Россия вооружит Китай

Пекинский госзаказ. Россия соглашается на передачу КНР новейших образцов вооружения

Пекинский госзаказ

Россия соглашается на передачу КНР новейших образцов вооружения

Китай может стать первым покупателем новейших российских систем ПВО С-400. Со ссылкой на неназванный источник в Кремле «Коммерсант» пишет, что принципиальная договоренность об этом достигнута на самом верху. Самое интересное, что наша страна вряд ли выиграет от подобных поставок в экономическом плане: речь идет не о серийных, а о штучных поставках комплексов. Это наталкивает на мысль, что Россия согласна на копирование китайцами наших передовых разработок.

Торговля оружием – выгодный бизнес для государств, суммы сделок измеряются миллиардами долларов. Но обычно страны думают не только о прибыли, но и о национальной безопасности. Поэтому стараются продать, с одной стороны, вооружений побольше, а с другой, – того, что самим уже не нужно. Вот поставка Египту объемной партии довольно устаревших МиГ-29 укладывается в русло общего поведения на мировом рынке оружия. В случае с Китаем, всё выглядит совсем наоборот. Количество С-400 на вооружении нашей армии невелико, наше небо прикрыто в основном установками предыдущего поколения – С-300. Но мы готовы самую современную технику продать Китаю, причем в мизерном количестве. Пока речь идет о двух-четырех установках. То есть, и больших денег мы не получим.

Эта информация коррелируется с недавним заявлением гендиректора компании «Сухой» Михаила Погосяна, что мы наконец-то согласились продать Китаю небольшую партию самолетов Су-35, которых у нас произведено пока только 22 машины. Все предыдущие годы Россия торговалась с Поднебесной, требуя от нее сделать у нас большой заказ. Китайцы уклончиво отвечали, что, мол, для обеспечения безопасности их большой страны нужно совсем немного.

Специалисты знают, что Китай копирует практически любую современную военную технику, которая им попадается. Практически все образцы производимых в Китае самолетов, танков, бронемашин, ракетных установок это точные копии иностранных изделий. Справедливости ради надо сказать, что страдаем от этого не только мы, но и многие европейские страны. Но основная масса копий приходится всё-таки на нашу технику. И весь опыт показал, что доказать свое право на интеллектуальную собственность потом практически невозможно. «Смотрите, – говорят китайцы, – мы добавили много усовершенствований, это чисто наше изобретение». Но даже если китайцы и признают наше интеллектуальное право на какой-нибудь образец, то этим мы не сможем вернуть себе техническое преимущество.

– Опасность копирования всегда существовала в военно-техническом сотрудничестве с Китаем, – говорит главный редактор журнала «Арсенал» Виктор Мураховский. – Когда мы поставили им несколько дивизионов С-300, то через некоторое время у КНР появился собственный комплекс, как говорится, «лицом похожий» на наш комплекс.

Что касается финансовых выгод, то поставка нескольких установок не играет для нас роли. Это, скорее, политический жест. Что мы продолжаем наше сотрудничество с Китаем в поставке военной техники, и что это сотрудничество вышло на высокий уровень, и мы перестаем опасаться прямого копирования.

«СП»: – А можно ли доверять Китаю?

– Сейчас там новое руководство во главе с Си Цзиньпином. Всё зависит от того, закроют ли лидеры государства глаза на то, что китайские НИИ начнут копировать, либо скажут жестко этого не делать. Но, судя по опыту сотрудничества в авиации и ПВО, позитивных ожиданий нет. Китай копировал технику, особо не стесняясь.

«СП»: – Опасно ли передавать передовые разработки?

– Комплекс С-400 поступает на вооружение российской армии с темпами порядка двух полков, то есть, восьми дивизионов, в год. После 2016 года у нас на вооружение должен быть принят комплекс С-500. Это новейшее поколение систем ПВО. Поэтому ничего критичного нет в том, что Китай будет копировать предыдущие технологии. Мы к этому времени уже уйдем вперед на несколько лет.

«СП»: – Но к С-400 пока нет ракет дальнего радиуса действия, а С-500 пока только на уровне разработок.

– Да, не всё сделано. Но разработки идут планово, в соответствии с госпрограммой. Хотя вот по дальней ракете для С-400 есть отставание по срокам, по электронной базе и в некоторых других вещах. По С-500 пока мы в сроки укладываемся, хотя и тут есть свои трудности. Но разработки идут, программу мы выполняем. И это не только в области ПВО. Мы сравнительно недавно приняли систему залпового огня «Торнадо-Г», она тоже без ракеты. Критического здесь ничего нет.

«СП»: – Какова мировая практика продажи новых вооружений?

– Обычно, конечно, поставляют то вооружение, которое в собственной армии считают уже неперспективным и планируют заменить. Это обычная практика в развитых странах, которые в авангарде разработок вооружений нового поколения. К примеру, когда в 2003 году возникла угроза ударов со стороны Ирака по Израилю, то американцы отказались продать Израилю комплексы «Пэтриот». Они просто прислали установки со своими военными.

«СП»: – Зачем же нам продавать новейшее вооружение Китаю?

– Это политическое решение. Это что касается С-400 или Су-35. Хотя, если говорить об авиации, у нас на подходе самолет пятого поколения Т-50. В технологическом смысле мы всё равно будем впереди. Передача предыдущих технологий не критична.

«СП»: – Мощная промышленность Китая сделает технику несколько отставшую, но в большом количестве.

– Такая проблема всегда существовала и явного решения не имеет. Во время войны немцы говорили, что на каждую «Пантеру» русские имеют десять Т-34. И более высокий уровень техники не спас Германию. Здесь такая же проблема. В принципе, количеством можно превзойти более совершенное в техническом плане вооружение.

Всё упирается в политику. Если мы считаем Китай стратегическим партнером, то надо принимать одно решение. Если мы опасаемся его, то надо принимать другое решение. Это уже вопрос к политическому и военному руководству страны.

Заведующий аналитическим отделом Институт военного и политического анализа Александр Храмчихин считает подобную тактику вредной для России:

– Можно со стопроцентной уверенностью сказать, что китайцы возьмут образцы нашей техники и скопируют. По-другому просто не может быть. Особо умиляют некие соглашения о том, что китайцы будут блюсти наши интеллектуальные права. Интересно, каков механизм реализации этих договоренностей.

«СП»: – В чем же тогда причина, что мы готовы продавать нашу технику?

– Это надо спрашивать руководство страны. Хотя есть и лоббизм нашей прокитайской «пятой колонны», которая очень сильна. А то, что китайское лобби есть, давно не новость. На мой взгляд, самая сильная «пятая колонна» именно прокитайская. На нее завязано огромное количество официальных лиц. И в первую очередь, в силовых структурах и ВПК. Мы должны понимать, что со стороны Китая нам грозит самая большая угроза.

Вице-президент Академии геополитических проблем Константин Соколов, наоборот, считает, что Россия сегодня заинтересована в сильном Китае:

– Еще лет десять назад в Пекине я объяснял, что Китай сейчас должен проводить по отношению к России ту же политику, что Советский Союз проводил в отношении Китая. То есть, способствовать формированию независимого государства. В свое время мы помогали китайцам наращивать силу, проводить индустриализацию. Даже не смотря на то, что потом мы были политическими противниками, были военные приграничные конфликты, с геополитической точки зрения это была большая победа.

Сейчас мы тоже помогаем Китаю стать сильным государством. То, что мы отдаем Китаю наши военные разработки, даже не имея больших экономических выгод, можно воспринимать позитивно. Потому что иначе у нас не будет союзников при возможном столкновении с блоком НАТО. Китай может быть или сильным и самостоятельным, или прозападным.

«СП»: – Столкновение с блоком НАТО маловероятно, у нас есть ядерный щит. А вот сильный Китай может предъявить претензии на наш Дальний Восток.

– Китай не может напасть на нас по одной простой причине: американцы в случае такого нападения не позволят КНР завладеть ресурсами Сибири. Западные государства уже поделили нашу страну между собой. Поэтому нападение Китая на Россию будет означать войну между ним и НАТО.

Война не возникает только тогда, когда ее что-то сдерживает. Если Китай будет сильным, то и Запад не захочет воевать с ним на нашей территории.

А что касается ядерного щита России, то на Западе давно разрабатывают план, как наши ядерные силы нейтрализовать.

«СП»: – Получается, что предоставляя Китаю новое оружие, мы укрепляем политическое единство между нашими странами.

– Не только между нашими странами, но и в рамках всего БРИКС. Это формирование центра, альтернативного Западу. С большим рынком, большим количеством природных и трудовых ресурсов, хорошими технологиями и немалым производственным потенциалом.

 

Фото ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

http://svpressa.ru/war21/article/84609/

28 Марта 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов