Экс-министр финансов обеспокоился газовым контрактом с Китаем

Тревоги Кудрина питают. Экс-министр финансов обеспокоился  газовым контрактом с Китаем

Тревоги Кудрина питают

 

На минувшей неделе «Газпром» и китайская CNPC подписали исторический контракт на поставку в КНР (38 млрд кубометров газа ежегодно в течение 30 лет). При этом СМИ растиражировали информацию, что с новых месторождений в Восточной Сибири, раскрываемых для поставок голубого топлива южному соседу, вообще не будет браться налог на добычу полезных ископаемых. Но если дополнительные налоги не будут идти в бюджет государства, то на них не будут строиться больницы, дома, школы, выплачиваться социальные пособия.

Что и говорить, опасения серьезные. Тем более, что бывший министр финансов, декан факультета Санкт-Петербургского госуниверситета Алексей Кудрин предупредил, что новый контракт может «ускорить снижение доходов бюджета, поскольку от используемых газовых месторождений не будут платиться соответствующие налоги. Для других, предыдущих проектов, это были временные решения, сейчас - долгосрочные, это означает, что у нас меньше потенциал доходов в ближайшие 10-20 лет. Тем самым, мы должны себя очень осторожно вести в области государственных расходов и обязательств».

Экс-министр также заявил, что период сверхвысоких прибылей и доходов у газовиков прошел – «страна переходит к периоду нормальных доходов в газовой отрасли - таких же, как в других отраслях». По его мнению, стоимость голубого топлива будет снижаться во всем мире, особенно после начала широкого использования сланцевого газа и возможностей по перевозке сжиженного газа в любую точку мира.

Однако министр экономического развития Алексей Улюкаев сообщил «Интерфаксу» в кулуарах Петербургского международного экономического форума, что идея об обнулении НДПИ на месторождениях, с которых газ будет поставляться в Китай, еще будет обсуждаться с Минфином, у которого «немножко другое мнение».

Оценить условия газового контракта с КНР «СП» попросила начальника аналитического управления Фонда «Национальная энергетическая безопасность» Александра Пасечника:

- Предоставление освобождения от НДПИ является стандартным компромиссом в рамках долгосрочного контракта ради освоения ресурсной базы. Китай в ответ резко уменьшает импортные пошлины на наш газ. Это размен льготами – каждая сторона делает шаг навстречу со своей стороны.

При этом Минфин и Минэкономразвития обозначили свою отдельную позицию о том, что предоставлять льготу не надо. Но они не вникают в вопросы необходимости развития того или иного проекта в Сибири. Их заботят лишь бюджетные параметры… Но на самом деле в правительстве вся дискуссия свелась уже к обсуждению деталей: объемов поставок, их сроков, к очерчиванию периметров месторождений на местности. Льгота по НДПИ будет точно, это не обсуждается. Президент страны решение уже принял.

Что от развития этих проектов выигрывает федеральный бюджет? Расчет в основном на мультипликативный эффект. Для развития месторождений необходимо вложить порядка 70 миллиардов долларов в развитие инфраструктуры. Это мегапроект для всей нашей экономики, он даст большой стимул для роста смежных отраслей: угольной, трубной, металлургической. Уже есть соглашения, что в смежные проекты придут международные концерны. При этом вследствие отказа от сбора НДПИ бюджет недополучит всего лишь несколько миллиардов рублей. Это сущие копейки на фоне двух с половиной триллионов рублей, которые пойдут на подъем инфраструктуры.

«СП»: - Российские СМИ говорят о том, что газовый контракт с Китаем – это стратегический проект. Немецкие издания говорят, что ежегодные поставки не превысят 20% от того объема, что ежегодно покупает в России Евросоюз. Поэтому новый контракт не повлияет серьезно на общий расклад. Что здесь правда?

- Официально называлась цифра поставок в 38 миллиардов кубометров в год. На самом деле это уже одна четвертая, а не одна пятая от сегодняшнего объема потребления российского газа Евросоюзом, который составляет 150-160 миллиардов «кубов» в год. Кроме того, лишь на первом этапе будет 38, затем планируется довести до 100 миллиардов. И это только восточная ветка, которую начнут строить. Потому что в Китай из России ведет еще одна ветка - через Алтай. Планируется ее соединить с новым трубопроводом в целостную интегрированную систему, мощность которой будет сопоставима со всей газотранспортной системой между Россией и Европой, включая «Южной поток».

Поэтому в действительности мы имеем дело со стратегическим проектом, который окажет колоссальное влияние на всю российскую экономику на десятилетия вперед.

«СП»: - Есть также недопонимание в отношении цены на газ по контракту с Китаем. Уж как-то все засекречено…

- На самом деле, нет согласованной цены, определен только ее базис на основе текущих цен на нефть. И этот базис полностью согласуется со среднеевропейским ценником. Очень важно, что «Газпрому» удалось протащить в контракт принцип «Take or pay» (англ. «Бери или плати»), что подразумевает выплату значительных сумм со стороны КНР, если она не будет выбирать согласованных больших объемов газа в год.

Несколько отличную информацию «СП» предоставил гендиректор Института национальной энергетики Сергей Правосудов:

- Существует общемировая практика предоставления налоговых льгот на период инвестиционного цикла добычи, как правило, это 5-7 лет. Это логично, ведь на первом этапе идут только инвестиции в проект, и он не дает финансовой отдачи. Поэтому это правильно - не брать налоги до тех пор, пока не пошла прибыль. Ориентировочно первые поставки должны начаться в 2019 году, но каков будет их объем сразу же после запуска проекта, пока не объявлялось. Так же еще неизвестно, когда удастся окупить вложения в проект.

О том, что налогов не будет вообще, пишут и говорят люди, далекие от понимания темы, не владеющие реальной информацией. Я вас уверяю, речь идет только о первоначальном периоде, далее налог на добычу полезных ископаемых будет взиматься в полном объеме. Точно такой же формат работал при запуске месторождений нефти в Восточной Сибири, теперь НДПИ с этих проектов проступает в бюджет полностью.

И не будем забывать о том, что газовики, кроме НДПИ, в полном объеме платят все виды налогов, что и обычные компании – на прибыль, на добавленную стоимость плюс социальные взносы.

«СП»: - На ваш взгляд, насколько справедлива цена на наш газ по соглашению с КНР?

- Кудрин назвал цифру в 350 долларов за тысячу кубических метров газа. Однако он не принимал участие в переговорах, и был не допущен к этому проекту, так что эти предположения не имеют серьезной основы. Гораздо ближе к истине «утечка» информации из «Газпрома» «Интерфаксу» о том, что эта цена будет несколько выше средней цены для Европы, которая сегодня близка к 380 долларам.

Надо отметить, что в Европе цена для разных стран заметно отличается. Поскольку учитываются, как объемы закупаемого газа, так и другие условия контракта. Так, самая маленькая цена у Германии, поскольку она закупает больше любой другой страны ЕС – около 40 млрд. кубометров в год. Кроме того, германский концерн BASF делает большие инвестиции в совместные проекты: «Северный поток» и «Южный поток», а также допустил «Газпром» к транспортной системе на своей территории и розничной торговле. Так что российский монополист экономит огромные суммы на инвестициях, радикально уменьшает свои риски, а, кроме того, зарабатывает хорошие деньги в самой Германии - не только в оптовом звене, но и в розничном сегменте.

Это полезно знать, оценивая контракт с Китаем. Во-первых, там будут по окончании первоначального этапа почти такие же объемы, какие уже берет Германия – 38 млрд. куб м. Кроме того, Китай сразу же дает 25 миллиардов долларов инвестиций в инфраструктуру. Это значит, что «Газпром» не будет брать займы на эту суммы, и сэкономит колоссальные деньги на процентах за много лет.

Конечно, сегодня средняя оптовая цена, по которой Китай покупает газ за рубежом, составляет 550-600 долларов за тысячу «кубов». Но это в основном сжиженный газ. Он всегда дороже трубопроводного из-за необходимости колоссальных дополнительных расходов. И именно эта высокая цена до сих пор сильно сдерживала применение природного газа в китайской экономике. По имеющимся прогнозам, переход на трубопроводный газ должен привести к четырехкратному росту потребления голубого топлива Поднебесной к 2030 году. И нам важно сразу застолбить за собой этот огромный рынок.

 

Фото: ИТАР-ТАСС.

http://svpressa.ru/economy/article/88300/

 

26 Мая 2014
Поделиться:

Комментарии

Почему условия китайского контракта на самом деле невыгодны для России

Константин

Гаазе

Высказанные угрозы – уже не угрозы, отметил в кулуарах Питерского экономического форума президент «Роснефти» Игорь Сечин, рассуждая о силе и эффективности санкций Запада против России. Эта фраза Сечина сама по себе и есть главный месседж Москвы Западу. В принципе, одной этой фразы достаточно, чтобы понять, что творится в голове у Сечина и в голове у его босса – президента Владимира Путина. Там, на Западе, окопались слабаки, трусы и провокаторы. Ноющий бизнес, лоббисты, друзья России, вроде Герхарда Шредера, не дают им задать России жару из-за Крыма и Украины. Поэтому все, что остается западным лидерам, – пустые угрозы в адрес России. Персональные санкции против «одного хохла и двух евреев», как на том же форуме тонко подметил президент России. Сила в единстве, а единства у нас много, как бы говорят Западу Путин и Сечин. У нас нефть по $100 за баррель, газ, без которого Европа замерзнет, программа технического перевооружения экономики (звучит, согласитесь, солидней, чем «инновации»), построенный нефтепровод, по которому «черное золото» идет в Китай, и контракт с тем же клиентом на поставку газа на $400 млрд. А у вас – ложь, высокомерие и так называемая демократия. Которая не дает вам устроить России нормальную трепку. Эти речи – кульминация Realpolitik по-русски. Момент истины в каком-то смысле. У которого, правда, есть неприятная изнанка. Цена, которую России придется заплатить за так удачно, так вовремя – прямо под форум – подписанный контракт с Китаем. О ней и поговорим.

История газовой трубы в Китай началась десять лет назад со стратегического соглашения между «Газпромом» и китайской CNPC. Переговоры закончились на прошлой неделе подписанием «звездного» контракта на поставку газа в Поднебесную. Они шли по китайским правилам: Россия требовала, хлопала дверьми, возвращалась, а Китай ждал. И, судя по обрывочным сведениям от источников в правительстве и публичным оговоркам чиновников, таки дождался. Чтобы поставить Россию на колени, Китаю не хватало прямого конфликта Москвы с Брюсселем и Вашингтоном. Как только конфликт случился, Китай получил то, что хотел.

Не бери и не плати

Все эти десять лет стороны спорили не о цене тысячи кубометров газа. Цена в данном случае была категорией виртуальной – она зависит от рыночной цены нефти, которая сегодня $100 за баррель, завтра может быть $200, а послезавтра – $50. Бой шел за условия поставки. Бой шел за пресловутый принцип take or pay – «бери или плати», который зашит во все европейские контракты «Газпрома». Судя по атмосфере тайны, которой окутан подписанный с Китаем контракт, принцип этот России пришлось, как говорят в правительстве, «слить». Ну, или почти «слить».

Попробуйте представить себе, о чем именно идет речь. Несколько месторождений газа на Дальнем Востоке должны быть одновременно освоены, на них одновременно должна начаться добыча газа, тут же прямо посреди тайги должны возникнуть перерабатывающие мощности – газ там имеет, как говорят профессионалы, «многокомпонентный состав», то есть просто взять и закачать его в трубу нельзя. Его можно поставлять в Китай только после того, как его добудут, переработают и приведут в удобоваримое для прокачки клиенту состояние. Создание всей этой инфраструктуры стоит огромных денег. Сам президент Путин оценил расходы России в $60 млрд, причем нужны они не завтра, а вчера.

Но история на этом не заканчивается, а только начинается. По газопроводу с красивым названием «Сила Сибири» Китай, по идее, может получать 38 млрд кубометров газа в год. Если бы это был не Китай, а, скажем, Германия, все было бы просто и понятно. Купите 38 млрд кубометров и получите свой газ или не берите его, если он вам не нужен, но все равно заплатите. Но Китай – не Германия. И поэтому чиновники и газовики из Поднебесной упрямо и стойко отказывались подписывать такой контракт. Китайцы хотели получить газ и свободу действий. В 2010 году они готовы были покупать по принципу «бери или плати» всего 30% от 38 млрд. Остальное – в зависимости от конъюнктуры рынка и температуры воздуха в холодное время года. На всякий случай Китай тогда просил дать ему возможность купить аж 115% от 38 млрд кубометров, но тогда, когда это будет ему надо, а не тогда, когда это будет нужно России. Аванс по контракту, без которого «Газпром» просто не в состоянии построить все это гигантское хозяйство, Китай платить тоже не хотел. Вместо этого CNPC предлагала «Газпрому» кредит на $20 млрд по ставке ниже рыночной. Это были грабительские условия. И Россия долго на них не шла. Пока ее не приперли к стенке.

Подписанное 21 мая соглашение предполагает, что аванс «Газпром» таки получит – те самые $20–25 млрд. Но про «бери или плати» придется забыть. Чиновники отказываются назвать точную цифру гарантированного контрактом объема отбора газа, но несколько утверждают, что она не превышает 60% пропускной способности «Силы Сибири». Возможно, она даже меньше 50%. Выбитый из Пекина аванс не покроет расходы России на строительство всей инфраструктуры, а значит, «Газпрому» нужно будет идти в ВЭБ – других источников финансирования у него после Крыма не осталось. В правительстве уже обсуждают идею выпуска инфраструктурных облигаций под газовую трубу в Китай, покупать эти облигации придется всем россиянам, чьи пенсионные накопления лежат в ВЭБе.

Кабальная сделка

На выходе Россия становится именно тем, кем быть не должна была ни в коем случае: так называемым «свинговым», то есть запасным поставщиком газа в Китай, при этом должна построить инфраструктуру для добычи, переработки, транспортировки и хранения товара, который Китай, возможно, купит, а возможно, нет. Это крупнейший провал, провал национального масштаба. Кабальная по сути своей сделка. Смысл которой только в одном: Россия, президент Путин конкретно, теперь могут говорить, что удалось наконец диверсифицировать газовые поставки и выйти на азиатский рынок. Но то, что красиво на словах, уродливо на деле. «Азиатский рынок» означает китайский, и только. Других покупателей на газ из «Силы Сибири» на горизонте не видно. Южные корейцы, возможно, взяли бы немного газа, но транзит пойдет через земли Ким Чен Ына, а это совершенно неприемлемо. Японцы тоже не отказались бы, но трубу вместе с Россией строить точно не будут (Япония все же Запад в политическом смысле, а не Восток), а достаточных мощностей для поставки в Японию сжиженного газа у России пока нет, денег на их строительство тоже нет, потому что все деньги уйдут на выполнение обязательств по контракту с Китаем.

Так и выигрывают геополитические сражения. Россия поссорилась с Западом, пошла к Китаю, а тот получил свое. Сковал ресурсы, которые могли быть потрачены на многовекторное развитие дальневосточной инфраструктуры, нынешней газовой сделкой, отбил принцип «бери или плати», получил свой газ и привязал Россию к себе трубой, которая больше никому в мире, кроме Китая, не нужна. Одной подписью под контрактом с CNPC «Газпром» вернул Китаю статус сверхдержавы, которого он мог вот-вот лишиться, не пойди Россия на таран в «украинском вопросе». И лишил Россию этого статуса. Из сырьевого придатка Запада – главного, любимого, избалованного – Россия превратилась в запасной сырьевой придаток Китая.

Но на этом история национального унижения не закончится. Непристойное по своей сути предложение зампреда КНР Ли Юаньчао – превратить север Китая и Дальний Восток в единую экономическую зону, где китайские рабочие на китайские деньги смогут преобразить русскую тайгу в бескрайние поля с капустой и салатом, – весточка из будущего. С Россией Китай будет разговаривать отныне и навсегда именно так – без церемоний. Денег у вас, у русских, теперь нет, потому что все деньги уйдут на строительство подземных хранилищ для газа, который мы, может быть, купим, если похолодает. А у нас денег куры не клюют. Поэтому давайте дружить домами. Не захотите сейчас, так захотите в 2018 году, под выборы. А мы подождем. У Поднебесной впереди целая вечность.

Грустно, но именно такую цену Россия может заплатить за Крым, за войну в «Новороссии», за новую холодную войну с Западом. Больше всего на свете не хотелось бы, чтобы этот геополитический выбор – выбор в пользу Пекина – стал последним в тысячелетней истории великой, сильной и гордой страны. С ужасом я понимаю, что с каждым днем это становится все более вероятным. По крайней мере, газовый контракт с Китаем – большой шаг в этом направлении.

http://slon.ru/economics/pochemu_usloviya_kitayskogo_kontrakta_ne_samom_dele_ne_vygodny_dlya_rossii-1103440.xhtml

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов