Крымско-татарский вопрос

Крымско-татарский вопрос. Меджлис просит ввести на полуостров миротворцев ООН

Меджлис просит ввести на полуостров миротворцев ООН

Крымские татары дали понять, что готовы дестабилизировать ситуацию на полуострове в случае сближения автономии с Россией. Вчера, 6 марта, сразу после решения Верховного Совета АРК о вступлении республики в состав РФ, глава меджлиса крымских татар Рефат Чубаров заявил, что татары будут бойкотировать референдум.

«Меджлис крымско-татарского народа принял решение, в котором призвал всех жителей Крыма бойкотировать все этапы подготовки к проведению данного референдума. У меня нет сомнений в том, что бойкот будет массовым. Даже если за вступление Крыма в состав России проголосуют 15 процентов крымчан, напишут, что их было 85 процентов. Такой алгоритм уже задан, планка уже установлена», – объявил Чубаров на экстренной пресс-конференции.

Днем раньше, 5 марта, меджлис принял обращение к ООН, ОБСЕ, парламентам и главам правительств стран ЕС и Совета Европы с просьбой ввести в Крым миротворческий контингент ООН.

«С целью деэскалации ситуации и предотвращения военного конфликта в Крыму, который может привести к массовым жертвам среди мирного населения полуострова, в том числе его коренных жителей — крымских татар, просим незамедлительно рассмотреть возможность введения на территорию Крыма международного миротворческого контингента сил безопасности ООН», – говорится в обращении.

Почему крымские татары не хотят в Россию, понять несложно: с более слабой Украиной им легче договариваться об особых преференциях. Например, о негласном праве самовольно захватывать землю в Крыму.

Самовольный захват участков татарами идет в Крыму повсеместно – по экспертным оценкам, с начала 1990-х захвачено 1300 гектаров земли. Экспроприированные участки, не имея законного статуса, с успехом продаются и перепродаются. Меджлис неоднократно заявлял, что самозахваты являются возвращением татарам земель, которые полагаются им по закону после возвращения в Крым из депортации в годы войны. Понятно, если полуостров станет российским, с практикой самозахватов будет покончено. Такая перспектива нацменьшинству (татары составляют около 15% населения Крыма) не улыбается, и в защите своих интересов крымские татары, судя по заявлениям лидеров, готовы далеко пойти.

На вопрос, какие действия меджлис будет предпринимать в случае вступления Крыма в состав РФ, Чубаров ответил: «Мы отстоим Украину, Крым, и интересы всех людей, которые живут в Крыму. Нельзя приносить якобы благо силой оружия в чужой дом».

Более откровенно высказался народный депутат Украины, бывший глава меджлиса крымско-татарского народа Мустафа Джемилев: «Мне лично с каждым днем все труднее останавливать своих соотечественников. Люди в ярости», - сказал он.

Как конкретно татары могут попытаться «отстоять Крым», описал доктор исторических наук, профессор МГИМО Андрей Зубов в скандальной статье, в которой сравнил ввод российских войск в Крым с аншлюсом Австрии нацистской Германией в 1938 году.

«А если крымские татары, которые категорически против русской власти, которые помнят, что эта власть сделала с ними в 1944 г. и как не пускала назад до 1988, если крымские татары обратятся за защитой своих интересов к единоверной и единокровной Турции? Ведь Турция не за три моря, а на другом берегу того же Черного. И Крымом владела подольше, чем Россия, — четыре века владела. Турки — не чемберлены и не деладье: они в июле 1974 г., защищая своих соплеменников, оккупировали 40% территории Кипра и, игнорируя все протесты, до сих пор поддерживают так называемую Турецкую Республику Северного Кипра, которую никто не признает, кроме них. Может быть, кому-то хочется иметь Турецкую Республику Южного Крыма? А ведь если горячие головы из крымских татар поднимутся на борьбу, то мусульманские радикалы со всего мира с радостью присоединятся к ним, а в особенности с Северного Кавказа и Поволжья. Не принесем ли мы бурю с крымских разоренных курортов в наш российский дом?» – написал профессор.

Перейдут ли крымские татары к радикальным действиям, способны ли они помешать присоединить Крым к России?

 

– Профессор Зубов попал в плен агитационных материалов крымско-татарского меджлиса, – уверен директор института стран СНГ Константин Затулин. – Меджлис, безусловно, обладает влиянием на часть крымско-татарского населения. Более того: несмотря на то, что организация эта на Украине никогда не была официальной, и даже не делала попыток регистрации, сменявшие друг друга власти Украины поддерживали приоритетные контакты именно с представителями крымско-татарского меджлиса. От этого и возник перекошенный образ меджлиса как главного и единственного представителя крымских татар.

На самом деле, меджлис, в лучшем случае, контролирует не более 30% политически активных представителей крымско-татарского народа. Остальные крымские татары не столь зациклены на идеях национальной исключительности, и голосуют в соответствии со своими общегражданскими симпатиями. И, как правило, чутко реагируют на то, кто в данный момент является властью, и кто выражает их интересы в политическом спектре.

Поэтому я бы не переоценивал, – но и недооценивал бы – заявление крымско-татарского меджлиса. Его нужно воспринимать объективно. Меджлис в течение многих лет вел откровенно русофобскую линию, и, находясь на Украине, наскакивал на Россию, пытаясь выполнять в рамках Крыма роль силы, сдерживающей русских. Собственно, за эту роль ему и были благодарны руководители Украины, именно эту функцию меджлиса они всячески подчеркивали.

«СП»: – Это была негласная поддержка?

– Украинские власти своей позиции совершенно не скрывали. Я в 1990-е, еще во времена президента Леонида Кучмы, беседовал в Киеве с его советниками. Они достаточно откровенно говорили, что крымские татары должны своим присутствием сдерживать русское население Крыма, которое грезит о возращении в РФ.

С тех пор прошло 20 лет. За это время, если исключить верхушку меджлиса – Джемилева, Чубарова – крымские татары ничего особенного от Украины не получили. Даже закон о правах реабилитированных народов на Украине не принят, – в отличие, кстати, от России. И проблемы у основной массы крымских татар остались прежними.

Пока руководители меджлиса жили на Украине, и пока выполняли свою функцию, им было комфортно обличать Россию, потому что им за это приплачивали. Но теперь они оказываются в другой ситуации. Если большинство в Крыму – а у меня в этом нет сомнений – проголосует за вхождение в Россию, перед меджлисом возникнет серьезная проблема.

Сейчас, еще не до конца осознав ситуацию, меджлис пытается сорвать референдум. Но даже если все до единого крымские татары не явятся на голосование, подавляющее большинство населения – думаю, конституционное большинство – выскажется «за» нахождение Крыма в составе РФ.

Поэтому меджлис предпринимает определенные маневры. Он пытается запугать крымских татар, и утверждает, что после вхождения в Россию их ждет новая депортация. На деле, ничего похожего в планах России нет. Более того, руководство Верховного Совета АРК неоднократно заявляло, что будут решены проблемы крымско-татарского населения, которые не решались годами.

Татарам, в частности, предлагали посты в правительстве автономии, но они – на нынешнем этапе – отказались: им не верится, что вхождение в Россию возможно. Но когда в этом вопросе наступит ясность, мы увидим или смену лидеров меджлиса, или изменение риторики. Не говоря о том, что и сейчас, наряду с крымско-татарским меджлисом, в Крыму действуют политические организации, объединяющие крымских татар. Например, партия «Милли Фирка», ряд деятелей которой связывают свои планы с Россией.

Все, к чему приведет агитация меджлиса – это к расколу крымско-татарского населения, при котором меньшинство, возможно, выступит против референдума. Но, как я понимаю, выступит пассивно – не придет на избирательные участки.

«СП»: – Турция, по мнению профессора Зубова, может вмешаться в ситуацию в Крыму. Это действительно так?

– Нет никаких признаков, что Турция вступила в игру, желая получить Крым – если не считать маргинальных турецких газет и политиков, которые все еще грезят о Великом Туране.

Прежде Турция была верным союзником США, но сейчас нацелилась на то, чтобы стать страной №1 в исламском мире. Турецкое руководство явно разочаровано своими отношениями с американцами, и в вопросе Крыма таскать каштаны из огня для США не будет. Турция, безусловно, пропустит еще один-два американских корабля, если США захотят направить их в бассейн Черного моря. Но я уверен, что со стороны Турции нет никакого желания ввязываться в крымскую историю.

«СП»: – Крымские татары могут устроить массовые акциями протеста?

– Вы заметили, что татары после митинга 26 февраля возле Верховного Совета АРК взяли паузу? Они взвешивают ситуацию. Крымские татары – не самоубийцы. Быть героем на передовой никто из них, по-моему, не рвется. Возможно, какие-то мелкие и средние провокации со стороны крымско-татарских представителей будут, но любая такая провокация вызовет серьезный отпор, и они это понимают.

«СП»: – Как будет решаться вопрос с землями, самовольно захваченными татарами в Крыму, в случае присоединения автономии к России?

– Самозахваты относятся к не решенным прежде вопросам. Я знаю, что на столе крымских татар сейчас находится предложение решить законным путем их проблемы. И если необходимо – получить денежную и прочую поддержку, которой они не имели, и не будут иметь в нищем государстве Украина...

 

– Татары не так воинственны, как об этом часто говорят, это довольно миролюбивый народ, – отмечает крымский политолог Сергей Кулик. – Среди них есть, конечно, радикалы, которые готовы в случае чего взяться за оружие. Но все же татары не проживают в Крыму компактно, да и народ это малочисленный. Именно поэтому они опасаются, что в случае силового варианта могут понести большие потери. Это их останавливает.

На мой взгляд, заявления Чубарова сделаны, прежде всего, на публику. Он и другие руководители меджлиса встроились в политическую систему Украины, их резкие перемены не устраивают. По сути, они – представители национальной буржуазной элиты, которые сидят на грантах – турецких, саудовских, европейских, – направляемых на обустройство крымских татар. Сделано на эти гранты гораздо меньше, чем можно было бы сделать. Даже среди сторонников меджлиса время от времени вспыхивали скандалы, связанные с нецелевым использованием грантов. Можно сказать, меджлис оседлал национальную идею – возвращения из депортации крымских татар – и успешно на этом паразитирует.

Конечно, татарские радикалы способны на резкие действия – военные склады с оружием в Крыму начали охранять не от хорошей жизни. После митинга 26 февраля ситуация накалилась, и крымско-татарские радикалы стали осквернять символику партии «Русское единство» – такого в Крыму никогда не было. Но тогда татарские лидеры, тот же Чубаров, заявили, что не стоит дальше нагнетать ситуацию, и организованно вывели татар с площади перед Верховным Советом. А на следующее утро «вежливые люди» захватили Верховный Совет.

Не думаю поэтому, что дело дойдет до массовых протестных выступлений татар – как во время референдума, так и после него…

 

http://svpressa.ru/politic/article/83440/

 

7 Марта 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов