Океанские амбиции в луже возможностей

Океанские амбиции в луже возможностей. Москва стремится восстановить сеть военно-морских баз по всему миру. Но кого ставить к тем причалам?

Москва стремится восстановить сеть военно-морских баз по всему миру. Но кого ставить к тем причалам?

Боевые корабли и самолеты России смогут посещать Никарагуа. Соответствующее постановление принял в минувший вторник парламент латиноамериканской республики. Нашим экипажам разрешено участвовать в обмене опытом с никарагуанскими военнослужащими, а также заниматься вместе с ними боевой подготовкой. Кроме того, российские корабли будут участвовать в совместном патрулировании территориальных вод республики в Карибском море и в Тихом океане.

 

Это очередной шаг в укреплении военного присутствия России в Латинской Америке. Месяцем ранее на никарагуанский аэродром «Манагуа» прибыли два российских сверхзвуковых стратегических бомбардировщика Ту-160 (по классификации НАТО - «Черный Джек»), способные нести на борту дюжину атомных бомб. Как сообщило управление пресс-службы иинформации Минобороны РФ, полет проводился в соответствии с планом боевой подготовки Дальней авиации ВВС России.

 

Российские Вооруженные силы все активнее участвуют в сложнейшей геополитической игре и в других регионах мира.

 

В июне стало известно, что Москва обратилась к руководству Кипра с запросом на аренду авиабазы «Андреас Папандреу» в Пафосе. Об этом заявил министр обороны Кипра Фотис Фотиу после переговоров в Петербурге главы внешнеполитического ведомства республики Иоанниса Касулидиса с российским коллегой Сергеем Лавровым. Как отмечала кипрская газета Phileleftheros, Россия уже может размещать военные корабли для дозаправки в порту кипрского города Лимасол, а использование авиабазы в Пафосе даст Москве дополнительные серьезные возможности в Восточном Средиземноморье.

 

Правда, до аренды авиабазы на Кипре не дошло – в дело вмешались американцы. Вашингтон, узнав о намерении Москвы, высказался категорически против присутствия на острове российских ВВС, и напомнил, что «Кипр находится под американским влиянием».

 

Зато Москва тут же успешно «закинула удочки» в Египет. В середине ноября в Каир плодотворно съездили министр обороны РФ Сергей Шойгу и тот же Сергей Лавров. Воспользовавшись тем, что Вашингтон приостановил военную помощь новому египетскому правительству, они удачно обсудили договор о поставках российского оружия египтянам на рекордную сумму в 2 млрд. долларов. И, возможно, речь шла не только об этом. Не случайно к переговорам был приурочен заход в порт Александрии ракетного крейсера «Варяг», который стал первым российским военным кораблем, посетившим Египет за последние два десятилетия.

 

Мало кто заметил, но накануне визита в Каире побывал начальник Главного разведуправления российского Генштаба генерал-лейтенант Вячеслав Кондрашов, который предложил разместить в одном из портов Египта российскую военно-морскую базу (ВМБ). Об этом сообщил израильский портал DEBKAfile. Он же назвал четыре точки, где может быть создана такая база: Александрия, порт Думьят на восточном рукаве Нила, Порт-Саид у места впадения Суэцкого канала в море, Розетта на западном рукаве Нила к востоку от Александрии. По мнению сайта, появление в любом из этих четырех пунктов российской ВМБ дает Россииконтроль над важнейшей мировой транспортной артерией – Суэцким каналом.

 

Примерно в то же время стало известно, что Кремль сделал ставку и на стратегическое партнерство с Вьетнамом. В Ханое состоялся тур российско-вьетнамских переговоров на высшем уровне, в ходе которого обсуждался вопрос о воссоздании во вьетнамском порту Камрань базы для обслуживания и ремонта шести подлодок, которые Россия передает ВМФ Вьетнама. Фактически, речь идет о возвращении российского флота в Камрань, которую наши военные по указанию Кремля так опрометчиво покинули в 2002 году. В годы «холодной войны» эта ВМБ играла роль ключевого форпоста СССР в тихоокеанском регионе.

 

Похоже, Москва хочет вернуть геополитические позиции, которое потеряла после распада СССР. И решила обзавестись новой и куда более широкой сетью военных баз по всему миру. Удастся ли?

 

– Мы снова хотим стать державой океанской зоны. А чтобы действовать в Мировом океане, нужно иметь базы, – отмечает политолог, военный эксперт, президент Института стратегических оценок Александр Коновалов. – Проблема в том, что у России – в отличие от СССР – куда более скромные ресурсы и возможности. Военно-морские базы для нашей страны сегодня – далеко не приоритет №1, с них, на мой взгляд, не стоило начинать. Пользоваться этими базами мы сможем в исключительно редких случаях – у России очень нескоро появится океанский флот, который можно было бы сопоставить с американским или с флотами держав НАТО.

 

«СП»: – Почему же мы упорно стремимся создавать ВМБ на разных континентах?

 

– Мне кажется, наше стремление – следствие борьбы между различными представителями высшего командования Вооруженными силами. Они перетягивают одеяло ресурсов, которые еще имеются, не очень понимая, зачем это делают.

 

Базы – далеко не единственный пример такого перетягивания. Для чего, например, мы собираемся покупать два французских вертолетоносца «Мистраль»? Это, кстати, хорошие корабли. Они несут укомплектованный батальон мотострелков, около 16 вертолетов и столько же танков поддержки. Но эти корабли совершенно не умеют себя защищать. Они работают только в авианесущей группе: их охраняют надводные корабли и подводные лодки, им необходимы суда обеспечения.

 

Франции эти корабли нужны для действий в называемой франкофобной зоне ответственности – возле берегов бывших колоний. Но у этих экс-колоний нет береговой артиллерии, авиации, подводных лодок. На побережье там можно высаживаться, не опасаясь сопротивления. В этих условиях «Мистраль», действительно, целесообразен. А что он будет делать в составе ВМФ России? Сражаться с Японией за острова, с Грузией в отместку за войну 2008 года?!

 

А для чего мы создаем сеть ВМБ? Чтобы наши стратегические ракетоносцы – а у нас всего-то полтора десятка Ту-160 – могли приземлиться и дозаправиться? Чтобы наши корабли вернулись на базу Камрань?

 

Так или иначе, Россия хочет создать опорную военную сеть глобального масштаба. Мы, уверен, потратим на это огромные деньги, но пользоваться сетью, повторюсь, все равно не сможем.

 

«СП»: – Вернемся к Никарагуа. Как сообщается, наши корабли будут патрулировать территориальные воды республики в Карибском море и в Тихом океане. Для чего?

 

– Чтобы скорчить рожу Соединенным Штатам – пока смысл нашей военной политики сводится именно к этому. Хотя Америка нужна нам как партнер. Эта та же самая логика, по которой мы в свое время притащили ракеты на Кубу, и потом долго за это расплачивались – разгребали Карибский кризис, который вполне мог закончиться ядерной катастрофой. Никакого глобального политического замысла в патрулировании Карибского моря нет – а шаг это очень рискованный.

 

«СП»: – Вы говорите, центр тяжести смещается в Азиатско-Тихоокеанский регион. Мы там пытаемся присутствовать?

 

– Пока строить там базы России негде, дружественных держав у нас в регионе нет. Есть только Вьетнам с его Камранью, которую пока никто не занял. Но до нее российским кораблям надо телепать не одну неделю. Повторюсь: сеть баз строится так, чтобы она служила конкретным флотам. А нас нет флотов, дислоцирующихся на дальних расстояниях от России.

 

Думаю, дело в том, что у Кремля появилась мечта – обзавестись флотом океанской зоны. Мы хотим выйти в Средиземное море, Атлантику, Тихий океан, и действовать на удаленных расстояниях от своей территории. Это очень амбициозная задача. В принципе, она разрешима, но для этого прежде всего нужно построить крупные боевые корабли. А это стоит чрезвычайно дорого.

 

«СП»: – Сколько времени необходимо на постройку такого флота?

 

– Учитывая, какими темпами мы строимся сейчас – не одно десятилетие. У России есть планы по строительству флота океанской зоны, но даже если мы их выполним, у нас окажется лишь малая того, что имеется на Тихом океане у США и Сил самообороны Японии.

 

Кроме того, перед Россией стоит вечная проблема – поиск выходов в океан. Мы «прорубили окна» к Балтике и Черному морю, но оказалось, этого недостаточно. Выход из Черного моря идет через турецкие проливы, а Турция – не будем забывать – член НАТО. Миновав их, мы снова оказываемся в закрытой луже – Средиземном море. Чтобы выйти оттуда, нужно миновать Гибралтар. То же самое можно сказать о Балтике.

 

У нас есть выходы в океан на севере и востоке, но они значительно более трудные, чем, допустим, американское тихоокеанское и атлантическое побережья, и значительно легче блокируются в случае конфликта.

 

«СП»: – Сеть военно-морских баз приносит экономическую пользу?

 

– Дипломатия канонерок давно ушла в историю. Ни у кого особого энтузиазма мы своими кораблями не вызовем. Скорее, наоборот: любые попытки России оказывать силовое давление будут вызывать ответную реакцию – сугубо негативную. Такими попытками мы лишь отгоним от себя партнеров и подтолкнем их в объятия США и НАТО. Мы будем их пугать – а с испугу можно наделать много глупых и опасных шагов…

 

– В позапрошлом году – впервые с 1949 года – США создали дополнительный флот, который решает задачи исключительно вокруг Латинской Америки, – напоминает руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа Анатолий Цыганок. – Это очень серьезный шаг, на который мы и пытаемся адекватно ответить, налаживая военное сотрудничество с Никарагуа и Венесуэлой.

 

Мы действительно восстанавливаем позиции, которые потеряли. Сегодня поздно винитьбывшего министра обороны России Сергея Иванова, который в 2003 году объявил о полной и окончательной ликвидации объекта радиоэлектронной разведки в Лурдесе на Кубе, а ранее – и военно-морской базы в Камрани. Пришло время действовать.

 

Да, после развала СССР у нас осталась, в совокупности, пятая часть советского Военно-Морского флота. Но есть интересный момент. До 2008 года Запад смотрел на Россию снисходительно – мол, у страны есть ядерное оружие, но нет высокоточного. Но после конфликта с Грузией снисходительность улетучилась. Мы показали, что даже в нынешнем состоянии можем без оглядки на Вашингтон и Брюссель решать собственные задачи. А в 2011 году возобновили регулярные дальние походы и полеты – соответственно и о флота, и стратегической авиации.

 

Так что ситуация сейчас совершенно другая. И Запад настороженно смотрит на Россию. Мы понемногу восстанавливаем силы. Напомню: в течение трех последних лет, в условиях кризиса, только Россия и Китай продолжают наращивать вооружения. Полагаю, уже к 2020 году у нас будет несколько военно-морских баз в разных точках мира, а еще через десяток лет Россия снова станет великой морской державой…

 

Фото: Виталий Аньков/ РИА Новости

http://svpressa.ru/war21/article/78167/

 

28 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов