КРАСНОДАР: двадцать лет спустя.

 

Сейчас сижу в краснодарской гостинице «Кавказ» и пишу. Недавно закончилась наша региональная конференция, куда народ съехался со всего Южного федерального округа. Проходило это дело в т.н. Доме Союзов – неплохо отремонтированном здании сталинского ампира. Оно когда-то принадлежало краевому совету профсоюзов, и теперь какой-то независимой федерации профсоюзов. Оказывается, профсоюзы существуют, но, видимо, они подлинно независимые – не зависят ни от чего, и от них ничего не зависит. Но здание сохранили и даже отремонтировали – это главное: недвижимость. Её можно сдавать под разные мероприятия. Это очень удобно: на центральной улице – Красной, и гостиница наша напротив, только через улицу перейти. Гостиница хрущёвской архитектуры, но чистенько и постепенно номера ремонтируют. Мы жили в отремонтированных: совершенно прилично, всё есть. 

Организаторша конференции, такая Маргарита, лидерша местной структуры, очень трепетная и суперответственная дама, попросила нас приехать на день раньше, чтобы помочь, посоветовать, как лучше и т.п. Ну, мы приехали, дела было на два часа, а на остальное она нам устроила эксткурсию по городу. Довольно любопытно. Рассказали нам историю города, показали немногочисленные достопримечательности…

Я вообще-то в Краснодаре не впервые. Когда-то ещё в начале 90-х приезжала сюда в командировку, когда работала на итальянской фирме. Фирма строила тут рисоперерабатывающую фабрику. Сколь я знаю, она развалилась в эпоху бури и натиска. Развалилась физически, говорят. Впрочем, строили её главным образом, при моём предшественнике, я застала только самое окончание, торжественное открытие, и ещё я организовывала изготовление фильма про это дело. Был там, помню, такой академик Алёшин Евгений Павлович – главный специалист в стране по рису. Он принадлежал к краевому эстеблишменту, знался с легендарным Медуновым, знаменитым коррупционером ещё советских времён. Они жили рядом в помпезным зданием, где тогда помещался крайком партии, а теперь – правительство края. Это был дом того стиля, который повсюду строили для номенклатуры – из светло-бежевого кирпича. Удивительное дело – я узнала этот дом, где была, кажется один раз, притом больше, чем двадцать лет назад. У академика было трое детей, и, помню, он был занят их наилучшим жизнеустройством. Пользуясь некоторой зависимостью от себя итальянской компании, он выхлопотал устройство младшей дочки в какую-то театральную школу в Италии. Как уж она там обходилась, без языка в школе драматического искусства, - ума не приложу, но тогда был такой тренд – непременно отправить детей за границу. Потом, они, кажется построили, особняк на берегу реки. Я попробовала позвонить по сохранившимся у меня телефонам, но никто не ответил. Оно и лучше: что бы мы сказали друг другу даже если бы академик оказался жив (что вряд ли)? В те далёкие времена академик заведовал таким МГО Рис. МГО, кажется, значило «межотраслевое государственное объединение» - тогда это было модно. Вообще, кубанскому рису уделялось большое внимание, ещё со времён Хрущёва, который говорил о кубанском рисовом миллионе. Тогда был основан и работал даже уникальный в своём роде завод «Рисмаш», который должен был выпускать рисоуборочные комбайны. Говорили, что даже японцы приезжали смотреть (в 70-х), интересовались. Сейчас от большинства заводов этого индустриального города остались лишь воспоминания да торговые центры, склады на их территории. 

Выращивали рис на заболоченной местности, главным образом в Красноармейском районе. Дело это трудное: либо надо очень много ручного труда (как в традиционных местах его выращивания), либо сыпать очень много агрохимии, что и делали у нас. Когда в Перестройку начали орать за экологию против химии – под это дело загнобили массу, в общем-то, полезных проектов. 

Сейчас, говорят, риса выращивается гораздо меньше, но выращивается. А пропаренный рис (быстроразваривающийся) весь импортный, значит, в крае его не делают. Да он и не нужен, положа руку на сердце. Я знаю, как можно отлично сварить рис: 2 части риса, 3 части воды, варить 12 минут: 3 на большом огне, 7 на среднем, 2 на малом. Подержать под крышкой ещё минут 10. Открыть, посолить, добавить масла. Готово! Только кастрюлю взять побольше, чтобы рис был только на дне. Кубанский рис – не длинненький, как китайский или тайландский, а более округлый. А на вкус, по-моему, одно и то же. Недурён, между прочим, рис, сваренный в бульоне, в т.ч. грибном – это меня итальянцы научили. 


Город не то, что похорошел с той давней поры, когда я его занал, но, несомненно, поприличнел. Ведётся даже краевая программа «Краснодару – столичный облик» Это хорошо, надо стараться придать среде обитания благообразный вид. Впрочем, сохранился обширный частный сектор, притом в относительном центре, где соседствуют богатые особняки с развалюхами. Впрочем, таких вросших в землю развалюх, как в Туле или в Коломне, - нет: в Краснодаре строят из кирпича, а это материал стойкий. Земля в городе очень дорогая, в хорошем месте 25, а то и 30 тыс. Долл. За сотку. Цена земли по-прежнему измеряется в долларах. Участки маленькие: 6 соток считается уже порядочно, а есть и 4. В самом центре, особенно на набережной запрещена продажа участков, там вроде как нет прописки, эти дома постепенно сносят, жильцов сселяют в окраинные многоэтажки. Однако, имея связи в администрации, можно там прописаться и сохранить за собой участок, построить новый хороший дом и т.д. Коррупция здесь, похоже, открытая, какая-то по-казацки прямолинейная, и они к ней привыкли и, в общем-то по-другому не представляют и не мыслят жизни. А как «решать вопросы», если никто вдруг не будет брать? Вопрос не в том, чтобы обороть мздоимство, а в том, чтобы заработать на «решение вопроса» - таков невысказанный подход к делу. 

В городе много дорогих машин, вообще машин – пробки. Дороги не ахти, особенно на окраинах. Аэропорт – наследие совка. Таких небольших аэропортов было много настроено по областным городам, я их видела до десятка, когда работая у итальянцев летала по стране. 

Спросила, чем народ зарабатывает. Отвечают без размышления: торговлей. Торгуют сельхоз продукцией, да и всем, чем придётся. Огромные торговые центры. Возле нашей гостиницы забавный такой торговый формат – вроде провинциального аутлета, называется «Центр города». Народ тут предпочитает одеваться на кавказский лад: ярко, со стразами, высокие каблуки. 

Самая доходная профессия – чиновник. Их, по словам наших собеседников, не любят, но богатых ведь вообще не любят. Но при этом, когда случается поступить в чиновники, никто не отказывается. Я с помощью окольных вопросов выяснила, какая картина у них имеется в головах по поводу чиновников и коррупции. Примерна вот такая. Чиновник – это что-то вроде бизнесмена, но его бизнес, довольно рисковый, - это взятки. Но в отличие от обычного бизнесмена (это, в представлении моих собеседников, низшая раса бизнесменов), чиновник получает зарплату и соцпакет, т.е. некие гарантированные выплаты, которые обычному бизнесмену не положены. А так – у каждого свой промысел. Зарплаты наёмных работников существенно ниже, чем в Москве, но выше, чем в Туле. Базовая примерно 20 тыс., что больше – уже хорошо считается. Цены, похоже, пониже московских, но не радикально. 

Завтра в самолёте допишу.
 
http://domestic-lynx.livejournal.com/107320.html
 

 

7 Октября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов