«Обе стороны применили газ», или Говорит и показывает Украина

АНДРЕЙ АРХАНГЕЛЬСКИЙ О ТОМ, КАК НАШИ ЖУРНАЛИСТЫ ЛЮБЯТ УКРАИНСКИЕ НОВОСТИ

текст: Андрей Архангельский

Detailed_picture© Colta.ru
 

Украина — это праздник российских СМИ. «Морды» российских ресурсов украшены праздничными транспарантами-тегами: «Украина»! «Украина и ЕС»! «Приостановка евроинтеграции»! Надежд на собственные новости давно нет — кроме Достоевского с Лермонтовым и чемодана Louis Vuitton. И тут история сделала сказочный подарок. Украина вернула нам информационную жизнь.

Редакторы знают, что Украина не подведет. Ритм идеальный: только люди ушли с площади — Тимошенко объявила голодовку. Утром следующего дня — пикет вокруг Кабмина, днем — ОМОН, затем опять заявление, а вечером люди опять на площади. Заявил Кличко. Заявил Азаров. Заявил Янукович. Заявил Яценюк.

В России протестные новости заканчиваются в тот же день в 18:00 или в 21:00 — в зависимости от даты согласования с мэрией. Просто у нас люди очень дисциплинированные и культурные.Даже слишком. Украина для российского журналиста — это уверенность в завтрашнем дне. Верим в Украину! Редакторы устраиваются поудобнее перед экранами компьютеров, смело заказывают онлайн-трансляции. Можно расслабиться, цензуры не бояться — это же не у нас, это чужой бардак. Счастливые редакторы уходят обедать. Украина!..

Украину журналисты любят за верность традициям. Все идет так же, как и девять лет назад. Ну и, конечно, есть теперь элемент зависти и ревности. Допустим, Киев — это Москва. Майдан — это Болотная. Приятные, хорошие лица. Омоновцы опять же. Но параллели заканчиваются на фразе «протестующие попытались блокировать администрацию президента». И на городе Львове, где мэр возглавляет протест, где ради митинга прекращаются занятия у студентов и где выписывают служебные командировки протестующим для поездки на киевский майдан.

Такой сказочный мир, невозможный для российского журналиста.

С каким-то тайным сладострастием описывают майдан наши информагентства: «Есть подозрение, что скоро протестующие вернут контроль над площадью». «Столкновения украинской оппозиции и силовиков происходят в центре столицы… силой защищали свой палаточный городок… В ответ протестующие выстроились в живую стену, в милиционеров полетели комья земли и все, что попадалось под руку; с силовиков срывали шлемы, завязалось несколько потасовок»«Правоохранители, чтобы оттеснить протестующих от здания кабинета министров, применили дубинки и слезоточивый газ. Протестующие, в свою очередь, скрывают шлемы со стражей порядка и бросают в них различные предметы».

Различные предметы, понимаете ли.

С трепетом публикуют российские СМИ эти кадры.«Столкновение сторонников евроинтеграции с милицией вновь произошло в Киеве, обе стороны применили газ».

Вот это особенно чудно. Обе стороны, понимаете ли, применили газ.

«Под крики “милиция с народом” в сторону “Беркута” снова полетели камни. Один из митингующих принес откуда-то несколько толстых деревянных брусьев и, разламывая их о гранитный парапет, кричал: “Разбирайте, будем биться, чем есть!”. “Вы завтра окажетесь на улице! Вы не бачите, против народа идете”, — кричал бойцам “Беркута” пожилой мужчина».

Новости про Украину — это подсознание российских СМИ. Такой сказочный мир, невозможный для российского журналиста. Где новости настоящие, где они непредсказуемы и зависят не от одного человека, а от массы обстоятельств. Такое забытое старинное искусство, где историю страны не обязательно согласовывать. Бесконтрольные. Дикие. Твои. И что еще замечательно: второй за 9 лет массовый выход на Украине спровоцирован именно Россией. 9 лет никто не выходил, всем надоело, и только «Россия заставила». И главный антигерой на майдане, один из главных, конечно, Путин, но — это будет приятно услышать нашим депутатам — теперь не только он. Теперь на майдане знают, что «…в России кроме Путина есть еще патриарх Кирилл, Кадыров, Мизулина, показательные суды над несогласными». И, судя по всему, судьба России теперь также решается на майдане.

Эксперты из традиционного лагеря еще в понедельник убедительно доказывают, что теперь не то, что в 2004-м, а в 2004-м не то, что теперь. «В отличие от 2004 года сейчас люди устали от майданов и революций», — привычно говорит депутат Затулин. Он, кажется, и в 2004-м что-то такое говорил, что теперь не 91-й год. Что сейчас на митинги нет сил, что народ устал, что скоро Новый год (забавно, что прошлый майдан как раз под Новый год и начался).

Вот удивительное явление: сидит человек в кремлевском СМИ вот уже лет 10 и подсчитывает за Украину — что ей выгоднее, что невыгоднее.

22 ноября во «Взгляде» выходит еще такой старый добрый «программный текст» — феерический по-своему: «От Украины к Малороссии. Отказ Киева от подписания соглашения с Евросоюзом как шаг на пути к единству великой России». «Любой государственно мыслящий человек осознает, что без Украины нет великой России, а если нет великой, то нет и никакой. Воссоединение двух государств давно уже должно было стать естественным приоритетом российской внешней политики…» Но потом что-то изменилось, видимо. И уже разные тексты для контраста выходят — например, этот.

Стройного идеологического сопровождения темы «Украина» нет. Кто во что горазд. В целом кремлевские СМИ ведут себя спокойнее, чем 9 лет назад. Но два ключевых подхода к Украине остались неизменными: человеческий и экономический.

Человеческий: «Как же можно им быть в Евросоюзе, если у меня в Харькове мама живет?» — такая искренняя реплика в духе Достоевского, про чай пить или миру не быть.

Второй — сугубо прагматический. Что чай пить лучше с Россией, потому что «цифры говорят сами за себя». Эта «прагматичная» журналистика родом, кстати, из того самого 2004-го («вы все равно никуда не денетесь»). Вот удивительное явление: сидит человек в кремлевском СМИ вот уже лет 10 и подсчитывает за Украину — что ей выгоднее, что невыгоднее… Это не политика, а банальный торг… Лидеры Евромайдана лишь «хотят занять место Януковича»… Это не цивилизационный выбор, а банальный торг… это банальное «ожидание халявы от ЕС».

Противное какое слово — ци-ви-ли-за-ци-он-ный выбор. Удивительно непрагматичные люди живут на Украине.

Только прагматика! Только «в экономическом плане»: «Но если посмотреть на структуру экспорта, то станет понятно, что преимущество от интеграции с Россией куда больше. В Европу Украина экспортирует в основном продукцию с низкой добавленной стоимостью, а в Россию — с более высокой: продукцию машиностроения, трубы, металл и химию».

Так вот оно почему! Вот в чем все дело! Из-за труб и металла. И химии.

И еще одна забытая казацкая песня, исполняется хором. Называется: «Украина расколота на две части». «Политический обозреватель “КП” Владимир Ворсобин проехал по всей Украине, с Запада — на Восток и Юг, чтобы понять, кто больше люб сердцу простого казака: лощеный Евросоюз или братская Россия». «В результате политики влили в общество столько яда, что сегодня жители Львова ненавидят шахтеров Донбасса, называя их “бандитами”. В ответ с юго-востока Украины крестьянам Галиции несется: “Бандеровцы!”»

И конспирология: это заговор, это все проект, это все «специально» придумал Янукович. «Нынешний Евромайдан, похоже, даже “разгоняют” настолько неуклюже, как будто поставлена цель не разогнать, а лишь усилить злость манифестантов и тем самым протестную мобилизацию».

Так это из-за выгоды? Или из-за любви? Как это сочетается? Непонятно. Непредсказуемо. А просто — Украина. Не Россия.

http://www.colta.ru/articles/media/1324

 

 

27 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Россия и Украина: что даст нам интеграция?

В истории с ассоциацией Украины с ЕС новый поворот: Киев отказался от форсированного подписания соглашения. Руководство страны осознало, что последствия ассоциированного членства с Евросоюзом (наряду с такими странами «европейского выбора», как Алжир, Египет, Иордания, Марокко, Тунис, Южная Африка, Мексика и Чили) могут быть неоднозначны. Европа не собирается компенсировать неизбежные потери от зоны свободной торговли для украинской экономики.

Это решение открывает новые возможности для диалога России и Украины, - и вызывает понятную истерику у наименее уравновешенных представителей конкурирующих проектов.

Однако, даже если быстрой интеграции по каким-то причинам (например, сопротивление отдельных групп российской бюрократии) и не произойдет, простое снятие гласных и негласных ограничений на торговлю друг с другом, которые Украина и Россия понавводили в последний год, уже стимулирует торговлю и, соответственно, развитие наших экономик.

Российскому капиталу в настоящее время принадлежит 4 из 15 крупнейших банков Украины и заметная часть мелких. В целом же его доля в банковских активах западного соседа, по оценкам, достигает 20%, а в выдаваемых новых кредитах – около четверти. Ежегодно продлеваемые кредиты «Внешэкономбанка» и «Газпромбанка» постоянно поддерживают платежеспособность НАК «Нафтогаз Украины», давая ему возможность рассчитываться за поставки газа. Нефтегазовый комплекс Украины уже сейчас, безо всякой интеграции, держится на этих кредитах, - и укрепление комплексного двустороннего сотрудничества обеспечит его стабильность.

Руководство России не раз заявляло о готовности поддержать украинскую экономику кредитами и инвестициями в размере 10-15 млрд.долл. Российские инвестиции стали бы важным фактором поддержки двусторонних государственных переговоров на всех уровнях. В частности, оживление экономики Украины, неизбежно повысив спрос на газ, направит традиционно трудные газовые переговоры по более конструктивному руслу.

Стоит напомнить, что по контракту 2009 года между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины» последний обязался покупать по 52 млрд.куб.м. газа ежегодно, причем минимальный объем поставок, который не вел бы к выплате штрафов «Нафтогазом», составлял 40 млрд.куб.м..

За прошедшие годы Украина ни разу не смогла выбрать этот объем и неуклонно снижала его каждый год. В 2013 году ожидаемые поставки составят лишь 19 млрд. куб м. – это меньше половины того, на что рассчитывал «Газпром».

Сегодня Украина замещает российский газ европейским, цена которого колеблется на уровне 370-390 долл. за тыс.куб.м., а в недавнем прошлом превышала 420 долл. Российское руководство готово рассмотреть возможность снизить цену на газ для Украины до тех самых 260 долл., о которых говорило на переговорах руководство последней; насколько можно судить, в случае успешного развития интеграционных процессов цена может быть снижена и до белорусского уровня. О начале переговоров по этому вопросу уже заявил премьер-министр Украины Николай Азаров.

Главное же в том, что объективно, даже без принятия формальных государственных решений экономики России и Украины связаны очень сильно. Их дальнейшее взаимопроникновение повысит устойчивость обеих стран в глобальном кризисе.

http://delyagin.ru/articles/65923-rossiya-i-ukraina-chto-dast-nam-integratciya.html
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов