«Народ выбирает новую жизнь без воров и зазнаек»

В воскресенье в Грузии прошли президентские выборы. Главный редактор «Русской планеты» побывал на прощальном приеме у Михаила Саакашвили, избирательных участках Тбилиси и улицах, где сторонники Георгия Маргвелашвили праздновали победу

 

«Мы за Путина, то есть за Иванишвили и Маргвелашвили»

В субботу вечером президент Грузии Михаил Саакашвили собрал в своей резиденции узкий круг соратников. Я — единственный россиянин на этой встрече, при входе охрана отбирает паспорт, телефон и фотоаппарат. Снимать президента позволено только его личному фотографу Томашу Дворжаку, чеху, живущему в Грузии с 1991 года. Саакашвили говорит на грузинском, но мой провожатый Александр Багратион-Давиташвили переводит отдельные фразы. Слова общие, но довольно грустные: «Я не прощаюсь с вами; у нас все будет хорошо; видите, как вышло». Глядя на меня, президент произносит единственную фразу на русском: «Спасибо всем вам».

Встреча длится минут десять; Саакашвили говорит, что ожидавшегося формата «вопрос-ответ» не будет, ему некогда, он улетает в Мюнхен. Во время воскресных выборов его не будет в стране; собравшимся это кажется знаком неверия в победу кандидата, идущего от партии Саакашвили, а то и жестом «как вы мне все надоели». Впрочем, всем еще какое-то время позволяют оставаться в резиденции; на фуршет подают гамбургеры, чизбургеры и картошку-фри из «Макдоналдса».

В ночь перед выборами на улицах Тбилиси много народу. Мужчины на повышенных тонах обсуждают кандидатов и их сторонников. Самая большая группа стоит у Центра юстиции, современного стеклянного здания. На фасаде расклеены плакаты и иконы, горят лампады. Эти люди протестуют против введения электронных паспортов и «вшивания чипов в человека». Их кандидат — Георгий Маргвелашвили, ставленник действующего премьер-министра Бидзины Иванишвили. Ортодоксы рассказывают мне, что возрождение Грузии придет с Севера, из России.

«Владимир Путин против мирового правительства и экспериментов над людьми. Мы за Путина, то есть за Иванишвили и Маргвелашвили», — объясняет их вожак.

Страна как собрание парадоксов

Взаимоотношения с Россией — главная тема этих выборов. Все кандидаты ритуально говорят о своем желании вернуть в состав Грузии Абхазию и Южную Осетию. Но самые здравомыслящие понимают, что эти республики ушли надолго, если не навсегда. Поэтому сегодня прагматичные политики ждут от России других шагов — к примеру, отмены виз для грузин. Саакашвили в одностороннем порядке отменил визы для россиян, наша страна этого не сделала. Более того, получение российской визы для большинства грузин выливается в неизбежную дачу взятки — иного способа, как уверяют все, с кем я разговаривал, нет. В коррупции обвиняют посольство России в Грузии, стоимость визы может достигать 1 тысячи долларов за туристическую и 4 тысяч долларов за бизнес-визу.

Сегодня для подавляющего большинства грузин коррупция осталась в прошлом, во всяком случае, на бытовом уровне. Даже ярые противники Саакашвили признают, что тому удалось победить взяточничество и криминальный мир. Правда, последний все равно незримо присутствует в жизни страны. В конце октября в Тбилиси умер старейший вор в законе на территории бывшего СССР, 88-летний Гоги Чиковани. Его единственного Саакашвили оставил на воле (под домашним арестом), все остальные (несколько десятков) ушли в тюрьму на 5—10 лет только за то, что они не отреклись от своего криминального звания.

На похороны Чиковани собралась большая толпа тбилисцев, в глазах большинства грузин он был не просто вором в законе, а осколком прошлого мира. Чиковани жил во Франции, был близок к меньшевикам-эмигрантам, выдан СССР в 1945-м, получил срок по 58-й статье и оказался коронован в ГУЛАГе — редчайший случай, когда вором в законе стал политзаключенный-«контрреволюционер». Жизнь Чиковани была собранием парадоксов, сегодняшняя Грузия, если присмотреться, являет собой ту же картину.

Ставший премьер-министром страны в октябре прошлого года российский миллиардер Бидзина Иванишвили выпустил из тюрем около восьми тысяч человек, признанных политзаключенными, «узниками совести» и «жертвами режима» Саакашвили. И в их число попали в том числе и воры в законе, что логично с точки зрения нормальной юстиции — они получили свои сроки не за преступления, а только за принадлежность к «профессиональной группе».

Или другой парадокс. Министром культуры при Саакашвили стал Ника Руруа. В Тбилиси рассказывают, что в 1990-е он возглавлял одну из самых жестоких банд, прозванную «Банда зла», потом бросил криминальное ремесло, окончил университет в Германии и вернулся в страну к Революции Роз, в ходе которой предоставил оппозиции крепких ребят из своего кадрового резерва. Саакашвили оценил услугу Руруа, но у того время от времени возникали рецидивы — министр культуры в спорах козырял убийственным, последним аргументом: «Сдеру с тебя живьем кожу».

 

  • Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Паата Закареишвили, министр по вопросам реинтеграции Грузии. Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Михаил Саакашвили. Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Давид Сергиенко, министр здравоохранения Грузии. Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Бидзина Иванишвили, премьер-министр Грузии. Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Георгий Маргвелашвили. Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Фото: Александр Багратион-Давиташвили
  • Фото: Александр Багратион-Давиташвили1 / 15Фото: Александр Багратион-Давиташвили
 
 
 
 

 

Поучаствовать в выборах в Тбилиси приехал бывший министр обороны Ираклий Окруашвили, получивший статус политбеженца во Франции. Ранее правая рука Саакашвили, Окруашвили обвинял президента в том, что тот заказал ему убийство олигарха Бадри Патаркацешвили. Также он обещал предоставить доказательства того, что бывший премьер-министр Жвания был убит, а не отравился случайно газом (эта версия была официальной). Заочно грузинский суд дал бывшему министру обороны одиннадцать лет; при новой власти Окруашвили смог доказать свою невиновность. Возвращение Бешеного Ястреба (такую кличку он получил за излишнее рвение, проявленное на службе в минобороны и спецслужбах) было воспринято в Грузии как окончательное падение Саакашвили, уже не опасного даже для заклятых личных врагов, каковым, без сомнения, был Окруашвили.

«Он всех нас, граждан Грузии, подставил»

Первый избирательный участок на нашем пути — № 33, в средней школе. На 11 утра, как объясняют люди из комиссии, явка — около 10 %. Избирателям наносят флуоресцентную метку на ладонь. В школьном классе, рядом с помещением для голосования, сидит женщина-наблюдатель от кандидата Маргвелашвили. Каждого зашедшего на участок она отмечает штрихом на листке бумаги — потом будет легче сравнить ее результаты по явке и результаты в протоколе.

«Народ сегодня выбирает новую жизнь, без воров и зазнаек», — говорит она. Воры в законе в ее представлении — это олицетворение режима Шеварднадзе, зазнайки — Саакашвили.

Следующий участок, № 16, находится в здании Грузинской академии наук. На его ступенях раскинулся рынок, где продают кинжалы, рога для вина и прочую ремесленную продукцию. Член избиркома сокрушается, что на этом рынке торгуют и академики, «а один, доктор математики, стал гончаром, чтобы прокормить семью». В 11:30 явка здесь составила 15 %.

В 13:00 у здания избирательного штаба Маргвелашвили монтируют сцену, на которой вечером собираются праздновать победу. В том, что она состоится уже в первом туре, его сторонники нисколько не сомневаются.

Армаз Ахвледиани, исполнительный секретарь партии «Грузинская мечта», тоже убежден в победе Маргвелашвили, в избирательном штабе которого он работает. Главной проблемой, которую придется решать новому президенту, он считает, взаимоотношения с Россией.

«Главная вина Саакашвили — это начало боевых действий в Южной Осетии в августе 2008-го. Он всех нас, граждан Грузии, подставил», — горячо убеждает Ахвледиани.

Вторая задача, о которой говорит функционер — это окончательная победа над «фасадной демократией», которая расцвела при Саакашвили. «Исправление наследия Саакашвили началось в октябре 2012-го (после победы на парламентских выборах коалиции "Грузинская мечта". — ПП), и работа еще предстоит большая. Права человека только декларировались, демократия была только для своих, тюрьмы заполнились политзаключенными, несогласными с курсом президента. Еще один удар Саакашвили по демократии — это создание псевдооппозиции, кормившейся из его партии. Это был чудовищный обман избирателей», — рассказывает он.

Ахвледиани сожалеет, что «два братских народа — русские и грузины — сейчас так разъединены».

«Я окончил философский факультет МГУ в 1991 году, потом Московскую школу политических исследований. Знаете, как я мечтаю снова увидеть "стекляшку" (второй гуманитарный корпус МГУ. — ПП), главное здание МГУ, своих старых русских друзей?! Но не могу выехать в Россию, нам не выдают визы», — сокрушается он.

Армаз Ахвледиани. Фото: Александр Багратион-Давиташвили

На прощание он поясняет: «Но дружба с Россией — только один внешнеполитический шаг, который предпримет президент Маргвелашвили (с момента окончания нашей беседы до закрытия избирательных участков еще оставалось около шести часов. — ПП). Второй — это курс вхождения Грузии в ЕС и НАТО. России тоже будет от этого польза — пусть у нее в этих структурах будет друг».

В 14:30 на избирательный участок № 19 приезжает голосовать министр интеграции Пата Закарешвили. В правительстве он отвечает за межнациональные отношения, а также за беженцев из Абхазии и Южной Осетии. В советское время Закарешвили преподавал научный коммунизм, сейчас считает себя национал-демократом. В небольшом интервью «Русской планете» министр жалуется на власти Абхазии и Южной Осетии, не желающие решать вопрос грузинских беженцев.

«А вот с Россией такой диалог идет. Мы общаемся с Карасиным, находим какие-то точки соприкосновения. Россия в этом процессе не выглядит монстром», — поясняет он. Но тут же оговаривается: «Оккупационные войска России должны уйти из Абхазии и Южной Осетии. Историческая правда на нашей стороне».

«Убирайся, Миша, пока не поздно»

На этом же избирательном участке № 19 голосовал и Михаил Саакашвили. Его пресс-служба объявила, что президент прибудет туда в 12:30, потом — в 13:30, затем — в 16:00 (заодно выяснилось, что ни в какой Мюнхен он не улетал). За это время мне удалось пообщаться с десятком местных репортеров, стерегущих главу государства; все они говорили, что Саакашвили перегнул палку в контроле над СМИ. В какой-то момент ему стало казаться, считают грузинские журналисты, что в грузинской прессе окопались агенты ФСБ — результатом стало запугивание, избиения журналистов и уголовные дела, наиболее известное среди которых «дело фотографов-шпионов» (интервью с одним из его фигурантов выйдет на «Русской планете» несколько позже).

В 16:20 на улице Зандукели показались джипы охраны, из машин выскочили двухметровые здоровяки и выстроились цепью, образовав живой коридор для Саакашвили. Президент прибыл через минуту. Зандукели теперь родная для него улица — он из служебной квартиры переселился в дом № 12. В этом же доме располагался и избирательный участок, где голосовал Саакашвили.

«Президент Миша», или «Миша», как его предпочитают называть грузины даже в лицо, опустил бюллетень в урну, сказал какие-то дежурные слова и из-за тесноты участка попросил журналистов выйти на улицу, чтобы провести там импровизированную пресс-конференцию. Сразу на выходе на него набросилась толпа человек из пятнадцати-двадцати — с мегафоном, свистками и клаксонами. «Миша, мы пришли за тобой!» — надрывно заорал в мегафон самый крепкий из этой толпы. К избирательному участку они подкатили и гроб.

«Это Мераб, а с ним политические заключенные», — сказал кто-то из журналистов. Охрана подхватила Саакашвили и почти на руках понесла его во двор дома, а оттуда — в новую квартиру президента. В какой-то момент показалось, что спецслужбы — с укороченными автоматами в руках — начнут стрелять по Мерабу и политзекам. «У нас теперь демократия — не будут», — успокоила пожилая журналистка.

В вольном переводе на русский тирады политзеков звучали так: «Саакашвили загубил наше здоровье в застенках, растоптал веру в демократию, привел Грузию к поражению в войне с Россией. Убирайся, Миша, пока не поздно — или народ тебя посадит на наше место, в сырую камеру».

Сам Мераб тем временем рассказывал, как при Саакашвили отсидел год за то, что в письмах на имя президента «рассказал правду о местном чинуше, коррупционере и растлителе малолетних». Еще один из политзеков попал в тюрьму по доносу недоброжелателя, сообщившего, что тот якобы тайный вор в законе. «Я национал-либерал и правозащитник, какой я вор?!» — кричал он в мегафон, обращенный во двор президентского дома.

Саакашвили пришлось проводить пресс-конференцию в своей новой квартире. В ней три комнаты, почти нет мебели, мемориальный уголок Анны Франк и очень много книг. Хозяин начал с инцидента на избирательном участке.

Мемориальный уголок Анны Франк в доме Михаила Саакашвили. Фото: Александр Багратион-Давиташвили

«Билет политзаключенных им выписало МВД! Эти люди — агенты спецслужб!» — с металлом в голосе сказал он. Президент, которому осталось править считаные дни, рассказал о своих планах: «Я очень эмоционально вымотался, и хочу отдохнуть после выборов. Что будет после окончания отдыха, я не знаю». Дал Саакашвили и политический прогноз на ближайшее будущее: «Правительство Иванишвили долго не продержится, последующие правительства тоже будут быстро меняться».

Охрана полувынесла его из квартиры, усадила в машину, и кортеж отбыл с улицы Зандукели. Вслед ему политзеки орали в мегафон: «И больше не возвращайся!»

«Бог послал нам Георгия-победоносца»

После восьми вечера пошли результаты экзит-полов. Как и ожидалось, уже в первом туре побеждал кандидат от коалиции «Грузинская мечта» Георгий Маргвелашвили, с результатом в 66—68 % голосов.

Уже в 20:10 на площади перед офисом «Грузинской мечты» стали собираться люди. Первые сторонники Маргвелашвили приходили с чувством, что победу их кандидата придется защищать — многие ждали от уходящего президента провокаций. Ходили слухи, что на улицу могут выйти и сторонники еще одного кандидата, бывшего спикера парламента Нино Бурджанадзе, в итоге занявшей всего третье место с 6—8 % голосов (предвыборные опросы ей давали 12—16%). За ней в Тбилиси закрепилось прозвище «полковник КГБ» — считается, что кампанию ей оплачивал Кремль.

Но в итоге ночь в Тбилиси по грузинским меркам прошла спокойно, особенно в сравнении с прошлыми выборными кампаниями, когда на улицу выходили десятки и даже сотни тысяч людей.

Поздравить Маргвелашвили на площадь перед зданием его партии пришли около пяти тысяч человек. На сцене появился и премьер Бидзина Иванишвили, который произнес вполне дежурную речь: «Мы победили, враг разбит; вместе идем в светлое будущее» и т. п.

Куда более откровенны были простые сторонники нового президента. По улице, примыкающей к площади, промчалась колонна из примерно сотни машин; в окна высовывались люди и флаги. Самыми политкорректными выкриками, доносившимися из кавалькады, были «Саакашвили на нары!» и «Наконец демократия!»

На площадь пообщаться с народом вышли несколько министров из «Грузинской мечты», контролирующей теперь все ветви власти — парламент, правительство и президента. Каждый из них демонстрировал свое понимание новой эпохи. Так, министр иностранных дел Майя Панджикидзе отказалась общаться со мной на русском языке, заявив, что в Грузии говорят только по-грузински. А министр здравоохранения Давид Сергиенко, которого многие называют преемником Иванишвили (нынешний премьер сразу после парламентских выборов в октябре 2012-го пообещал через два года покинуть этот пост, но почти все в Грузии уверены, что он объявит об отставке в ближайшие дни) ответил на вопросы «Русской планеты» на хорошем русском.

 

 

28 Октября 2013
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 28 Октября 2013

«Наши первые шаги будут в сторону России. Культурное и экономическое сотрудничество — как наладим их, потом пойдет и политическое урегулирование. Со стороны Кремля есть понимание, большинство людей в новой власти Грузии — не чужие люди для России», — сказал он.

Последним из высокопоставленных чиновников здание коалиции «Грузинская мечта» покинул Георгий Маргвелашвили. Сквозь плотную толпу он прошел метров тридцать-сорок до резиденции каталикоса-патриарха всея Грузии Илии II. Его приближенные объяснили собравшимся, что президент намерен молиться там всю ночь.

«Бог наконец услышал Грузию и послал нам Георгия, защитника и победоносца», — подвел итоги выборов у дверей резиденции патриарха старый монах, призывая всех желающих разделить с ним радость стаканом вина. Народ стал расходиться по питейным заведениям и домам.

Your text to link...
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов