Триумф Запада? Почему молчит Юго-Восток Украины

  Игорь Бойков

  В Киеве, судя по многим признакам, “процесс пошёл”.

      Любому наблюдающему за украинскими событиями (причём, независимо от симпатий), на сегодня ясно, что инициированные западенцами протесты давно уже вышли за рамки изначально озвученного повода и разворачиваются теперь по сценарию классической цветной революции. От выражения демонстративного возмущения неподписанием договора с ЕС политические противники действующего президента незамедлительно перешли к его свержению. Не надо питать иллюзий, внешнеполитические метания Виктора Януковича, вылившиеся в историю с пресловутым договором – в данном случае не более чем casus belli. Сама война, судя по тому, сколь оперативно и быстро в Киеве были развёрнуты силы оппозиции, готовилась западенцами давно. И главная цель для них заключается, конечно, не в подписании вожделенного соглашения (уверен, не мытьём, так катаньем представителей нынешней власти на это бы уломали), а в достижении окончательной победы в той холодной гражданской войне, что продолжается на Украине весь постсоветский период. Та не слишком многочисленная, но напористая и агрессивная  часть украинского общества, чьи культурно-религиозные ценности и мировоззренческие установки (а, во многом, и этничность) объединяют её в общность, именуемую “Западом” (в данном случае внутренним), однозначно желает додавить гораздо более многочисленный, но в разы менее отмобилизованный и сплочённый “Восток”.

        Если это произойдёт, то участь жителей Юго-Востока Украины окажется незавидной: триумфаторы-западенцы с лихвой отыграются за поражение на президентских выборах четырёхлетней давности. И сводить счёты с побеждённым врагом будут, судя по всему, не респектабельные националисты наподобие В.Ющенко и Ю.Тимошенко. Нет, куражиться станут уже откровенные нацисты и последыши Бандеры. Те самые, что два с половиной года назад устроили на День Победы демонстративное избиение ветеранов Отечественной войны на львовском кладбище. Эта постсоветская генерация со времён первой оранжевой революции сделалась на Украине многочисленнее и мощнее. Зигующая на Майдане молодёжь себя уже показала и, наверняка, покажет ещё.

       С мотивацией евромайданников всё в целом понятно. Причем, давно. Взывать к их рациональному мышлению, приводя в качестве аргументов различные экономические выкладки, указывать на печальные примеры загибающихся в еврообъятьях стран Прибалтики или Восточной Европы, на мой взгляд, бесполезно. Европа для них – это нечто гораздо большее, чем пресловутый уровень жизни и прозрачные границы. О них заводят речь скорее из приличия, желая скрыть лезущую наружу суть, ибо самые главные, сокровенные вещи мы редко озвучиваем вслух.

        Надо понимать, что Европа для украинских западенцев – это сакральное. Это их Сион, до которого они жаждут, наконец, добраться. Бессмысленно взывать к рассудку тех, кто живёт едва ли не религиозной верой. На этой почве они, кстати сказать, легко находят общий язык с украинскими либералами, которые, в отличие от наших, вовсе не одержимы идеей борьбы с ксенофобией и фашизмом и не считают свою страну ублюдком мировой цивилизации. Украинский западнический национализм, изначально сложившийся на базе активного неприятия, отрицания общих с Россией и русским народом корней, объективно нуждается в этом европейском Сионе как образе отнятого “проклятыми москалями” рая. В противном случае он во многом теряет смысл. Тяга украинских западенцев к Европе предопределена сегодня объективно, в этом попросту просматривается фаза их активного этногенеза. Отрицание связи с русским народом и Россией, всяческая демонстрация враждебности по отношению к нам – одно из наиглавнейших условий поддержания данного процесса. Здесь всё закономерно и последовательно: если возненавидел родное чрево, то неизбежно возненавидишь и родной дом.    

        Анализу причин нерешительности Януковича и его команды много времени посвящать не станем. Двусмысленные, половинчатые, подобострастно смотрящие в рот тому же самому Западу, обладающие по отношению к нему очевидно ограниченным суверенитетом, они – идеальные жертвы для цветных революционеров. Трусливые извинения премьера Николая Азарова в Раде за абсолютно законные и оправданные действия киевской милиции, нелепые и жалкие уговоры мятежников “разойтись по-хорошему” в тот момент, когда они, наглея от безнаказанности, блокируют всё новые и новые административные здания – всё это наводит на мысли о весьма мрачном для них финале Умерший в гаагской тюрьме Слободан Милошевич в своё время вот также упрашивал, отступал, пятился…        

       Ладно, с власть имущими всё по большому счёту ясно. Они со своими приближёнными и капиталами сами находятся одной ногой на Западе, и ожидать от них решительных антизападнических действий в такой ситуации не приходится. Но почему же, в таком случае, столь пассивно и вяло ведут себя жители другой части Украины, те, чью систему ценностей и, во многом, этничность, принято считать идентичной нашей? Они что, не понимают, что их ожидает в случае окончательной победы западенцев? А если понимают, то почему с решимостью не вступают в борьбу? Почему в ответ на последовательно наступательные действия мятежников мы в новостях из Севастополя, Харькова или Одессы читаем лишь о бесконечных совещаниях, обращениях, призывах? 

       И вот здесь мы подходим к гораздо более серьёзному разговору.  Но для того, чтобы понять и объяснить природу пассивности русско-украинского Юго-Востока, нельзя ни на минуту  упускать из вида, что та часть Украины, которую принято считать (в целом, обоснованно) пророссийской, получила практически те же перестроечные и постперестроечные социально-психологические травмы, что и Россия. Русские Украины, составляя с русскими из России пока ещё одну неразрывную общность, одновременно поражены и схожими с ними этно-социальными недугами. Этим, в первую очередь, объясняется и невнятность их действий в разворачивающихся на глазах событиях, и явная нежелание поднимать градус конфронтации с Майданом (в то время как Майдан только этим и занимается), и неспособность дать мятежникам-западенцам по-настоящему симметричный ответ.  Так же, как и русские в нашей стране, русские на Украине (вместе с тяготеющими к России украинцами), находятся в состоянии морального надлома и раздвоенности сознания, о чём авторы, знающие ситуацию на Украине изнутри, говорят прямым текстом:  “Пророссийские” юг и восток (в основном) за Россию, но НЕ против Европы, а проевропейский запад за Европу, но ПРОТИВ России”(http://www.nakanune.ru/articles/18383/).

       К данной ёмкой формулировке добавить, в сущности, нечего. Могут ли лояльные России силы, сохраняя ценностную шизофрению, рассчитывать на победу или хотя бы на сохранение статус-кво в набирающем силу противостоянии? Новейшая история не раз уже убедительно доказывала, что пытаясь одновременно подыграть и нашим, и вашим, переиграешь в конечном итоге только лишь самого себя.

       Накалённый идеал западенцев может быть низвергнут лишь иным идеалом, противоположным ему по смыслу и содержанию, но не менее страстным и живым. В данном вопросе можно привести следующую аналогию (разумеется, с поправкой на масштаб). В Отечественной войне глобальному мироустроительному нацистскому проекту с нашей стороны противостоял красный, социалистический проект. Говоря о противостоянии двух проектов, я ничуть не умаляю значения этнического характера войны. Идеологии, конечно, не подменяли этничности, но они её, безусловно, обрамляли и дополняли. Так вот, решительная победа над Германией в такой войне вряд ли стала бы возможной, не будь у русского народа своего альтернативного и по-настоящему мессианского проекта, в который искренне верили и который искренне принимали миллионы и миллионы лучших людей страны. Наша военная пропаганда апеллировала ведь не только к природному русскому началу (это было бы слишком примитивно), она неустанно подчёркивала, что наш советский, русский воин несёт на своих штыках начала и ценности принципиально иные, нежели те, что несли народам Европы гитлеровцы. И она не страдала излишней казёнщиной или фальшью. Подлинный образ воина-освободителя в народном сознании формировался в конечном итоге не придворными пропагандистами и не по приказу из Кремля (как теперь пытаются утверждать хулители России), а в силу того, что наше общество таковым его действительно ощущало. Как в массе ни секунды не сомневалось и в том, что тот порядок, который наши солдаты устанавливали на освобождённых территориях, действительно гуманнее, человечнее и нравственнее немецкого. Массовая вера в справедливость того дела, за которое боролась страна, чувство нравственного превосходства над врагом сыграли в Победе роль не меньшую, чем профессионализм генералов Генштаба, разрабатывавших сложнейшие стратегические операции. Нельзя этот фактор ни в коем случае недооценивать.   

       А теперь вернёмся к Украине. Анализируя всю сумму сообщений о политическом кризисе, предоставляемых самыми различными СМИ, можно сделать вполне обоснованный вывод о том, что подобная массовая вера в справедливость своего дела, равно как и наличие стройной, но альтернативной западенской системы ценностей, у Юго-Востока Украины отсутствует. Он в целом столь же аморфен и столь же ощутимо поражён вирусом западничества, как и русское общество в России. Если бы было иначе, то противники Евроинтеграции и сторонники сближения с нашей страной давно бы уже вытряхнули западенцев из захваченных ими правительственных зданий, сняли блокаду с центральных районов Киева – матери городов русских и разогнали к чёртовой матери весь этот евромайдан с его воплями и кривляньями. Но этого не происходит. Наоборот, цветная революция день ото дня набирает обороты.

       Мне могут в ответ привести стандартное возражение, что, мол, простой народ Юго-Востока готов подняться на борьбу, но всему препятствуют трусливые киевские политиканы и повязанные с Западом олигархи-сырьевики.

       Что ж, если Юго-Восток Украины до сих пор не смог выдвинуть своих ярких и принципиальных лидеров (как это, будем справедливы, смогли сделать западенцы), то значит, он попросту массово не готов к борьбе – вот и всё. Любая серьёзная политическая борьба на Украине предполагает участие в столкновении этих двух антагонистических общностей: Запада и Востока. Западенцы это отлично понимают и намеренно идут на подобное столкновение. А вот невнятное бурчание невразумительной “Партии регионов” и её, прямо скажем, не зубастые митинги рискуют помочь делу подавления мятежа примерно так же, как в своё время трясущиеся руки ГКЧПиста Янаева “помогли” сохранению единства страны. Там, где требуются решительность и нажим, нам демонстрируют очевидную инертность. Что это, к примеру, за нелепый ультиматум и.о. главы киевской милиции о пятидневном сроке, отпущенном мятежникам на освобождение захваченных и заблокированных зданий (http://grani.ru/Politics/World/Europe/Ukraine/m.221943.html)? Почему на немедленное подчинение абсолютно законным требованиям представителей власти отводится аж целых пять суток вместо, скажем, десяти минут? Да такие жалкие ультиматумы только лишь раззадоривают западенцев ещё сильнее, наглядно показывая, что противостоят им перестраховщики и слабаки. Будто в доказательство данного тезиса СМИ недавно сообщили, что проводив с Майдана незадачливого и.о. главного милиционера Киева свистом и улюлюканьем, мятежники, словно издеваясь, заблокировали автомобилями уже не гражданское учреждение, а базу спецназа МВД Украины “Беркут”. Как говорится, напугали ежа голым задом.

       В общем, как пел в одной из своих военных песен Владимир Высоцкий: “Считает враг: морально мы слабы”. И, надо сказать, считает не без основания. 

http://zavtra.ru/content/view/triumf-zapada/

6 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов