Год избавления от галлюцинаций

 

2013 год заканчивается для российской экономики не на самой оптимистической ноте. Экономика замедляется, хотя денег у государства предостаточно. Почему это происходит, "Росбалту" рассказал глава Института проблем глобализации Михаил Делягин.

 

— Как вы оцениваете итоги 2013 года, каким он был для России и ее экономики?

 

— 2013-й стал для экономики годом окончательного избавления от иллюзий, может  быть, даже окончательного избавления от галлюцинаций. Экономика начала тормозить еще в 2011 году, когда резко подскочили мировые цены на нефть, а экономический рост остался на уровне 2010 года. На протяжении итоговой части 2011 года и всего 2012-го государство этот факт принципиально игнорировало. Когда же экономический рост по итогам трех кварталов 2013 года замедлился еще в три раза (до 1,3% против 4% за аналогичный период 2012 года), в этой ситуации уже стало понятно, что в действующей модели (российской экономики — "Росбалт") никогда не будет 5,5% экономического роста, который необходим для обеспечения социально-экономической стабильности.

 

Кроме того, в этом году инвестиционный рост сменился устойчивым инвестиционным спадом. Небольшой промышленный рост прекратился полностью. Затормозился рост платных услуг, которые оказываются населению. Это означает, что население стало экономить. Модель, которая в 2011 году перестала работать, больше не имеет запаса прочности. В 2014 году из роста мы перейдем в экономический спад.

 

При этом государство продолжает разбазаривать даже имеющиеся накопленные деньги в федеральном бюджете, направлять средства Фонда национального благосостояния куда угодно, но не на развитие собственной экономики. Как говорил когда-то Сорос, музыка кончилась, а они все еще танцуют.

 

— К чему это может привести?

 

— Неадекватность государственной политики ведет к крайне тяжелым последствиям. Не надо забывать, что этот год начался с "геноцида" индивидуальных предпринимателей. Резкое повышение страховых взносов привело к сокращению их (малых и средних предприятий — "Росбалт") на 550 тыс. за полгода. Это делалось ради поиска 42 млрд рублей в момент, когда в бюджете валялось без движения 6 трлн рублей. В конце года появилась совершенно "замечательная" инициатива обложить налогами интернет-магазины и, вероятно, интернет-торговлю ради 50 млрд рублей для бюджета, в котором без движения валяются уже 8 трлн! То есть налицо давление на бизнес ради денег, которые заведомо бюджету не нужны.

 

С другой стороны, мы видим рукотворную организацию на ровном месте кризиса региональных бюджетов. В 2014 году все региональные бюджеты будут дефицитными, кроме Калмыкии. И это результат не только ухудшения экономической конъюнктуры, но и бюджетной политики, которая проводится правительством и совершенно не учитывает  реалии — ни рыночной конъюнктуры, не закредитованности бюджетов. Ситуация, которая создает очень реальную, очень серьезную угрозу не только для экономики, но и для политической сферы. Послание президента, в котором ожидали увидеть хоть какой-то намек на решение проблем, вызвало даже в губернаторском корпусе — скажем так, среди губернаторов, мнение которых мне известно, — недоумение и разочарование. Говорилось о чем угодно, кроме реальных проблем.

 

— Ожидаете ли вы в связис этим волны банкротствроссийских регионов, как в США?

 

— В США банкротство регионов и муниципалитетов существует. Это прописанная законная процедура, и там в банкротстве нет ничего критического. Конечно, банкротство такого большого города, как Детройт, — это событие, но в маленьких городках это происходило и в 1970-е, и в 1980-е.

 

У нас же процедура банкротства не предусмотрена по действующему законодательству. Кроме того, нужно иметь в виду, что в Америке население мобильно, оно переезжает с одного места на другое. У нас же население в силу ленности, отсутствия систем обеспечения фактически привязано к месту, и банкротство означает социальную катастрофу. А ее  государство не может себе позволить по политическим соображениям. Этим мы принципиально отличаемся от США.

 

— В этом году государство решило заморозить тарифы естественных монополий. Какое влияние окажет это на инвестиционные программы и не приведет ли это к еще большему ухудшению ситуации в экономике?

 

— Ситуация с инвестпрограммами — это классическая иллюстрация неадекватности государства. Тариф на услуги естественных монополий носит запретительный характер и начал наглядно разрушать экономику даже больше, чем присоединение к ВТО на кабальных условиях. Понятно, что естественные монополии не будут сокращать производительные или административные расходы. Они будут демонстративно сокращать наиболее важные для общества расходы для того, чтобы создать нетерпимую ситуацию и, запугав общество, сломать его  и вырвать у него согласие на дальнейший рост тарифов. Поэтому на железных дорогах мы видим сокращение пригородных электричек и плацкартных вагонов. Плацкартные поезда — единственный доступный способ для бедной части общества перемещения по стране, он будет уничтожен в принципе.

 

— Как повлияли на развитие экономики майские указы президента России?

 

— Они выявили абсолютную враждебность либеральных кланов интересам России. Смысл майских указов заключался в том, что нужно немножко позаботиться о людях. Повысить зарплату врачам, учителям, обеспечить развитие промышленного комплекса, который сохраняет места для квалифицированных людей. Когда указы принимали, бюджет уже исполнялся, и недовольство правительства было понятно. Но в 2013 году мы видим откровенные заявления членов правительства Медведева, что денег на исполнение майских указов нет. Но федеральный бюджет нашел за 11 месяцев этого года 2 трлн рублей, чтобы заморозить их на своих остатках. Бюджет нашел 1,5 трлн рублей, правда, вместе с крупным бизнесом, чтобы "закопать" их в Сочи. И этот же самый бюджет заявляет, что у него нет триллиона рублей, чтобы позаботиться о гражданах Российской Федерации.

 

Речь даже идет не о том, что этот триллион легко найти, если ограничить воровство. Дело в поразительной мотивации правительства. Если деньги нужно "закопать" или "заморозить", то здесь никаких финансовых проблем не возникает, на это триллионы находятся легко и сразу, а на то, чтобы дать денег бедным людям, возможностей нет.

 

Это представляется мне прямым и откровенным саботажем. И я думаю, что это вызвано идеологической ориентацией нашего либерального клана. Современные либералы отличаются от либералов 19 века тем, что они служат не индивидуальной свободе, а глобальному бизнесу. Они абсолютно убеждены, что государство тоже должно служить глобальному бизнесу. В чем заключаются интересы глобального бизнеса: если какой-нибудь чиновник ворует, то, в конечном счете, он вывозит деньги в систему развитых, фешенебельных стран и тем самым передает их в управление глобальному бизнесу и на его поддержание. То есть воровство в крупных масштабах за пределами фешенебельных стран для глобального бизнеса хорошо. Это получение финансовых ресурсов, причем таких, которые в принципе можно забрать себе. Поэтому наши либералы абсолютно спокойно относятся к воровству.

 

Беседовал Владислав Кузьмичев

http://www.rosbalt.ru/business/2013/12/31/1216045.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/business/2013/12/31/1216045.html

31 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов