Сизов.

 

В целом же санкционная война сказалась на аграрном секторе скорее негативно. "Да, во втором полугодии прошлого года в животноводстве заметно выросли доходы. Но это скорее результат сделанных годами ранее инвестиций, чем антисанкций", — убежден эксперт.

 

Для запуска новых проектов опять нужны деньги, но желающих вложиться пока не много, подчеркнул глава "СовЭкон". По его словам, девальвация привела к серьезному удорожанию сельскохозяйственных проектов, в каждом из которых импорт в той или иной степени все равно присутствует. В результате многие проекты, которые были согласованы в первой половине 2014 года, во второй половине были либо заморожены, либо серьезно сокращены.

 

Не лучшим образом сложившаяся ситуация отразиться и на производстве зерновых, прогнозирует эксперт. Причем, результат, по его словам, станет заметен уже по урожаю следующего года. Причины просты: высокая зависимость от импортных средств защиты растений, импортных семян, техники и комплектующих.

 

"В части удобрений мы также привязаны к мировому рынку", — заметил эксперт.

 

Более того, в попытках борьбы с продовольственной инфляцией в конце прошлого года принято решение об ограничении экспорта зерна. В результате, цены на зерно снижаются, сельхозпроизводитель теряет доходы.

 

На те же грабли

 

Причины, вызвавшие кризис 2008-2009 годов, за прошедшие годы только не исчезли, но еще и усугубились в результате отсутствия должного к ним внимания со стороны властных структур, сетует генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, профессор Степан Сулакшин.

 

"Прискорбно, что задача импортозамещения возникла не в результате глубокого анализа причин предшествующего кризиса. Все гораздо банальнее: ввели санкции, эмбарго, самоэмбарго, что породило реальный дефицит товаров и угрозу остановки целого ряда секторов экономики", — отметил он.

 

На это правительство отреагировало, представив на днях антикризисный план. "Вновь вместо того, чтобы увидеть системную причину, которая позволяет организовывать кризисы извне, мы принимаем решение просто заместить недостающие товары. Но самое странное и тревожное: правительство рассчитывает, что кризис можно просто "пересидеть" — "постепенная стабилизация мировых сырьевых рынков позволит стабилизировать ситуацию валютных рынков и российской экономики", — недоумевал Сулакшин.

 

"Мы по уши завязаны на импорт: ВВП зависит от импорта на 20%, продовольствие — на 30%, лекарства — на 70-80%, рынок компьютерной техники — до 100%, обувь — на 90%, трубы — на 79%, металлургическое оборудование — на 75%, нержавеющая сталь — на 65%. А ведь последний пункт — чистой воды оборонка", — перечислил он.

 

Эксперт полагает, что в этой ситуации у страны только два пути: отказаться от суверенных решений вроде присоединения Крыма и участия в украинском кризисе, и подчиниться давлению запада, либо выстоять. Последнее, в сущности, и означает импортозамещение.

 

"Но никакого системного импортозамещения не будет. Антикризисный план правительства на самом деле прокризисный. Уязвимость десуверенизированной российской экономики по этому плану только усугубляется. Кризис и деградация страны, которые мы наблюдаем, делаются ее собственными руками. Это запрограммированный результат финансово-экономического руководства страны, и замещать в нашей стране нужно не только импорт", — резюмировал выступающий.

 

"России необходимо отказаться от либеральной идеологии сверхоткрытой десуверенизированной российской экономики", — считает Сулакшин. В сущности, это означает снижение до согласованной со средней рентабильностью российского бизнеса ставки рефинансирования, ведение контроля движения капитала, фиксированный и дифференцированный курс рубля, ограничение маржи в финансовом секторе с целым рядом управленческих технологий, которые будут купировать негативные эффекты.

 

В свою очередь д.э.н., главный научный сотрудник Института системного анализа РАН, профессор ВШЭ Владимир Лексин считает, что "ставить вопрос о замещении импорта отечественной продукцией глупо и совершенно не логично".

 

"Задача должна быть сформулирована совершенно иначе. Нам нужна поддержка фермерства как класса, и вовсе не потому, что мы не можем или не хотим закупать продукцию за рубежом. Отказаться от импорта мы сможем только в том случае, если наши продукты, товары будут реально конкурировать с заграничными", — полагает выступающий.

 

Сегодня же, по мнению эксперта, в России нет конкурентной экономики как таковой.

 

"Нужно создавать цепочки взаимосвязанных предприятий, рынки, преференции. Не стоит считать импортозамещение разовой акцией, которая нужна только для того, чтобы кого-то проучить, кому-то что-то доказать. Наша задача: создавать экономическую среду, которая порождала бы конкурентоспособность каждого сектора экономики в любой его точке", — заключил Лексин.

 

Анна Семенец


Подробнее:http://www.rosbalt.ru/moscow/2015/01/30/1362866.html

http://www.rosbalt.ru/moscow/2015/01/30/1362866.html
30 Января 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Сергеев - из мэров в депутаты ЗСК

Архив материалов