Папа Римский готовится к ревизии понятия греха

«Последнее, что еще оставалось в католической доктрине, это этика. Существовало жесткое понятие греха, которое не давало возможности признать современную толерантную систему ценностей. Сейчас сделаны революционные шаги для размывания этого», – так специалист по политике Ватикана Ольга Четверикова охарактеризовала газете ВЗГЛЯД опрос об отношении к проблемам семьи, который римская курия проводит среди епископов и паствы.




После избрания этой весной кардинала Бергольо новым главой Римской католической церкви большинство наблюдателей ожидали перемен в управлении римской курией. Пока реформы папы Франциска еще разрабатываются, но, как выяснилось на днях, кроме управленческих реформ, Ватикан начал подготовку и еще более фундаментальных изменений. Во вторник представители понтифика подтвердили, что по всем епархиям разослан опросник из 39 пунктов, призванный выяснить отношение католиков всего мира к самым важным семейным проблемам. Именно за нежелание уступать требованиям толерантного общества и изменять позицию Римской церкви по этим вопросам Ватикан больше всего и критикуют на Западе.

И хотя сейчас в курии говорят о том, что опрос проводится накануне намеченного на октябрь 2014 года внеочередного синода Римской церкви, посвященного теме семьи, и что у церкви «нет желания заново начинать дискуссию о католической доктрине» и она постарается найти решение сложных ситуаций в рамках существующей доктрины, сам перечень вопросов показывает, что речь может идти о принципиальных изменениях, никак не вписывающихся в католическое мировоззрение.

Епископы и миряне должны будут высказаться о своем отношении к разводам и абортам, к однополым бракам и к возможности усыновления такими парами детей, к «месту традиционного брака как союза между мужчиной и женщиной в современном обществе», о том, какие методы контроля за рождаемостью наиболее эффективны. Из того, что требует толерантная общественность, в опросе нет разве что эвтаназии и рукоположения женщин, но, возможно, это объясняется тем, что он посвящен теме семьи (как ее понимает современное западное общество). О том, зачем этот опрос и какую реформу готовит папа Франциск, газета ВЗГЛЯД поговорила со специалистом по политике Ватикана, доцентом кафедры истории и политики стран Европы и Америки МГИМО, кандидатом исторических наук Ольгой Четвериковой, автором книги "Измена в Ватикане, или Заговор пап против христианства".

ВЗГЛЯД: Ольга Николаевна, чем показателен этот опрос?

Ольга Четверикова: Учение церкви определено Христом, а задача руководства церкви – поддерживать его в чистоте. И если общество впадает в грех, то церковь должна заявить об этом и остановить. А этим опросом они подстраховываются в своих решениях, оправдываются требованиями самого народа. «Наша задача – отвечать духу времени, а опрос показывает, чего хотят люди». Ранее проводившиеся локальные опросы уже показывали, что за аборты и разводы высказываются большинство католиков. В той же Франции католики говорят, что они не против гомосексуальных браков, а против того, чтобы трогали их священный гражданский кодекс и вместо мужчин и женщин писали «супруг номер один» и «супруг номер два». А осуждение гомосексуализма уже никто не может себе позволить.

ВЗГЛЯД: Потому что опасно – посадят. Были же случаи, когда священников, выступавших с проповедью против гомосексуализма, объявлявших его грехом, сажали в тюрьму.

О. Ч.: Это же покушение на священное и неприкосновенное право толерантности. И этот принцип разъедает изнутри уже и Католическую церковь, формирует их сознание. Ведь толерантность, как она трактуется в Европе, это отсутствие какой-либо абсолютной истины, отсутствие догмы. А вся христианская вера основана на догме. Принцип терпимости возможен только в условиях смерти христианства.

ВЗГЛЯД: И сам Ватикан этому способствует?

О. Ч.: Чисто по-иезуитски, в латентной форме идет широкая, незаметная ревизия основ учения о нравственности Католической церкви. Если в догматике они совершили ревизию в последние 50 лет – после Второго Ватиканского собора, то в нравственных постулатах были существенные положения, на отказ от которых Католическая церковь никогда бы не пошла при прежнем папе Бенедикте XVI. Поэтому он отрекся. Его время кончилось – началась глубинная мировоззренческая и нравственная революция. Она давно уже подготавливалась, а сейчас все выходит наружу – вот в чем революционность. Революция не в смысле содержания, а в смысле методов. Тут то же, что и с теорией заговора: она больше не существует, потому что заговор вышел наружу. Его авторы прятались, пока они не имели достаточного влияния, а сейчас они начинают выходить наружу.

Отсюда и все эти откровенно ужасающие вещи – иногда говорят: как же так, откуда взялась проблема содомского греха, она ведь никогда не звучала. Она всегда была, но была внутри, а сейчас время пришло, и нам откровенно говорят: все, мы устанавливаем нашу содомскую антицерковь. И тот, кто не хочет ей подчиняться, не имеет права на существование. Отсюда и борьба против гомофобии, и готовящиеся законы по преследованию т. н. гомофобов.

ВЗГЛЯД: Беспрецедентное отречение Бенедикта и приход нового понтифика нужны были именно для революции?

О. Ч.: Папа Франциск – член ордена иезуитов. А миссия ордена – приспосабливать католическое богословие к реальностям жизни. Изначально, в XVI веке, орден создавался для того, чтобы сохранить и укрепить власть папства. В условиях тотальных изменений, которые происходили тогда в сознании европейского общества, это можно было сделать, только приспособившись, сохранив католическую догматику и богословие лишь внешне. Миссия иезуитов заключалась в обеспечении контроля над европейскими элитами путем приспособления католического мировоззрения к потребностям этих элит.

Поэтому самой главной чертой иезуитов была, есть и будет их приспособительная мораль, которая позволила им, толкуя в нужном русле святых отцов, так или иначе смиряться и соглашаться с любой культурой, религией и системой ценностей. За изменениями в богословской доктрине Римской церкви тоже стояли иезуиты – на Первом Ватиканском соборе в 1871 году они обосновали догмат о папской непогрешимости, а на Втором Ватиканском соборе открылись миру, пришли к экуменизму, признали, что истина есть во всех религиях, признали иудеев избранным народом и произвели коренную революцию, фактически перейдя на позиции иудео-христианства.

ВЗГЛЯД: Второй Ватиканский собор должен был придать Римской церкви новые силы…

О. Ч.: Но после собора начался кризис – не церкви как института, а христианского мировоззрения. Усилилась секуляризация, отпадение от церкви – они думали, что когда они откроются миру, то к ним все побегут, но выяснилось, что раз истина есть в любой религии, вообще везде, то зачем нужно христианство. Тогда же началась серьезнейшая эрозия морали европейцев. А поскольку ключевым звеном, определяющим систему ценностей, для западного человека являются такие институты, как ЮНЕСКО, Совет Европы, основанные на принципах гуманизма, которые в итоге привели к утверждению прав человека, то в итоге была утверждена толерантность как религиозная догма. И когда все определяется, исходя из принципа толерантности, который несовместим с божественным абсолютом, и на этом принципе создается вся система ценностей западного человека, то христианское мировоззрение никоим образом в это не вписывается.

В результате Католическая церковь оказалась в критической ситуации в плане сохранения своей паствы. Она максимально приспособилась и интегрировалась в политическую, экономическую, финансовую систему, но не в нравственную. И Ватикан подвергали критике исключительно за то, что вплоть до Бенедикта XVI он высказывался против таких грехов, как аборты, содомский грех…

ВЗГЛЯД: При этом папа Бенедикт XVI не был противником глобализации…

О. Ч.: Хотя Бенедикт был очень хорошо инкорпорирован в систему глобального управления и обосновывал необходимость всемирной религии и мирового правительства, его отношение к системе ценностей не позволяло ему сохраняться во главе Католической церкви. Ведь глобализаторы взяли в последние годы курс на тотальную реализацию принципа толерантности, то есть на то, чтобы убрать все еще остающиеся нормы. Содомские браки – это еще цветочки, дальше идет утверждение гендерного понимания человека, то есть бесполого существа, эксперименты в медицине с искусственным оплодотворением, когда ребенок рождается от трех родителей. Так что необходимо было привести католические принципы в соответствие всему этому – и папой сделали представителя ордена, который как раз и специализируется на приспособлении.

ВЗГЛЯД: При этом при избрании Франциска много говорили о том, что он чуть ли не консерватор, что у него традиционные взгляды на брак и семью…

О. Ч.: Сейчас акцент делается на то, что этот папа – представитель бедной церкви, демократичный папа, который пошел в народ. Как наш Горбачев. И если миссия Горбачева была в том, чтобы уничтожить партию, то миссия Бергольо – под видом реформы фактически упразднить как таковое христианство. Не как церковный институт – он как раз сохранится, потому что он нужен как идеологический институт, обосновывающий необходимость мирового правительства, и как один из ведущих центров по созданию единой мировой религии с ключевой фигурой папы во главе, – а именно как церковь, как сообщество верующих во Христа.

Система ценностей и догматов в Римской церкви давно уже была размыта, в том числе и учение о церкви и о спасении. Последнее, что еще оставалось, это этика. Существовало жесткое понятие греха, которое все-таки не давало возможности признать современную толерантную систему ценностей. Сейчас нужно размыть это – и революционные шаги уже сделаны. Еще за несколько дней до отречения Бенедикта глава папского совета по делам семьи архиепископ Винченцо Палья заявил, что Ватикан поддерживает французских католиков, выступающих против гомосексуальных браков, но необходимо признать, что существуют разные формы семьи, и нужно категорически выступать против преследования и дискриминации этих форм. О чем идет речь? Ведь архиепископ говорил не о политической или юридической дискриминации, а о нравственной, то есть он сказал, что нельзя осуждать эти «браки». А подготовка к этому была еще в 2008 году – тогда Ватикан поддержал принятый ООН документ о борьбе с преследованием гомосексуалистов и их праве на семью, оговорившись, правда, что это не вписывается в международное право и с этим надо что-то делать, так что осталось непонятным, что имелось в виду: необходимость менять право или призыв по-другому называть гомосексуалистов.

ВЗГЛЯД: После отречения Бенедикта появилась информация, что ему передавали доклад о работе «голубого» лобби в Ватикане.

О. Ч.: Когда стало известно о докладе папе Бенедикту, то его подавали так – вот, собран компромат на гомосексуалистов, а папа ничего не делает, нужно заставить его отреагировать. Между тем, как стало известно позже, сам этот доклад был делом рук гомосексуального лобби, которое тем самым показало папе, что у них все под контролем, и поставило его перед выбором: признавать их силу или уйти. А уже этим летом, выступая на одной из конференций, новый папа Франциск сказал, что в курии работает гей-лобби. Но он не осудил его, не занял четкой позиции, а фактически перешел на их язык, признал их и дал понять, что ничего не будет: «Кто я такой, чтобы осуждать гомосексуалистов?»

ВЗГЛЯД: Один из кардиналов сказал по поводу опроса, что у Ватикана нет намерения открывать дискуссию по доктринальным вопросам…

http://kuraev.ru/smf/index.php?PHPSESSID=1d9bfbeae9dc4809099d2ff27339c74b&topic=629415.msg8989954#msg8989954

14 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов