Украинский милиционер: «Непонятно, зачем тебе дают дубинку»

Сотрудник милиции Киева рассказал спецкору «Новой», почему не собирается выполнять приказы начальства о штурме Майдана


Андрея на Майдане пришла поддержать подруга. Фото: Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

— Вы можете представиться?

— Следователь Киевского ГУМВД лейтенант милиции Андрей П. (раскрывает и показывает удостоверение. — П. К.). Я еще действующий сотрудник. Но сегодня я уже подал рапорт о переводе из ГУМВД в милицейское училище на должность преподавателя. Его рассматривают.

— То есть вы остаетесь в системе?

— Я бы, конечно, хотел, но если меня уволят после всего этого… Ну что поделать. На что иду, мне известно.

— Андрей, расскажите, что произошло.

— Начальником управления охраны общественного порядка в городе Киеве было дано указание задействовать личный состав всех районных отделов для патрулирования центра, охраны госучреждений. И я должен был подчиниться этому приказу, как и все мои товарищи, коллеги. То есть нас решили поставить под ружье как бойцов. Первый раз нас поставили в строй 25 ноября, когда правительство только объявило об отказе от этого договора с ЕС. Еще не было никаких митингов, ничего не предвещало сегодняшних событий, но начальство, по ходу, что-то знало или предчувствовало. Нам тогда назвали время, место дислокации, где мы должны были собраться и получить спецсредства. Это каски, щиты, дубинки, защита конечностей — верхних и нижних. То есть это спецназовский набор, но никакого газа и гранат нам, следователям, тогда не давали. Затем мы выехали на охрану Верховной рады, но все было спокойно, и мы просто ждали дальнейших приказов. Начальник, который привел нас туда, сам не знал, зачем нас привели и что вообще будет. А кто-то был даже не экипирован, стоял просто в плаще. Мы же не являемся специальным подразделением по охране порядка и госучреждений.

— Вообще вы являетесь следователем.

— Да, мы не спецназ, не «Беркут», формально ОГП* не входит в наши функции…

— Тогда это указание — поставить всех в строй, насколько оно было законно?

— В законе Украины о милиции прописано, что охрана порядка и защита граждан являются обязанностью всех сотрудников МВД. То есть призывали нас, выходит, законно, но мы не те подразделения, которые должны заниматься разгоном митингов.

— Как вы и ваши коллеги восприняли приказ?

— Мы не поняли, зачем это все, никому это не понравилось. Всем же надо было заниматься своей работой, а тут непонятно, зачем тебе дают дубинку.

— Вы участвовали в разгоне студенческого митинга в ночь на 30 ноября?

— Нет, буквально за несколько часов до этого закончилась моя смена, я сдал спецсредства и пошел домой. Но я видел, что там нормальные, приличные собираются ребята, студенты, на Евромайдане этом, все спокойно и мирно. Я уходил, и даже мысли не было, что начнется побоище. Хотя чувствовалось какое-то напряжение вокруг, что что-то должно было случиться. Потому что… Ну зачем нас всех туда стянули? Плюс перемещения самого «Беркута», начальники сильно суетились…

— Если бы вас тогда не сменили и вам бы приказали применить силу к митингующим, вы исполнили бы?

— Есть много тактик оттеснения и не обязательно применять спецсредства. При всем этом людям не разбивают головы, не бросают светошумовые гранаты, а действуют мягко. Тем более если перед тобой стоят мирные обычные граждане, то ни в коем случае нельзя применять силу…

— Так исполнили бы вы приказ или нет?

— Я много думал про это… Мирные люди просто стояли, я видел это, лица их доброжелательные. Может быть, среди них и ходили какие-то провокаторы, но единицы. А уже потом я смотрел видео, как действовали против людей сотрудники. Дубинки, кровь, гнали по улице… Думаю, что я отказался бы исполнять такой приказ, осознавая все последствия.

— Какие могли бы быть последствия?

— Неисполнение приказа — это в том числе и уголовная ответственность. Но аргументы в мою защиту, они очевидны, если бы даже был суд. Приказ разгонять митинг, он, по моему мнению, был неправомерен.

— А какая тогда была мотивация у ваших коллег, участвовавших в побоище?

— У вас в Москве, я слышал, особо отличившимся давали квартиры. Тут у нашего МВД, конечно, нет таких возможностей.

Но дело не в материальной мотивации. Когда боец идет с дубинкой на людей, он не думает про квартиру или премию, я вас уверяю в этом. У меня много знакомых в «Беркуте», и они там не звери. Им тоже многое не нравится! И я хочу, чтобы все украинцы понимали, что за каждым человеком в погонах стоят семьи, дети, родственники. Что мы не звери, не машины для убийства. У нас есть такие же принципы и взгляды, как и у других. Я скажу даже так: большинство моих коллег выражает недовольство тем, что происходит в стране при Януковиче, и особенно, что волю людей сейчас решено подавлять насилием. Но это мы, следователи, можем рассуждать, а «Беркут» должен исполнять. Но такого насилия спецназ никогда не творил еще, а это значит, что не было приказа. Я не понимаю, почему вдруг дали (приказ.— П. К.) в этот раз. Я считаю, это была провокация, но вот только чья?

— В российских и украинских СМИ распространено мнение, что «беркутовцев» психологически натравливают на протестующих: будто это они (на Майдане) хотят развалить страну и продать ее Западу, морально растлить и установить фашистский режим. И в представлении обычного «беркутовца» защищает он не режим Януковича и его «золотой унитаз», а вполне конкретный образ Украины.

— Идеологическая работа ведется, естественно. И люди в «Беркуте», конечно, не могут устоять перед такой «моральной подготовкой». Тем более туда людей набирают, скажем так, строго исполнительных и не склонных сомневаться. Начальству не нужен «Беркут», который будет анализировать, рассуждать: а бить или не бить? кого я должен защищать — власть или народ? Им нужен спецназ, который будет слушать и воспринимать, что скажут, и тупо исполнять. Этого же власть хочет сегодня и вообще от всех силовиков. Но такое вот тотальное повиновение… Я лично с этим не могу смириться.

— Насколько вообще подразделения киевской милиции лояльны к власти?

— Я же говорю: очень много недовольных! Киевская милиция — это в основном люди приезжие, причем отовсюду. И как-никак мы все патриоты, мы за сильную независимую Украину. Я сам из Ровно, это Западная Украина. То же самое и «Беркут», там тоже люди отовсюду. Но в Киеве задействованы в основном бойцы, которые родом с востока и юга Украины. Но и эти ребята — нормальные люди. И нас всех, вы поймите, глушат этими приказами! Я пока без семьи, и мне говорить легче, чем другим, я не буду держаться за работу, где творится такое. Но другим нужно кормить детей, многие живут в общежитиях на 10 квадратных метрах, и они в случае неисполнения могут потерять это единственное жилье.

— А что вы знаете об истории про кировоградский спецназ, якобы отказавшийся ехать в Киев на зачистку Майдана? Власти отрицают, что это было.

— Этот факт имел место.

Ребята из «Грифона», 300 человек, отказались ехать, да, это правда, и в МВД все про это знают. Но начальство боится, не может признаться, иначе лишится своих мест.

Если бы генералы знали, что за правду их не будут наказывать и их фотографии не перевяжут черной лентой, они бы сделали давно заявление.

— Не пойму, с чего вы тогда такой бесстрашный.

— Я настраиваю себя на положительный финал. Я думаю, что, высказывая свою позицию, даже будучи в этой системе, я делаю правильно.

— Может быть, вы просто занимаете сторону явного победителя?

— А что от того? Я маленький человек, и я просто хочу жить и работать честно, по совести, по правилам. Хочу достойную жизнь, хочу работать в милиции, но чтоб тут была честная милиция, чтоб из нас не делали убийц, воров…

— Что вы думаете про евроинтеграцию Украины?

— Я не имею специальных знаний, чтобы ответить корректно, но я считаю, что вообще Украине надо вести самостоятельную политику и не зависеть ни от каких союзов на правах слабого, ни от кого. Это от нас должны зависеть другие, мы должны диктовать условия.

— «Украина — превыше всего»? Новая империя зла?

— Украина превыше всего, да, но ни в коем случае не империя зла. Мы молодая страна, формирующаяся нация, и так или иначе в будущем мы обретем силу, но важно использовать будущую силу разумно. Украина может мирно и дружно жить с Россией. Мне не нравятся эти противопоставления, когда славян-украинцев противопоставляют славянам-россиянам. Но мне и многим коллегам очень нравится идея, что мы с Россией вместе идем в Европу. То есть вот как два сильных уважающих друг друга брата-соседа. Украина уже готова, вы видите, как люди хотят перемен, хотят уважения к себе: мы не второсортный народ, который можно унижать с этим газом! Важно, чтоб Россия это поняла, понял этот Путин. И чтобы люди в России тоже захотели уважения к себе и начали бы что-то у себя менять.

 

Киев

Автор: Павел Каныгин

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/61468.html

16 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов