Сеанс реформы МВД с полным ее разоблачением

Сеанс реформы МВД с полным ее разоблачением. Полиция приступила к борьбе с негативными последствиями перестройки ведомства

Полиция приступила к борьбе с негативными последствиями перестройки ведомства

В МВД решили бороться с последствиями реформы, которую в ведомстве провели по инициативеДмитрия Медведева. Об этом говорится в проекте программы обеспечения общественного порядка и противодействия преступности, вынесенном на общественное обсуждение.

«В данный период будут минимизированы неблагоприятные последствия проведенных преобразований системы МВД России, связанные прежде всего с сокращением штатной численности органов внутренних дел Российской Федерации, перераспределением функций и утратой определенных наработок и связей по причине реорганизации отдельных подразделений и служб»,– сказано в документе.

По сути, нынешнее руководство МВД официально признало, что реформа Рашида Нургалиевапровалилась. Напомним, первые заявления тогдашнего президента Медведева о реформировании ведомства последовали после вопиющего случая с начальником ОВД «Царицыно» майоромДенисом Евсюковым. В ночь на 27 апреля 2009 года пьяный Евсюков «из хулиганских побуждений» (так записано в материалах дела) открыл огонь из табельного пистолета по работникам и посетителям столичного супермаркета «Остров». Два человека тогда погибли, семеро были ранены. 22-летней москвичке Елены Дудаль пуля повредила лопатку и шейный позвонок. Желание Медведева навести порядок в МВД объяснимо, но реформа оказалась неподготовленной – ни теоретически, ни практически. Вот к чему она привела:

– на 30-40% была сокращена численность оперативных полицейских главков, зато возросло количество штабных подразделений;

– были упразднены подразделения по борьбе с этнической организованной преступностью, и только после событий на Манежке их стали восстанавливать по всей стране;

– штат органов внутренних дел сократили на 20%, в результате сельские районы остались без участковых, а в городах возник дефицит сотрудников патрульно-постовой службы;

– провалилась внеочередная аттестация личного состава – переаттестация генералитета МВД президентской комиссией затянулась настолько, что на проверку рядовых сотрудников времени не осталось, их аттестацию провели для галочки;

– закрылись многие учебные заведения МВД, что отрицательно повлияло на уровень профессиональной подготовки полицейских.

Переименование милиции в полицию обошлось налогоплательщикам, по экспертным оценкам, в 10 млрд рублей. Только на замену удостоверений, нагрудных знаков, вывесок, печатей, штампов, бланков, нашивок, перекраску автомобилей потратили 1 млрд 125 млн руб. Закончилась реформа скандальным ЧП. В марте 2012 года в казанском ОВД «Дальний» переаттестованные полицейские изнасиловали задержанного бутылкой из-под шампанского. От полученных травм 52-летний мужчина скончался. В том же году, подводя итоги реформы, депутат Госдумы Александр Хинштейн отметил, что только за первый квартал на 33% возросло количество коррупционных преступлений, совершенных сотрудниками полиции, а уличная преступность выросла на 18%.

И вот министр внутренних дел Владимир Колокольцев приступил к исправлению ошибок. Согласно тексту программы, своими главными задачами полиция называет повышение к 2020 году раскрываемости тяжких и особо тяжких преступлений, сокращение уровня уличной преступности и повышение доверия граждан к правоохранительным органам. Ежегодный объем средств, необходимых на реализацию программы, оценивается в среднем почти в миллиард рублей.

Окажется ли успешной новая реформа МВД?

 

– Владимир Колокольцев только позиционирует реформу как масштабные комплексные преобразования, – считает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. – На деле, речь идет о наборе мероприятий внутри существующей ведомственной системы. На мой взгляд, Колокольцев выражает интересы сотрудников органов внутренних дел, которые устали от переименований и косметических перекрашиваний, от появления новых программ с цифрами, которые в итоге не реализуются.

Колокольцев хочет, чтобы преобразования шли в достаточно спокойном режиме. Рационально руководство ведомства понимает, что если поставить слишком амбициозные задачи, потом их придется – в советском стиле – корректировать в сторону уменьшения. Поэтому провозглашаются лишь общие направления деятельности, на которых необходимо что-то улучшить и повысить.

«СП»: – Это правильный подход?

– Думаю, он способен привести к определенным частным улучшениям. Но он вряд ли приведет к кардинальным переменам, к тому, что граждане начнут оценивать работу полиции позитивно. На это, по большому счету, программа не претендует.

«СП»: – Ведомство просит увеличить финансирование на 1 млрд рублей ежегодно на протяжении восьми лет. Это будет сделано?

– Все будет зависеть от состояния экономики. Потянет ли нас такие расходы бюджет – большой вопрос. Достаточно напомнить, что сейчас для уменьшения бюджетного дефицита правительству приходится временно конфисковывать пенсионные накопления граждан. Понятно, у всех учреждений имеются свои запросы, сугубо неотложные и приоритетные. Но далеко не все запросы правительство в состоянии удовлетворить.

«СП»: – Что может всерьез изменить отношение общества к МВД?

– Только реформа, которая бы носила коренной характер. На мой взгляд, следовало бы взять вселучшее, что удалось при реформе полиции в Грузии. Там, напомню, провели очень масштабную реформу и смогли резко снизить – а в некоторых сферах полностью ликвидировать – коррупцию среди полицейских.

Но в России масштабной реформе полиции препятствуют два обстоятельства проблемы. Первое – у нас очень слабый гражданский контроль над правоохранительными органами, поэтому они чувствуют себя слишком влиятельными и самодостаточными. Второе – Грузия и Россия несопоставимы по территории. У нас, вероятно, было бы целесообразно провести реформу по грузинскому образцу в одном-двух регионах, а затем, в случае успеха, распространить опыт на остальную Россию.

«СП»: – Почему так до сих пор не сделали?

– Для этого нужно политическое решение, серьезная убежденность Кремля в необходимости перемен. Такой политической воли не было во время реформы Нургалиева, ныне критикуемой, нет ее и сейчас. Напротив, есть ощущение, что реформирование МВД власть поручила самому ведомству – так сказать, дала добро на занятия самосовершенствованием. Вряд ли такая концепция приведет к качественным изменениям в работе полиции…

 

– Прежде чем затевать очередную реформу МВД, следовало бы четко определить, что в работе правоохранительной системы нас не устраивает, – уверен полковник милиции в отставке, доктор юридических наук, заслуженный юрист России Данил Корецкий. – Это нарушение сроков расследования уголовных дел, качество расследований, некомплект сотрудников. И только потом, исходя из недостатков, говорить: нужно сделать то-то и то-то.

А как происходит у нас? Реформа Нургалиева проводилась по следующей схеме: у нас все хорошо, но надо сделать еще лучше – для этого следует сократить на 20% личный состав органов внутренних дел, а оставшимся сотрудникам повысить зарплату. Но это – не реформа, а всего-навсего реструктуризация внутри системы МВД. Причем, довольно бессмысленная.

Сейчас затевается новая реформа. Предлагается, как всегда, «поднять» да «улучшить», но конкретных цифр и методов по-прежнему нет. Настораживают и сроки – достичь чего-то обещают только к 2020 году. Это, на мой взгляд, напоминает обещание Ходжи Насреддинаэмиру за пять тысяч таньга золотом и 20 лет научить ишака богословию. Вряд ли те, кто сегодня реформу планируют, к 2020 году будут сидеть в своих креслах, и вряд ли с них будут за реформу спрашивать.

 

– Нынешняя правоохранительная система борется с последствиями преступлений, – убежденадвокат Игорь Трунов. – Кроме того, она выстроена таким образом, что толкает сотрудников на злоупотребления. Отчетность, показатели качества работы формируются по «палочной системе» – исходя из количества раскрытых преступлений и задержанных правонарушителей. Это порождает массу фальсификаций, дает большое число невиновно задержанных и осужденных.

Основная проблема как раз и заключается в том, что необходимо менять системные правила игры. Реальная реформа МВД должна привести к сокращению численности сотрудников правоохранительных органов и бюджетного финансирования ведомства. Сегодня у нас полиция «съедает» больше, чем наука и образование вместе взятые. Это, на мой взгляд, совершеннонедопустимо.

Полиция должна быть переориентирована на профилактическую работу. Например, на ресоциализацию бывших осужденных. Сейчас правоохранительной системе выгоден большой процент рецидивов, поскольку это улучшает показатели отчетности. Но об этом в новой программе МВД – ни слова.

Зато ведомство просит на реализацию программы ежегодно миллиард рублей до 2020 года. Это старая российская песня – «дай денег, и все будет хорошо». На практике так получается далеко не всегда. Любое ведомство склонно к росту и увеличению финансирования. Но к кардинальным реформам это не имеет никакого отношения…

 

Фото: Антон Денисов/ РИА Новости

http://svpressa.ru/politic/article/76590/

 

29 Октября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов