Сценарий Российского кризиса

Минэкономразвития написало «шоковый» сценарий развития экономики

Минэкономразвития представит правительству «шоковый» сценарий, согласно которому из-за санкций ВВП России сократится, а отток капитала достигнет в текущем году 150 млрд руб. Оправдается ли этот прогноз — вопрос не экономики, а политики, говорят эксперты, но вероятность того, что он сбудется, есть, и довольно высокая. Впрочем, и без санкций оценки экспертов неутешительны.

Минэкономразвития направит в правительство «шоковый» сценарий развития экономики, сообщил во вторник замглавы министерства Андрей Клепач. Этот вариант учитывает возможность введения Западом более серьезных санкций из-за ситуации вокруг Украины.

Отток капитала из России в 2014 году в этом случае составит $150 млрд, а в экономике начнется спад.

«При определенных условиях это может быть отрицательный рост ВВП, но многое зависит от того, как снизится курс (рубля – «Газета.Ru») и как экономика к этому адаптируется», — уточнил Клепач. Глава министерства Алексей Улюкаев еще до этого говорил, что в таком случае ожидает падения ВВП на 1,8%.

Базовый, то есть считающийся наиболее вероятным, сценарий МЭР скорректирован в сторону понижения. Прогноз по росту ВВП понижен с 2,5% до 1,1%. Базовый прогноз по инфляции повышен с 4,8% до 6%. Инфляция, пояснил Клепач, в годовом выражении в июне достигнет 7,5%, а с июля начнет замедляться. Базовый прогноз оттока капитала — $100 млрд.

Оценки независимых экспертов колеблются от базового до «шокового» сценария. Так, Международный валютный фонд (МВФ), хотя и понизил во вторник прогноз по росту ВВП России на 2014 год, но все же ожидает роста на 1,3% (предыдущий прогноз — 1,9%). Прогноз Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) – рост ВВП на 0,8-1,1%. Главный экономист ФК «Открытие» Владимир Тихомиров также говорит о росте ВВП на 1%. Прогноз Института «Центр развития» НИУ ВШЭ — от полного отсутствия роста (0,0%) до достаточно сильного падения (до -1,5%). «Никаких возможностей для продолжения прошлогоднего конъюнктурного роста мы не видим», — замечает ведущий эксперт Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Николай Кондрашов в очередном обзоре.

Отток капитала в «Центре развития» ожидают на уровне, близком к «шоковому». В марте 2014 года он составил $34 млрд. «Больше он был столько в ноябре-декабре 2008 года, — отмечает директор «Центра развития» Наталья Акиндинова. — Эта сумма отражает как бегство капиталов за рубеж, так и «уход» в валюту российского населения. Даже если этот процесс вдруг прекратится, с учетом возникших проблем с рефинансированием зарубежных займов российских компаний совокупный отток капитала до конца года может оставить $120–130 млрд».

 

Инфляция, по прогнозу ЦМАКП, составит 5,9-6,2%, примерно тот же прогноз у Тихомирова – 5,8%.

«Девальвация уже добавила к годовому росту цен 0,7-0,8 п.п., — отмечают эксперты Центра развития НИУ ВШЭ. — За февраль и март девальвация прибавила к годовому индексу цен на продовольственные товары 1,4 п.п., а к индексу цен на непродовольственные товары – 0,5 п.п.». «Главный фактор – это пока девальвация рубля. Фактор, который может еще дополнительно повлиять на инфляцию, — перспективы на урожай в этом году – будет у нас продуктовая дефляция и замедление роста цен в период урожая или не будет», — сказал «Газете.Ru» Тихомиров. Он вспоминает 2010 год, когда из-за засухи пострадал урожай и дефляции на плодово-овощную продукцию не было. Высокое влияние на инфляцию падение курса рубля оказывает именно сейчас, поскольку доля импорта в продовольствии — на сезонном пике. «Доля импорта в продовольствии колеблется и в некоторые периоды года достигает довольно ощутимого размера, это именно сейчас, конец первого – начало второго квартала. Это связано с тем, что запасы прежнего урожая уже иссякают, приходится больше завозить свежей плодово-овощной продукции, причем не из ближнего зарубежья, а из дальнего», — объяснил Тихомиров. В марте, апреле и мае он ждет инфляцию выше 7%.

Реализуется ли самый худший, шоковый сценарий, эксперты сказать не берутся. «Это вопрос не экономический, это политический. Причем на него вряд ли кто-то ответит, потому что очень много сценариев, ситуация вокруг Украины между Россией и Западом бурно развивается, — отмечает Тихомиров.

 

– В принципе вероятность такая существует, и довольно большая, но говорить о том, что это станет тем сценарием, по которому пойдет развитие, пока сложно».

В Минэкономразвития уточняют, что «шоковый» сценарий нужен, чтобы предупредить правительство и побудить принять «решения, необходимые для ускорения экономического роста».

Проблема в том, что у правительства не так много способов существенно ускорить рост российской экономики. «Пока получается, что российская экономика становится только еще более сырьевой», — замечает Акиндинова.

«Все 532 млрд руб. сальдированной прибыли организаций в январе 2014 года образовались в топливно-энергетическом комплексе (добыча топливно-энергетических ресурсов, нефтепереработка, производство и распределение электроэнергии и тепла), а также в основных обслуживающих его отраслях (оптовая торговля топливом и транспортирование по трубопроводам).

Сальдированный финансовый результат всей остальной экономики оказался равен нулю, а в ряде ключевых секторов (обработка, кроме нефтепродуктов, транспорт, торговля автотранспортными средствами) суммарные убытки увеличились в разы», — говорится в очередном докладе «Центра развития».

«Более того, после пересмотра Росстатом внутригодовой динамики ВВП в 2013 году внешний спрос стал единственным компонентом ВВП по использованию, динамика которого не демонстрировала затухания (в отличие от потребительского спроса и инвестиций), что было связано с ростом объемов экспорта газа.

 

Но вряд ли в условиях новой газовой войны с Украиной он продолжится. Других драйверов роста экономики пока не видно», — считает Акиндинова.

«Вряд ли можно надеяться на продолжение роста внешнего спроса на российские энергоресурсы как на устойчивый источник хотя бы среднесрочного роста. Тем более что цены на газ для Украины улетели в заоблачную высь, а соседняя (уже не братская) страна является третьим по величине экспортным рынком для «Газпрома». То же самое относится и к видам на урожай. А вот внешнеполитическое обострение вокруг Крыма, несомненно, ударило по инвестициям и заставило Минэкономразвития и Банк России понизить прогнозы роста на текущий год», — отмечает в докладе Николай Кондрашов. На инвестиции как источник роста в 2014 году тоже надежды нет. «Даже простого завершения сочинской стройки хватило бы для их (инвестиций – «Газеты.Ru») негативной динамики: совокупные инвестиции могут продолжить снижаться даже в случае прекращения оттока капитала», — предупреждает Кондрашов.

http://www.gazeta.ru/business/2014/04/08/5985645.shtml

9 Апреля 2014
Поделиться:

Комментарии

Клепач о стагнации: «Это путь макроэкономического мазохизма»

Если срочно не распечатать всероссийскую «кубышку» в виде Фонда национального благосостояния (ФНБ), то ВВП в этом году вырастет лишь на полпроцента, а из страны утечет $100 млрд капитала. Таковы основные выводы из уточненного макроэкономического прогноза на 2014–2017 годы, представленного во вторник вечером замглавой Минэкономразвития Андреем Клепачем.

Вот основные тезисы его выступления согласно ПРАЙМу.

Андрей Клепач в очередной раз предложил смягчить бюджетное правило. Желающие узнать, что это такое, могут прочитать о главном принципе бюджета России здесь. Вкратце – он предложил меньше копить нефтегазовых доходов и больше тратить. Чтобы обосновать свою точку зрения, замминистра не скупился на яркие фразы.

«Если у нас темпы роста около нуля, очевидно, что нужно что-то делать. Любая европейская страна в этих условиях идет на смягчение денежной политики – мы не идем, идет на увеличение бюджетных расходов – мы тоже не идем. Некоторые азиатские страны вводили контроль за оттоком капитала – мы тоже не вводим. Понятно, что определенные меры должны быть».

«Понятно, что в этих условиях политика должна меняться. А некоторые заявляют, что ничего менять не надо ни в ДКП (денежно-кредитной политике. – Slon), ни в бюджетном правиле. Это означает, что весь удар и весь эффект от этого возмущения трансформируется в удар по реальному сектору и по благосостоянию людей».

«У нас должны быть определенные амортизаторы и определенные способы реакции. Если мы себя лишаем этих возможностей, это путь макроэкономического самоубийства или мазохизма».

«Когда мы говорим о таргетировании инфляции, ЦБ заявляет, что у нас таргет – 4% в 2016 году. Но это не означает, что буквально сегодня или завтра у нас будет 4%. К этой цели проходят определенный путь. И еще вопрос – дойдут ли. <…> В этом смысле бюджетное правило – это тоже некоторый таргет, к которому нужно идти, возможно, несколько лет».

«Применимость бюджетного правила или возможность его корректировки должна учитывать, насколько тот же отток капитала, а не только цена на нефть, отклонился от некоторого уровня, который считался приемлемым».

Министерство разработало три сценария развития экономики:

Консервативный, то есть такой, при котором ничего существенно меняться не будет. Он предполагает ограничение закупок Европой и Украиной российских нефти и газа. Тогда отток капитала в 2014 году достигнет $100 млрд (это, кстати, в 4 раза хуже, чем МЭР предсказывало раньше), спад инвестиций – 1,9%, а темпы роста ВВП в 2014 году составят 0,5%, в 2015-м – 2,4%, в 2016-м – 2,2%, а в 2017 году – 3,1%.

Базовый вариант – смягчение бюджетного правила уже в 2014 году. В частности, предлагается потратить часть ФНБ для расширения капитала банковской системы – как госкорпорации ВЭБ, так и других банков. По словам Клепача, «существует острая потребность в оздоровлении предприятий оборонного сектора», что значит – надо рефинансировать их долги, проще говоря, снова дать им кредиты, чтобы они погасили предыдущие кредиты. В 2015 и 2016 годах бюджетное правило станет еще «мягче» – госрасходы будут расти примерно на 0,5% ВВП ежегодно. В итоге падение инвестиций в 2014 году составит 0,1%, а в 2015–2017 годах будет наблюдаться их рост. ВВП вырастет на 1,1% в 2014 году, по 2,6% – в 2015 и 2016 годах и на 3,7% – в 2017 году. Но отток капитала в 2014 году все равно достигнет тех же $100 млрд, что и по консервативному варианту.

Шоковый сценарий, который министерство подготовило, но официально не представило. Сценарий учитывает резкое ужесточение международных санкций. В таком случае в 2014 году утечет не $100 млрд, а $150 млрд, а ВВП упадет на 1,8%.

И по консервативному, и по базовому варианту цены за 2014 год вырастут на 6%, а не на 4,8% (как планирует ЦБ). Более того, если считать инфляцию месяц к аналогичному месяцу предыдущего года, то в феврале она достигла 6,2%, в марте – 6,9%, в июне вырастет до 7,5%, но потом пойдет на спад, утверждает ПРАЙМ со ссылкой на Клепача.

Что думает Минфин по этому поводу? Его глава Антон Силуанов считает, что отказ от бюджетного правила в нынешней нестабильной ситуации только усилит недоверие инвесторов к России.

Что думают ведущие российские экономисты? Об этом можно почитать в статье на Slon, но вкратце – нужно избавляться от огромного госсектора в России и строить рыночную экономику.

Что все это значит в итоге? Если все настроены против смягчения бюджетного правила, а правительство вряд ли решится на масштабную приватизацию госкорпораций, и при этом МЭР посчитало прогноз правильно, то в стране мало что изменится, а значит, нас ждет консервативный сценарий: в этом году экономика вырастет на полпроцента (то есть по сути ноль в пределах погрешности измерений), цены вырастут на 6%, а капитала утечет $100 млрд.

Your text to link...
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов