Главный российский эксперт по регионам: «Накопление недовольства будет идти 4-5 лет»

За это время жизненно необходимо реформировать федеративные отношения. Интервью

 

  18.11.2013 16:07  
 


 

 

Наталья Зубаревич в особом представлении не нуждается. Ведущий российский эксперт в области регионального развития, эксперт правительства РФ, ООН и Всемирного Банка. Профессор МГУ, Наталья Васильевна читает лекции в ведущих университетах СНГ и Западной Европы. Наряду с Егором Гайдаром, Германом Грефом, Андреем Илларионовым, Алексеем Кудриным, Анатолием Чубайсом, Евгением Ясиным, «нобелиатами» Лоуренсом Клейном и Робертом Солоу, автором рыночных реформ в Польше Лешеком Бальцеровичем, а также Джеффри Саксом и другими выдающимися учеными и специалистами Наталья Зубаревич удостоена Международной Леонтьевской медали «За вклад в реформирование экономики».

 

В конце прошлой недели Наталья Зубаревич выступила на конференции «Точки роста экономики Большого Урала», организованной журналом «Эксперт-Урал» и Уральским федеральным университетом. Суть ее выступления: российские регионы в глубоком кризисе, и это надолго; выход – в пересмотре системы сверхцентрализации, по мнению Зубаревич, это абсолютно необходимо и поэтому неизбежно.

 

«В половине субъектов Федерации – сильный спад»

 

- Наталья Васильевна, что происходит с экономикой российских регионов?

 

- В целом - стагнация экономики, длительный спад инвестиций (минус 2% к прошлому году и минус 7% к докризисному 2008 году) и (это добавилось поздней осенью прошлого года) – дестабилизация бюджета. Какие факторы на это сработали? Прежде всего, снижение спроса на нашу экспортную продукцию. Далее – концентрация инвестиций в больших проектах, типа Олимпиады, сокращение помощи субъектам в условиях стагнации и полная непрозрачность этой помощи. На этом фоне - повышение зарплат бюджетников в нарушение Бюджетного кодекса, без полной компенсации расходов субъектам Федерации.

 

В среднем по стране 64% доходов консолидированных бюджетов уходит на социалку, 17-18 регионов уже зашли за планку 70%. Никто же не отменял прошлогодних требований президента по повышению зарплат бюджетникам, хоть тушкой, хоть чучелкой, но эту норму регион обязан выполнить. Следовательно, регионы не повышают расходы на образование, культуру, «полетело» здравоохранение, сильно «полетело» ЖКХ.

 

Вместе с тем за 7 месяцев 2013 года налог на прибыль – минус 20% (есть территории, где доходит и до минус 60%), а если брать в сравнении с 2009 годом, то вполовину. Доходы консолидированных бюджетов регионов снизились на 2%, при этом если в 2009 году трансферты выросли на 29%, то в 2013 году они упали на 15%.

 

Соответственно, на август 2013 года 60% субъектов Федерации влезли в дефицит. Суммарный профицит по стране обеспечивают только три субъекта – Москва, Питер и Сахалин. Суммарный долг регионов и муниципалитетов достиг в среднем по стране 25% собственных доходов, без трансфертов.

 

Как результат, за 7 месяцев 0,0% роста в трети регионов, в половине субъектов Федерации – сильный спад, появились целые лакуны плохого экономического состояния. Очень сложно в экономике Северо-Запада, Сибири, нездорово в половине Поволжья, Центра. Так что надо прекратить разговоры о том, что кризис закончился. Инвестиционный кризис не закончился, спад 2009 года не преодолен.

 

- Много говорят про точки роста. Что, например, Сочи после Олимпиады или Владивосток после проведения саммита АТЭС могут стать такими точками…

 

-   Дальний Восток уже начинает «приходить в себя» после вливания наркотических средств от саммита АТЭС и «трубы» на восток. Вот что бывает с проектами, которые не приносят мультипликативного эффекта. То, что Дальнему Востоку уделяется больше внимания, это в основном слова. Деньги туда, действительно, пошли побольше, но половину уже порубило РЖД, а это Москва. БАМ – это «попилка», чистое «освоение средств».

 

Сегодня 23% госинвестиций по понятным причинам уходят в Краснодарский край (представьте себе цену таких проектов!). Доля Москвы сократилась, и теперь Краснодарский край по инвестициям сравнялся с Москвой. Это продлится еще год, но потом настанет похмелье. А Сочи номер два в России уже не будет – нет денег в таком объеме, жить от заявки до заявки у нас не получится.

 

- Это ощущение «пораженчества», как назвал его на конференции главред журнала «Эксперт» Валерий Фадеев, повсеместно?

 

- Да, настроение упадка повсеместно. В первую очередь оно характерно для жителей крупнейших городов, которые видят, что управленческая машина работает все неэффективнее: деньги тратятся – а толку мало. Это, хоть и в меньшей степени, характерно и для индустриальной России: в условиях кризиса производство становится убыточным, бизнес думает, как бы его закрыть (в Свердловской области это города РУСАЛа). Кстати, система приватизации прибыли и национализации убытков должна быть разрушена, и это будет тестом на нормальность власти. В периферийной России, пока платят пенсии и пособия, пока нет заморозков и картошка уродилась, – слава Богу. Там общее ощущение: никто тебе не поможет, карабкайся сам.

 

Настроение упадка будет усиливаться. Начнется рубка бюджетов: обязательства, навешанные на них, очень трудно исполнимы, и это самая мягкая формулировка. Будут рубиться, прежде всего, социальные расходы. А поскольку зарплаты рубить нельзя, будут рубить сеть, то есть сами учреждения и ставки. В садиках не будет медсестер и логопедов – останутся только ставки воспитателей. Сейчас мы наблюдаем переход к тихому накоплению недовольства, это очевидно. Думаю, накопление будет достаточно длительным, инерция будет возобладать еще года 4-5.

 

«Мы дошли до точки сверхцентрализации»

 

- А дальше? Страна распадется? Урал сможет прожить без Дальнего Востока, а Сибирь без Центральной России?

 

- Эта мысль никак не типична. Если бы у властей хватило глупости придать федеральным округам еще и экономические ресурсы и полный контроль над территорией, тогда бы я чесала репу: конфликты 8-9 субъектов с центром могли быть жесткими, а вот конфликта 83 субъектов с центром не бывает. Горизонтальная интеграция в Российской Федерации запрещена, горизонтальная интеграция губернаторов и мэров происходит только под присмотром администрации президента. Все остальное – нарушение конвенциональных норм. Поэтому в России не воспринимают, скажем, Свердловскую область как отдельный субъект государства. И я не верю, что регионы, которые связывают один язык, очень похожая культура, похожий тип населения, возьмут и разбегутся. Правда, уральцы, сибиряки и дальневосточники мне нравятся больше, они более свободны в своих ощущениях жизни. Южане консервативнее, а Центральная Россия полностью обездвижила, оттуда все живое перебралось в Москву и Петербург.

 

- В чем же решение? Отобрать у богатых – отдать бедным?

 

- Страна, чтобы развиваться, должна сделать одну очень тяжелую, но очень необходимую вещь. Она должна дать больше полномочий на уровень субъектов и муниципалитетов и меньше контролировать их. Сейчас мы дошли до точки сверхцентрализации. У муниципалитетов, включая Екатеринбург, опять отобрали кусок НДФЛ, осталось 15%, у муниципальных районов вообще только 10%, а ведь это базовый налог на этом уровне. Все, что было можно, собрали с регионов на федеральном уровне, все, что было можно, подняли из муниципалитетов – на региональный уровень. Начали перераспределять социальные полномочия, из муниципалитетов в регионы перетащили соцполитику, образование. А откуда возникнет ответственность у муниципалитетов, если функционально все централизуется? Мы и здесь нарушили баланс, добиваясь отраслевой эффективности, но забыв про территориальную. Многие полномочия должны лежать на муниципалитете, а не где-то еще, потому что только там вы видите обратную реакцию. И пропорция все равно будет меняться, потому что неэффективность перешла все пределы.

 

- Именно муниципалитет должен стать основным уровнем власти?

 

- Если вы возьмете весь объем налогов, поступающий в федеральный бюджет без таможенных пошлин, увидите, что в стране три кормильца: ХМАО, Москва и Ямал – это 55% налогов. Добавьте Питер – будет 60%. То есть это НДПИ и НДС, локализованные налоги, которые собираются в 3-4 «нефтегазах» и двух крупнейших агломерациях. Нам придется провести децентрализацию без серьезного спуска вниз этой части налогов, иначе в Хантах будет Кувейт, а в Москве – Москва-на-Темзе. Не очень бы хотелось.

 

Да и регионы не готовы сбрасывать полномочия на муниципалитеты. Суть нашей задачи – сначала пробить первые шаги к раскрепощению регионов, а дальше пробить все это на уровень муниципалитетов. Только двухуровневая децентрализация создает систему сдержек и противовесов. Только тогда не будет «княжества имени Тулеева», и только так мы сможем двигаться вперед. Только сдвиг вниз открывает кислород и дыхание для тех мест, где появляются вменяемые управленцы, где выше конкурентоспособность территории.

 

- А как быть с остальными?

 

- Я не верю в рост везде, не может так происходить в очень дифференцированной стране. Ну не получится у нас пойти свиньей, поштучно выходить будем. И для этого нужны более широкие возможности внизу. Это лотерея, когда вы спускаете ресурсы вниз, лузеров будет очень много, неравенство вырастет, и это цена вопроса. Тамбовская область не выберется никогда, а вот Ульяновская область уже пытается. А то, что Свердловская будет землю рыть, – совершенно уверена. Будут издержки, будет сращивание местного бизнеса с властью до посинения – все это понятно. Но города никогда не сидят под одной властью, там всегда несколько групп интересов, а любая драка открывает коридор возможностей. И не ждите результат прямо завтра. Терпеть придется два-три, а то и четыре электоральных цикла, пока снизу начнет что-то проклевываться. Но другого способа я не знаю, в доброго царя я не верю.

 

- Разве нынешняя российская «элита» еще способна на реформы и на рост?

 

- Столичная элита деградировала до того, что у тех, кто хотел что-то сделать, опустились руки, а кто не рвался – те построили себе «площадки» в других местах. Региональная элита тоже строит такие «площадки». Да и десять лет неизбирания губернаторов привели к тому, что у них нет бойцовских качеств, чтобы демпфировать риски, они просто идут в фарватере федеральной политики и не могут отстаивать интересы регионов. Но воленс-ноленс они ближе к людям, и люди в регионах чище, у них сохранилось впечатление, что эту страну, черт побери, надо развивать. 

 

 

 

Подготовил Александр Задорожный

http://www.znak.com/urfo/articles/18-11-16-07/101512.html  

18 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов