ИГРА В ГИТЛЕРА

Максим Шевченкожурналист

Возвеличивание Андроником Миграняном фюрера немецкого народа в 30-е — 40-е годы Адольфа Гитлера как «политика высочайшего класса» на страницах главной провластной газеты страны, конечно же, поражает воображение. 

Но только каких-то словно проснувшихся от внезапной спячки либералов-антифашистов и гуманистов типа Гозмана и Сванидзе. 

Общество спектакля (в постановке чего критики Миграняна принимали самое живое участие в свое время) в его гротескной форме давно уже подменило собой всякую политику и всякий смысл политической жизни. Равно как и отменило моральные оценки высказываний, даровало безнаказанность допущенным в спектакль актерам. 

Главная отличительная черта общества-спектакля — это то, что серьезные и судьбоносные политические смыслы сознательно не принимаются во внимание, а пустяковым и вторичным— нарочито придается чрезмерное значение. 

В зависимости от воли заказчиков и постановщиков. 

Миграняна просто занесло в его желании быть «умным, крутым и силовым» империалистом. 

А чем его аллегория отличается от высказываний Жириновского об ограничении рождаемости кавказских народов и обнесении кавказских регионов колючей проволокой? 

За которую Жириновкого просто пожурил Президент РФ — и больше ему ничего не было? 

Или от такой глубокой мысли того же вице-спикера ГД о том же самом Гитлере, высказанной на «круглом столе» по Украине в присутствии Сергея Нарышкина, Ивана Мельникова и кучи депутатов и политологов: «Ему бы (Гитлеру) встать на борьбу с коммунизмом, а он встал на борьбу с русским народом»? 

Когда я переспросил Жириновского, не ослышался ли — не оправдал ли он нападение Гитлера на СССР («вставание на борьбу с коммунизмом») — тот начал орать, что его неправильно поняли и оклеветали. 

Рядом с каменным лицом видавшего виды профессора-психиатра из Белых столбов сидел коммунист Мельников и слегка наклонив голову, как на диковинное сказочное создание, смотрел на Жириновского спикер Госдумы Нарышкин. 

Естественно, ни петиций, ни скандала, ни заявлений (да хотя бы и от КПРФ) по поводу поддержки г-ном Жириновским антикоммунистических мотивов деятельности Адольфа Гитлера не было. 

Именно в этот момент я окончательно понял, что в российском варианте общества спектакля, как в романе Германа Гессе — «плата за вход — разум». 

Ничто не имеет значения, кроме личных, частных, групповых лоббистских интересов, никто не воспринимается всерьез, кроме нужных в сей момент политиков-симулякров. Слова — просто бубен шамана — и власти, и оппозиции. 

От зрителей требуется поддержка или, по крайней мере, имитация участия. 

Конечно же, Мигранян никакой не нацист и не гитлерист. Равно как и Жириновский. 

Они лоббисты своих маленьких сюжетов этого большого спектакля под названием «политическая жизнь РФ». 

Например, сюжетов этнонационализмов, пытающихся крикнуть огромной России — «ты тоже должна стать такой же как мы! Этно-националистической, говорящей от имени русских и русскоязычных! Ты должна перестать быть империей, в которой ценности, право, закон, справедливость объединяют всех, независимо от их национальности и религии — ты должна стать таким же моноэтническим государством, как и те, которые мы считаем своими „историческими родинами“. Только большим и страшным». 

Так же оправдывать захват чужих территорий и изгнание их коренных жителей, заставлять весь мир, забыв про свои собственные геноциды и страдания, сопереживать только твоей исторической травме, объявив ее самой жуткой и страшной в истории. И запретить ее обсуждать и критиковать ее интерпретации. 

Этнонационализм — всегда подлинен и реален. Он опирается на коллективное сознание и коллективный миф. Спорить с ним бессмысленно. Он видит только свою правду и только свой этнос считает богоизбранным. Все остальные — всегда враги, всегда только мешают. 

В современном большом квази-имперском пространстве общества спектакля (а Россия — большое имперское пространство) против этнонационализма, пробравшегося с деньгам к информационным ресурсам и власти — просто нет иммунитета. 

Кроме подлинного сознания приоритета ценностей, права и закона над этнонационалистическими чаяниями. 

Но этому подлинному содержанию «великоросских смыслов» не остается места в диком этнопатриотическом балагане мигранянов и жириновских. 

Русскому народу (равно как украинскому, белорусскому) и созданным им в истории проектам — важнейшим из которых был советский, социалистический проект (не путать со сталинистским!) — этнонационализм чужд и враждебен. 

Именно поэтому, а не из-за страха перед Сталиным, русские, украинцы вкупе с белорусами встали против гитлеризма. Они увидели в нем, несмотря на все антибольшевистские заигрывания нацистов с народами и их нежеланием умещаться в прокрустово ложе сталинского социализма, сатанинскую антитезу своей великоросской идее всеединства. 

Империя (и романовская, и советская) защищалась от этнонационализма сильным универсалистским идеологическим концептом своей исторической миссии. 

Бюрократия, создавшая общество спектакля для удобства оправдания своей власти и сохранения ее навсегда, подобную миссию сформулировать просто неспособна. 

Смысл жизни каждого бюрократа — исключительно в пересаживании в вышестоящий кабинет, в утяжелении своей подписи, усургучивании своей печати. В карьере. 

А, стало быть, в управлении спектаклем и продолжении системы бюрократическо-олигархической власти, как тотального спектакля. 

Поэтому Россия, как идеальная, казалось бы, империя (в той мере, в какой она наследует СССР), обречена — этнонационализм ее «малых друзей и союзников», вкупе с идеологической индифферентностью правящей бюрократии добьет ее в «обществе спектакля». 

Неизбежно сделает посмешищем, пародией на саму себя. 

Русских гримируют этаким малым народом. 

Миграняны, Жириновские, Просвирнины, Крыловы и т.д. — постоянно впрыскивают в их историческую кровь этот яд. 

Русским прививают этнонационализм. А вместе с ним неизбежно прививают и Гитлера, как вечный символ этого смертельного для великих народов и империй вируса. 

Таким образом, Гитлер и его поминовение в современной российской жизни неслучайны. 

Великий имперский народ немцы однажды стали маленьким по смыслу своего существования (хоть и большим по численности) этносом. 

Это плата за переход от борьбы за пространство смыслов истории к борьбе за «жизненное пространство» (Lebensraum). 

Перестав быть имперским народом, дававшим миру величайшую трагическую философию, музыку, поэзию и литературу — они решили стать этносом, борющимся за землю, приращивающим эти земли — сначала в Судетах, потом во Франции, потом в Польше, потом в Крыму и на Волге. 

Там, правда, и опомнились — начали приходить в себя. 

Несмотря на то, что их обозвали «Третьим райхом (третьей империей)» — немцы эпохи гитлеризма имперцами не были. 

Парадоксально, но именно этнонационализм и стал раковой опухолью немецкого национального возрождения после 1918-го года, погубившей его. 

Этнонационализм гитлеризма (с сопутствующими ему антисемитизму, славянофобии и т.д.) в итоге не приняли ни великие философы Мартин Хайдеггер и Эрнст Юнгер, ни национал-большевистские группы, в начале поддерживавшие национал-социалистическое движение, которое они принимали за подлинное возрождение германского народа. 

Но подталкивание великого имперского народа к сюжетам этнонационализма (например, идеологии дашнаков или сионистов) и есть инфицирование его гитлеризмом. 

Мигранян, Жириновский и им подобные просто констатируют процесс — подобно тому как жуки могильщики хрустом своих крылышек и шелестом лапок говорят нам, что смерть началась и процесс пошел. 

Кому-то кажется, что труп живет — нет, это насекомые пожирают его, это они шевелятся, а не тело. 

Русским (как и другим народам Российской федерации) сегодня нужны не аналогии с Гитлером, не захваты чужих земель и не балаганное возвеличивание интеллектуалами-затейниками типа телеведущего Владимира Соловьева (автора книги «Мы русские! С нами Бог!»), а: 

правовое государство, 
восстановление прав народа на землю, 
перенаправление средств от эксплуатации земельной ренты на образование, науку, здравоохранение, 
прямая поддержка демографических программ; 
обуздание коррупции (которая есть суть власти на всех уровнях); 
защита и развитие традиционной культуры и языка на своей исконной территории. 
Русским необходимо социальное государство в интересах народа. А не либерально-капиталистический спектакль с раздуванием щек «Мы великие!» и войны с православными народами (грузинами и украинцами). 

Русским нужен мир с украинским христианским и православным по преимуществу народом. 

Восстановление исторических связей, приводивших к укреплению в миллионах легко и счастливо создававшихся русско-украинских семьях православной русско-украинской цивилизации и славяно-русского самосознания, немыслимых более в процессе продолжающейся и подталкиваемой внешними силами разновекторной этнизации русских и украинцев. 

Без смешения с украинцами русские исчезнут или превратятся в какой-то странный симулякр городских националистов, постоянно ставящих русским в пример то Израиль, то Сербию, то Армению. То, в конце концов, «политика высочайшего класса» Адольфа Гитлера. 

Возможно в этом и состоит смысл этой бесконечной страшной абсурдной игры в Гитлера. 

Оригинал

7 Апреля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов