Можно ли сплотить нацию запретами и угрозами

 

Фотография: Алексей Никольский / ТАСС

 | 

Полноценное единение народа возможно вокруг общих ценностей либо вокруг реального врага — оба этих фактора ярко проявились во Франции, где миллионы людей вышли на марш солидарности. В нашей стране ни того, ни другого пока нет. А попытки укрепить национальное единство все новыми запретами и угрозами чреваты лишь еще большим расколом.

Министр культуры заявил, что вскоре фильмы, «порочащие национальную культуру, создающие угрозу национальному единству и подрывающие основы конституционного строя», не будут допущены к прокату.

И в данном случае уже даже неважно, имел ли он в виду конкретно «Левиафана».

Вызывает по меньшей мере недоумение ситуация, когда чиновник собирается решать, какое художественное произведение объединяет народ, а какое, напротив, раскалывает.

Из этого следует, что в дальнейшем нельзя исключать и того, что мы уже проходили на протяжении многих десятилетий: за нас будут решать, что нам смотреть, что читать, как думать и т.д. Было. Помним. Ничем хорошим это ни для страны, ни для самой нации не закончилось. Не объединило точно.

Единство нации по своему разумению укрепляют не только в Минкульте. Группа активистов во главе с членом Совфеда, бывшим бойцом спецназа Дмитрием Саблиным объявила о создании в России движения «Антимайдан». Объясняя на пресс-конференции смысл нового движения, Саблин очертил идею: «Мы просто будем собираться там, где собирается оппозиция».

Другой создатель «Антимайдана» — друг президента России, лидер мотоклуба «Ночные волки» Александр Залдостанов (Хирург) — заявил, что организаторы «Антимайдана» не собираются ждать специального разрешения властей, чтобы начать свою деятельность, поскольку он видит, «как заокеанские старухи уже пекут пирожки, чтобы раздавать их здесь, у нас на площадях, стравливая между собой людей».

Своеобразную презентацию борцы с «заокеанскими старухами» провели 15 января на Манежке, пытаясь вместо правоохранительных органов вмешаться в уличные акции оппозиции.

Но ни воинствующая риторика создателей «Антимайдана», ни запрет проката фильмов, которые все равно можно будет скачать на торрентах, явно не способствуют укреплению национального единства. Особенно когда непонятно, что именно под этим понимает государство и не сводится ли все это единство лишь к хождению строем и присяге на верность.

Сегодня общенациональная дискуссия о ценностях часто просто подменяется лозунгами в духе «любые оппоненты власти — враги России». Вместо идей что-то создать — постоянные призывы что-то запретить. Вместо развития институтов нормального диалога власти и общества для поиска выхода из все более тяжелой экономической ситуации — «Антимайдан» с Хирургом и другие «хирургические» методы выкорчевывания инакомыслия.

Вместо обсуждения экономических проблем, которые народ вообще-то переживает вместе с властью и при этом гораздо тяжелее, чем власть, на федеральных телеканалах стараются лишний раз даже не произносить слово «кризис», продолжая рассказывать про войну на Украине и успехи биатлонистов, но не о ситуации с доходами населения, бюджетом и рабочими местами в России.

Настоящее единство нации может основываться либо на общих ценностях, либо на реальной общей угрозе. Недавняя угроза, которую россияне быстро осознали и сплотились, — обвал рубля. Немедленно было проявлено национальное единство путем набегов на обменные пункты (покупка презренных долларов), автосалоны (покупка презренных западных авто) и магазины бытовой техники (покупка презренных западных пылесосов и менее презренных пока корейских и китайских телевизоров). Здесь граждане страны действовали как сплоченная нация. Чувствовали, откуда идет реальная беда.

Так же солидарно россияне наотрез отказались платить налог солидарности за Крым — депутатскую идею такого сбора после соцопросов пришлось похоронить в зародыше.

С общенациональными ценностями у нас вообще проблемы. В современной России это уж точно не права человека. Не великая империя: часть националистов прямо желают великого русского государства в границах России, а не порабощения «чужих» соседей. И даже не православие: еще вчера те, кто сегодня кричит о защите прав верующих, плавали в бассейне на месте взорванного храма Христа Спасителя и смеялись над антирелигиозными карикатурами «Крокодила». Не говоря уже о том, что Россия — страна и мусульманская, и буддийская, да к тому же еще и светская по Конституции.

Попытки сплочения с помощью запретов и угроз больше похожи на политтехнологические суррогаты, желание наспех скрепить привычными скрепами дезориентированное, разобщенное, растерянное и, к сожалению, сильно озлобленное общество. Да и сам термин «нацединство» используется в тактических целях, по ситуации.

Но возможно ли скрепить общество агрессией? Запретами критиковать кого-либо или что-либо, запретами снимать «неправильное кино» и писать «неправильные романы», угрозами отставных бойцов спецназа и мотоциклистов? На какое-то время – конечно.

Правда, назвать молчащую, покорную, агрессивно-послушную или просто безразличную страну единой можно с большой натяжкой, потому что такое единство разваливается при малейшей слабости государства.

Истинная солидарность в обществе воспитывается годами постоянного, открытого и многообразного диалога власти с народом. И реакцией власти на эти диалоги. Когда люди видят, что их беспокойство порождает действия, что трудности их жизни стараются разрешить, а не подменить другой темой или виртуальной картиной благополучия.

На днях национальную идею очень правильно сформулировала уборщица из администрации одного губернатора, слова которой пересказывают друг другу в соцсетях. Услышав, что областные власти обсуждают запрет проката «Левиафана», она лишь вздохнула: «Лучше бы они запретили такую жизнь, которая там показана».

http://www.gazeta.ru/comments/2015/01/16_e_6377793.shtml

16 Января 2015
Поделиться:

Комментарии

АндрЭ , 19 Января 2015
Мда. Уборщица то права.

Когда в одной из своих работ Гумилев Л.Н. задал вопрос, а почему не удались западные крестовые походы ? Ведь это был цвет западной цивилизации, цвет рыцарства, лучшие из лучших.

Ответ, который предлагает сам же автор, довольно неожиданный.

Все дело в том, что они шли в походы с отрицательной идеей (доминантой по терминологии Гумилева Л.Н.). Они шли бороться ПРОТИВ восточного христианства, в союзе, как ни странно с мусульманским миром. А вот если бы они шли на борьбу ЗА ценности христианства, еще недавно единого, то и исход походов мог бы быть, и скорее всего, был бы совсем другим.

Так же и здесь. Если бы после просмотра фильма наше общество сплотилось не ПРОТИВ фильма, а ЗА лучшую жизнь в широкой стране моей родной, все могло бы быть иначе.

А так будет как всегда, как говаривал один персонаж новейшей истории.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов