«Есть ощущение, что здесь будет второй Славянск»

Луганск после минометного обстрела. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Луганск после минометного обстрела. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Подробнееhttp://rusplt.ru/world/lugansk-11129.html

После отступления сил ДНР из Славянска бои идут в непосредственной близости от столиц обеих непризнанных республик

 

«Армия Луганской народной республики заставила украинские войска отступить от Луганска. На некоторых участках линия фронта отодвинулась в нашу пользу», — рассказал во вторник глава непризнанного государства Валерий Болотов. «Оборона нашей республики окрепла, — сказал Болотов, — на вооружении ЛНР появилась бронетехника и артиллерийские системы, имеются системы "Град", гаубицы, системы ПВО и минометы».

Занятие Славянска президент Украины Петр Порошенко назвал «поворотным моментом антитеррористической операции». После того как в Славянске активные боевые действия прекратились, артиллерия начала стрелять по Луганску. Три дня назад в город сразу с трех сторон попыталась войти украинская армия. Наступление было отбито, основная группировка силовиков подверглась обстрелу «Градов», и в город их не пустили.

Теперь по Луганску стреляют каждый день — как до этого по Славянску и Краматорску. Местные жители рассказывают: один из объектов, по которому ведет огонь артиллерия — военный комиссариат Ленинского района Луганска. Здание находится рядом с автовокзалом, в десяти минутах езды от центра города. Туда сегодня около восьми утра было выпущено несколько гаубичных снарядов. В цель попали не все. Минометным огнем уничтожено маршрутное такси, три женщины госпитализированы в тяжелом состоянии. Накануне — также предположительно из миномета — был подбит автомобиль «Нива», водитель погиб. Оба случая произошли в районе автовокзала.

 Разрушенная после авиаобстрела церковь в городе Краснодон. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Разрушенная после авиаобстрела церковь в городе Краснодон. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Основная стратегическая цель украинских военных — на другом конце Луганска. Это господствующая высота на выезде из города перед поселком Металлист. Рядом с ней сегодня весь день шел бой. Об этом «Русской планете» рассказал политический активист и участник партии «Другая Россия» Сергей Фомченков, находящийся сейчас в Луганске.

В мирное время там находился пост ГАИ, а теперь стоит блокпост ополченцев. Именно рядом с ним погибли двое журналистов телеканала «Россия». Блокпост расположен по трассе, ведущий к поселку Счастье, занятому украинской армией около трех недель назад. Это стратегически важная точка: отсюда большая часть Луганска видна как на ладони, и украинская армия сможет вести прицельный огонь по подразделениям ополченцев. Две недели назад это направление пытался штурмовать батальон Национальной гвардии «Айдар», но был разбит ополченцами.

«Сейчас армия расстреливает высоту из гаубиц и минометов, одновременно пытаясь ее обойти», — говорит Сергей Фомченков.

Главная оборонительная и атакующая сила непризнанной Луганской народной республики — батальон «Заря». Бойцы этого подразделения контролируют Луганск и окрестности, а также дорогу на контрольно-пропускной пункт Изварино на украино-российской границе. В военных действиях также участвуют казаки: город Лисичанск северо-западнее Луганска контролируется отрядами атамана Алексея Мозгового, которые действуют автономно от руководства ЛНР.

«Есть ощущение, что здесь будет второй Славянск, только, наверное, с большим количеством жертв, потому что город побольше», — говорит Сергей Фомченков. Окружать город, по его словам, начали еще во время перемирия 21–27 июня. Теперь идут обстрелы, и вот три дня назад украинская армия пыталась зайти в Луганск.

«Видимо, они отложили план блицкрига и теперь пытаются собрать силы, — говорит Фомченков, — плюс каждый день идут бои с теми силами, которые окружают город».

Пока украинская армия пытается взять город с севера и севера-запада, под контролем ополченцев остаются два важных направления. Первое — на восток, в сторону границы, к контрольно-пропускному пункту Изварино. В Луганской области это единственный КПП, который еще не подчиняется Киеву. Дорога от Изварино к границе — около пяти километров — находится под обстрелом. Как говорят в ополчении, работают снайперы и гаубицы (украинская тяжелая техника заняла здесь господствующие высоты еще три недели назад). Сам КПП пока в руках батальона «Заря».

Кроме того, ополченцы контролируют и дорогу на Донецк, хотя сдача Славянска угрожает сообщению между двумя мятежными городами: теперь освободившиеся силы АТО могут бросить на изоляцию Донецка от Луганска (а значит, теоретически — и от границы, откуда поступают и гуманитарные грузы, и, как уверены многие на Украине, военная техника).

В Луганском ополчении к поступку командующего Игоря Стрелкова, оставившего Славянск, отнеслись с пониманием, рассказывает Сергей Фомченков: люди военные не спорят с тем, что находиться в окружении Стрелкову было бессмысленно — задавят артиллерией, танками и всем, что у них есть. Кроме того, отмечает активист, ополченцы рады, что Стрелков берет под контроль Донецк: «Все понимают, что в Донецке было слабое военное руководство, и многие считают, что там саботировали операции по обороне Донбасса. Все переживают за людей, которые остались в Славянске, и активисты, и обычные люди, которые поддерживают ДНР. Все понимают: судьба их ждет горькая. Но на войне как на войне».

Оставленный Славянск стал причиной политического скандала. Политолог Сергей Кургинян, который посетил Донецк, обвинил Игоря Стрелкова в сговоре с представителями АТО, по словам Кургиняна, вывод группировки Стрелкова из города стал возможен благодаря коридору, предоставленному украинскими военными.

Погибший во время артиллерийского обстрела Луганска. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Погибший во время артиллерийского обстрела Луганска. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Наличие такого коридора опровергли и в руководстве АТО, и в непризнанной Донецкой народной республике.

По словам министра внутренних дел Украины Арсения Авакова, оцепление Славянска было неполным, поэтому ополченцам удалось уйти и вывести технику. «Выход на Краматорск перекрывался только огнем с шестого блокпоста. Они выключили фары, и часть машин прорвалась. Если вы обратили внимание тяжелое вооружение они бросили здесь», — рассказал Аваков телеканалу «Дождь».

«Я уверен, что коридора не было, кроме того, что был прорван заранее нашими войсками, — рассказал глава ДНР Александр Бородай "Русской планете". — Мы пытаемся иногда договариваться с конкретными командирами. С руководством АТО никаких договоренностей и переговоров быть не может».

В руководстве непризнанной республики понимают: уход из Славянска ухудшает положение ополчения.

«На территории, где проживает 400—500 тысяч человек, противник занял господствующие высоты. Это создает серьезные угрозы коридорам, которые через Дебальцево идут на Луганск на Изварино, Краснопартизанск для завоза гуманитарных грузов и вывоза беженцев», — подтвердил в разговоре с «Русской планетой» вице-премьер непризнанной Донецкой народной республики Андрей Пургин.

«Славянск нужно было оставлять и снимать угрозу жителям — это бесспорно, вопрос, насколько далеко надо было отступать и нужно ли было всем отступать в Донецк», — говорит Пургин. Вместе со Славянском ополчение оставило оказавшиеся под ударом Краматорск, Дружковку и Константиновку, все поселки на дороге к Донецку.

Впрочем, говорит вице-премьер, другого выхода не было — гуманитарного коридора никто не открывал, «лупили прямой наводкой по зданиям», они были готовы «десятки тысяч жителей сравнять с землей».

В Донецке методы взятия Славянска украинские силовики обещают не использовать. Они ведут «тщательную подготовку» к установлению контроля над Луганском и Донецком «без задействования авиации и тяжелой артиллерии», пообещал сегодня представитель Совета нацбезопасности и обороны Андрей Лысенко.

По его словам, сейчас идет активная фаза блокировки Донецка и Луганска, продолжается работа над перекрытием путей к этим городам.

Донецк артиллерия не обстреливает. Впрочем, помимо гуманитарных, есть и практические обстоятельства. Мэр Донецка, который побывал в Киеве и встретился с Петром Порошенко, рассказал, что применение артиллерии и авиации в городе недопустимо, поскольку чревато экологической катастрофой. Если остановится работа предприятий энергоснабжения, будут затоплены шахты, и вода может выйти на поверхность, отметил Лукьянченко.

Ополчение тоже готовится к встрече с украинскими вооруженными силами. Игорь Стрелков, прибывший в город, уже заявил о намерении создать Военный совет.

«Из ополчения можно сейчас создать настоящую армию: привести к единоначалию все вооруженные силы, привести всех к присяге, — объясняет Андрей Пургин. — У нас было ополчение. В Краматорске воевали краматорские, в Славянске — славянские, в Константиновке — константиновские. Приехав в Донецк, эти люди вынуждены стать армией».

Сейчас на территории Донецкой народной республики действует несколько основных военных подразделений. Это батальон «Восток», подчиняющийся бывшему альфовцу Александру Ходаковскому (считается, что именно на «Восток» опирается и «московский» премьер-министр ДНР Александр Бородай), кроме того, есть «Русская православная армия» и собственная национальная гвардия — боевое соединение «Оплот».

Именно эти (а также более мелкие вооруженные группы) предстоит объединить Военному совету с участием снискавшего боевую славу Игоря Стрелкова. Каким именно будет совет, пока неясно, функционеры ДНР по-разному видят будущий орган.

«Теперь будет выстроена твердая вертикаль подчинения всех силовых подразделений, которые я до этого с большим или меньшим успехом координировал. Вместе с Игорем мы сумеем построить очень эффективную, четкую вертикаль», — рассказал Александр Бородай в интервью «Газете.Ру».

Балкон жилого дома в Луганске после артобстрела. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Балкон жилого дома в Луганске после артобстрела. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

«Это будет коллективный орган, в котором все будут договариваться: или Военный совет, о котором сказал Стрелков, может быть, Совет по безопасности и обороне», — предположил в беседе с «Русской планетой» Андрей Пургин.

Пока неясно, как будут устранены противоречия между полевыми командирами. Вооруженные формирования возникали в разное время и ориентированы на разных людей. Известны и публичные конфликты между ними. Так, в начале июня батальон «Восток» зачищал от мародеров здание Областной государственной администрации в Донецке, которое контролировалось Народным ополчением Донбасса Павла Губарева. А на прошлой неделе произошел конфликт между подчиненными Игоря Безлера («Беса») и батальоном «Восток» — главным военным подразделением Донецка.

Теперь самое главное, как сложатся отношения между главными командирами — Ходаковским и Стрелковым.

Ходаковского и батальон «Восток» связывают с олигархом Ренатом Ахметовым, который изначально не был радикальным противником ДНР; а после обвинений, озвученных Сергеем Кургиняном, возникло множество предположений о том, что «боевого командира» Стрелкова, прибывшего в Донецк, просто «зачищают».

В руководстве ДНР отрицают и влияние олигарха на жизнь в Донецке, и его связь с руководителем «Востока». «Ходаковский лично участвовал во многих боевых операциях и не очень тянет на командира-ахметовца, который сидит на месте и лично ничего не делает», — поясняет Пургин.

«С Ахметовым я его как командира не связываю никоим образом, сказал в интервью "Газете.Ру" Александр Бородай. — Понятно, что, будучи командиром донецкой "Альфы", он был членом местной элиты — конечно, его хорошо знает Ринат Ахметов. Но это не влияет на выполнение им служебных обязанностей».

Андрей Пургин также не видит почвы для конфликта. «Переборщили и с героизацией Стрелкова, как и с "ахметизацией" Ходаковского, и там и там перебор», — считает он.

 

 
 
 
15 Июля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов