Сравнение с Китаем – не в пользу России

 

 

Российские чиновники очень не любят сравнения России с Китаем, называя их некорректными. Однако иностранные экономисты считают такое сопоставление допустимым. Сравнительный анализ промышленной политики и эффективности государства в РФ и КНР представил Высшей школе экономики приглашенный научный сотрудник Майкл Рохлиц. Его основные выводы явно не в пользу России. В нашей стране недофинансируются инфраструктура, образование и импорт современных технологий. Кроме того, в КНР губернаторы более самостоятельны и их работа оценивается по экономическим успехам, тогда как в РФ приоритет отдан лояльности и сохранению статус-кво. Его доклад опубликован на портале Opec.ru.  
Одно из главных различий Китая и России – принципы регионального управления. В Китае действует «региональная децентрализованная авторитарная система», которая предполагает высокую автономию регионов в экономической политике. При этом чиновники на всех административных уровнях по всей стране должны стимулировать экономический рост, поскольку именно экономические показатели – это самые важные критерии при кадровом продвижении чиновников, пишет научный сотрудник итальянского Института рыночных технологий Лукка и ВШЭ Майкл Рохлиц. 
Российское управление экономист называет «основанной на лояльности патримониальной системой покровитель–клиент». При этом самостоятельность в политической и экономической сферах не поощряется. Риск в процессе реализации новых проектов велик, а возможные достижения федеральная власть может и не оценить. Страх перед ошибками блокирует все нововведения, так как их провал может привести к завершению политической карьеры. Главным условием успеха российских губернаторов и всей региональной властной элиты является их политическая лояльность центру, а не экономическое развитие подведомственных территорий, считает Рохлиц. В качестве примера экономист приводит территории с крупными устаревшими предприятиями. Перспективы их реконструкции непонятны. А сохранение статус-кво на подобных неконкурентоспособных предприятиях позволяет мобилизовать работников голосовать за поддержку региональной или федеральной власти. 
Взаимодействие государства и бизнеса в России затруднено. Предприниматели неохотно раскрывают информацию о своем бизнесе, а бизнес-ассоциации создаются с целью защиты предпринимателей, а не с целью развития диалога с властью. Местные предприниматели стараются избежать тесного контакта с государственными структурами, поскольку последние часто оказываются хищниками. Коммерческая информация, которая попала в руки к чиновникам, может оказаться у конкурентов или корпоративных рейдеров. Нередко в роли хищников оказываются структуры, прямо связанные с региональными чиновниками. Такая практика ухудшает деловой климат в РФ. 
Но принципы регионального управления – не единственное отличие Китая от России. В РФ необоснованно высокие затраты бюджета на престижные объекты при явном недофинансировании базовой инфраструктуры. В то же время в КНР идет широкомасштабное строительство дорог, аэропортов, глубоководных морских портов, электростанций. 
В Китае лучше финансируется система образования, которая в большей степени включена в международное сотрудничество. Число международных научных публикаций и патентов Китая более чем в пять раз превышает число аналогичных российских работ, отмечает Майкл Рохлиц. 
Еще одно отличие – разрыв между обещаниями и реальностью. В России реализация анонсируемых проектов крайне низка, тогда как промышленная политика Китая в большей степени ориентирована на достижение результата, в том числе и на рост технологичности собственного производства. Несмотря на наличие в РФ различных институтов и механизмов развития – создание специальных экономических зон, кластеров, технопарков, государственных корпораций, венчурных фондов, не происходит самого главного – новые технологии внедряются в отечественное производство крайне медленно. Или вообще ничего не происходит. 
В качестве примера Рохлиц сравнивает внедрение высокоскоростных железнодорожных перевозок. В отличие от России Китай смог перейти от импорта готовой продукции к производству собственных локомотивов. Россия же ограничилась лишь закупками готовых высокоскоростных поездов. 
Хотя успехи Китая очевидны, переносить принципы его политики на российскую почву было бы ошибкой, считают российские эксперты. «У Китая и России разные условия для развития. Нам нужно заниматься не столько поддержанием роста, сколько изменением структуры экономики. В России очевидны перекосы, которых нет в Китае. У нас обрабатывающие отрасли неконкурентоспособны, а львиная часть всех валютных поступлений в страну обеспечивается за счет экспорта сырья. В Китае же экспорт и экономика в целом хорошо диверсифицированы. При этом рост экономики в Китае обеспечивается за счет дешевой рабочей силы. А средняя производительность труда в китайской экономике втрое ниже, чем в российской», – указывает аналитик компании AForex Нарек Авакян. 
«Обе страны практически одновременно начали переход от командного к рыночному типу экономики и сохранили высокую степень вовлеченности государства в экономические процессы. В отличие от Китая, которому удалось органично сочетать положительные элементы двух систем, России пока не удается достичь в этом большого прогресса. Причина – в отсутствии устойчивой и долгосрочной системы стимулов, которые бы содействовали переходу к более сбалансированной структуре промышленности и выпуску инновационной и конкурентоспособной продукции», – говорит аналитик по макроэкономике UFS IC Станислав Савинов. 
«Китай смог достичь прогресса, становясь мировым производственным центром. Россия же не имеет таких объемов дешевой рабочей силы, как у Поднебесной. Россия пытается слезть с нефтяной иглы и поставить национальную экономику на инновационный путь развития. А различия в объеме полномочий муниципальных руководителей обусловлены особенностями политической системы стран. Кроме того, российские руководители нуждаются в строгом контроле и даже жестком выговоре для продуктивной работы. Коррупция в Китае в разы ниже российской из-за действующей смертной казни, на которую наша страна наложила мораторий», – полагает первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров Тамара Касьянова.

http://www.ng.ru/economics/2013-10-03/4_compare.   

3 Октября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов