Тревожный баланс России

Судя по предварительным данным о состоянии платежного баланса России за девять месяцев текущего года, ситуация на валютном рынке два последних квартала была критической. По итогам II-го квартала сальдо его текущего счета составило всего $3,4 млрд., а по итогам III-го квартала – вообще $1,1 млрд. И это притом, что еще в I квартале сальдо составляло весомые $25 млрд. То есть, платежный баланс России находится на грани дефицитности, чего с ним практически никогда не случалось. Хронически дефицитным, то есть пассивным, у нас всегда являлся финансовый счет, на котором отражается движение капиталов, но вот текущий счет, на котором отражается движение товаров и услуг, всегда был профицитным, то есть активным. И за счет активного текущего счета покрывался пассивный финансовый счет.

Для полноты картины приведем данные о состоянии счета текущих операций платежного баланса России за три предыдущих года.

Счет текущих операций

I квартал

II квартал

III квартал

IV квартал

итого за год

 (млрд. долл.)

 

 

2013 год

25,0

3,4

1,1

-

-

2012 год

39,5

16,2

5,8

10,5

72,0

2011 год

29,8

22,9

17,4

27,1

97,3

2010 год

32,8

17,9

4,8

11,9

67,5

 

Какими операциями было вызвано резкое ухудшение прежде стабильного текущего счета платежного баланса? Наш товарный экспорт, несмотря на падение мировых цен на сырую нефть в I-ом квартале и на «газовые скидки», по общему объему был практически таким же, как и в прошлом году. Хотя с максимума в $117/баррель в середине февраля цены на сырую нефть упали до минимума в $99/баррель в середине апреля, но потом снова подросли и начиная с июля ниже $105/баррель не опускались. За три квартала текущего года экспорт составил $383 млрд., а за аналогичный период прошлого года – $388 млрд., то есть снизился всего на $5 млрд. Это, конечно, стагнация, но что делать? Мировая экономика находится в депрессивном состоянии, и ждать от нее расширения спроса не приходится.

Таким образом, основная статья валютных поступлений у нас была стабильной. Роста не было, но и сильного падения тоже не произошло. Но вот если посмотреть на основные статьи валютных расходов, то там стабильностью и не пахло. Импорт товаров вырос на $8 млрд., с $241 млрд. до $249 млрд., а импорт услуг – вообще на $16,7 млрд. И хотя этот очень резкий рост отчасти был скомпенсирован ростом экспорта услуг на $6,6 млрд., это помогло не очень сильно - чистый рост расходов на импорт услуг увеличился на $10 млрд.

Как следует из данных баланса, такому росту расходов на импорт услуг мы обязаны только одной статьей – поездкам за границу. Она-то как раз и выросла на $10 млрд., увеличивались с $32 млрд. за 9 месяцев 2012 года до $42 млрд. за аналогичный период текущего года.

Свою лепту в ухудшение валютной ситуации внесли и платежи по внешним обязательствам. За 9 месяцев 2012 года они составили $40 млрд., а за 9 месяцев 2013 года – уже $46 млрд. Кроме увеличения общего объема, на ситуацию повлияло неудачное распределение платежей внутри года: во втором и третьем квартале выплаты резко возрастают, так как начинается уплата дивидендов, начисленных по решению собраний акционеров, которые обычно проходят в апреле-мае каждого года.

Какие обстоятельства могли привести к быстрому росту расходов российских резидентов? Самую противоречивую картину дает, конечно, динамика импортных товаров. С одной стороны, российское хозяйство находится в состоянии депрессии, поэтому расширять спрос, в том числе и на импорт, как потребительских товаров, так и средств производства, оно, по идее, не должно. С другой стороны, импорт все-таки растет, и это можно объяснить снижением уровня тарифной защиты российского рынка, вызванного вступлением России в ВТО. Иностранный производитель, пользуясь изменением условий торговли, начинает вытеснять российского производителя с его домашнего рынка, что одновременно приводит и к стагнации внутреннего производства, и к ухудшению платежного баланса.

Другой значимый фактор ухудшения платежного баланса – рост поездок за границу – в особых комментариях не нуждается. Россияне так любят посещать иностранные курорты, что даже политические перевороты и экономические кризисы в любимых местах отдыха, а также громкие банкротства туристических компаний, не отпугнули их от ставшего привычным времяпрепровождения.

Что касается платежей по внешним обязательствам (процентов, купонов и дивидендов), то это результат активного привлечения иностранных инвесторов в российскую экономику. Начиная с 2011 года внешняя задолженность российских хозяйственных агентов (как государства, так и частного сектора) постоянно растет, и с $489 млрд. на 01.01.2011 г. увеличилась до $720 млрд. на 01.07. 2013 г. Соответственно, с ростом долга растут и платежи по его обслуживанию.

С одной стороны, это, конечно, хорошо – раз нам дают в долг, значит, нам доверяют, и позитивно оценивают перспективы российского хозяйства. Тем более, что само по себе получение внешнего капитала эти перспективы улучшает. Но, с другой стороны, привлечение внешнего капитала влечет за собой дальнейший рост платежей по его обслуживанию, а это, как мы только что убедились, приводит к сильным валютным ограничениям.

Кроме того, расширение иностранного кредитования является дополнительным фактором наращивания импорта, о чем мы говорили выше. Рост поставок иностранной продукции стимулируется не только снижением уровня тарифной защиты, но и привлечением внешнего капитала. И во многом благодаря этому привлечению импорт мог нарастать в тот период, когда экспорт начал стагнировать.

Напряженная ситуация с валютой не могла не сказаться на динамике курса рубля и состоянии валютных резервов монетарных органов власти. На начало февраля курс рубля к доллару был на максимуме – 30 руб/$, после чего он стал непрерывно падать, и к началу сентября дошел до минимального уровня в 33,46 руб./ $. После этого он стал расти, и сейчас находится на уровне 32,10-32,40 руб./ $.

Аналогичная динамика была и у золотовалютных резервов. С максимума в $533 млрд. на начало февраля они сократились до минимума в $504 млрд. в середине сентября, и только на начало октября возросли до $522,5 млрд. То есть их падение во II-ом и III-м квартале можно оценить в $30 млрд. И хотя во многом это сокращение резервов было вызвано изменением курса доллара к евро и падением цены на золото, все же из этих данных можно сделать вывод, что в весенне-летние месяцы наш платежный баланс иногда становился отрицательным. Если, несмотря на падение курса рубля, Центральному банку все же приходилось прибегать к продаже валюты из резерва, то есть валютным интервенциям, это однозначно свидетельствует о возникновении дефицита валюты у большинства участников внешнеэкономических отношений.

Правда, временную нехватку валюты можно покрывать привлечением международного краткосрочного капитала, который часто называют спекулятивным. Однако ситуация этого года не способствовала приходу валютных спекулянтов на развивающиеся рынки. Весь год рынки трясло от сплошного потока негативной информации: то события в Египте, то совершенно непонятная ситуация с ФРС – будет она сворачивать программу количественного смягчения или не будет, - потом масла в огонь добавило заявление министра финансов России г-на Силуанова о том, что Минфин будет покупать валюту в резерв не у Центробанка, как он это делал раньше, а на открытом рынке, что тоже усилило девальвационные ожидания участников валютного рынка.

В общем, ситуация на валютном рынке весной-летом была очень напряженной, и даже критической, и поэтому теперь интересно прикинуть, каковы наши ближайшие валютные перспективы.

Как легко предположить, некоторые статьи платежного баланса придут в равновесие благодаря чисто сезонным и календарным факторам: осенью-зимой спрос на углеводорды за границей увеличится, а туристические поездки за границу сократятся. Одновременно снизятся платежи по внешним обязательствам, так как большая часть их была уже произведена. Поэтому, можно рассчитывать, что в IV квартале 2013 года и в I квартале 2014 года сальдо текущего счета платежного баланса станет положительным. Но вот долговременные факторы влияния могут продолжать оказывать на платежный баланс свое негативное воздействие.

Если российские компании по-прежнему будут привлекать иностранный капитал и покупать за его счет иностранное оборудование и материалы, то говорить о равновесии на валютном рынке не придется. Сначала все будет вроде бы хорошо, но вот когда наступит время возвращать кредиты и погашать облигации, может возникнуть дефицит валюты. И если в это время снизятся поступления по экспорту, то этот дефицит может стать очень большим. Настолько большим, что на валютном рынке действительно произойдет девальвация, причем не временная, а постоянная, что, в свою очередь, приведет к дефолту по долгам компаний из-за того, что они теперь не смогут купить валюту для обслуживания долгов по новому, гораздо более низкому курсу рубля.

То есть равновесие на валютном рынке будет восстановлено, но достаточно жестким способом. Желательно, конечно, этих жестких способов избегать, но вот что здесь можно сделать – сказать трудно. Традиционные меры защиты, вроде манипулирования импортными пошлинами, по известным причинам применять нельзя, а замену им, вроде утилизационного сбора на автомобили, найти не всегда возможно. Поэтому регулятору рынков – государству – пока остается использовать только административные ограничения – нечто вроде усиления таможенного контроля на границе с Украиной или Литвой.

Другой способ сокращения импорта, к которому может прибегнуть государство, носит косвенный характер, но его эффективность от этого ничуть не меньше. Как известно, сейчас в системе хозяйственного управления страны активно обсуждается идея замораживания тарифов монополий. Следствием замораживания может быть сокращение инвестиционных программ монополий и, косвенным образом, - сокращение импорта, так как достаточно большая часть материального наполнения этих программ имеет иностранное происхождение.

Но, даже если эти меры (или какие-нибудь другие) будут реализованы и принесут положительные результаты, все равно нельзя не отметить, что развитие российской экономики достаточно жестко ограничено. Поскольку внутренних капиталонакоплений в стране создается недостаточно, корпоративному сектору для инвестирования приходится прибегать к заимствованиям на внешнем рынке капиталов. И для компаний-заемщиков это тем более удобно, что ресурсы на этом рынке предоставляются на требуемый (иногда очень большой) срок и под относительно низкие проценты. Но поскольку инвестиционные ресурсы привлекаются в валюте, их обслуживание ставится в жесткую зависимость от объема экспортной валютной выручки. Как только объем текущего импорта плюс платежи по обслуживанию внешней задолженности близко подходят к стоимости экспорта, инвестиционные программы приходится сворачивать.

Но что тут делать? Если не срезать инвестиционную программу самому, это за вас сделает валютный рынок, причем в гораздо более жесткой форме.

http://polit.ru/article/2013/10/18/balance/

 

18 Октября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов