Паспортизация национального протеста

 

Паспортизация национального протеста. Кто и почему поддерживает возвращение графы «национальность» в основной документ

Кто и почему поддерживает возвращение графы «национальность» в основной документ

В Общественной палате были представлены результаты исследования «Национальный вопрос в общественно-политической жизни», которое было выполнено агентством социальных технологий«Политех» в мае - июле текущего года. Методом телефонного анкетирования социологи опросили 4070 человек из более чем 400 городов во всех субъектах РФ. Судя по представленным данным, российский «котел» межнациональных отношений неумолимо приближается к точке кипения.

Наибольшую опасность представляет социальное самочувствие русских. Несмотря на численное доминирование в масштабах страны, 37% русских оценили свое положение как униженное. Причем, наибольшую дискриминацию испытывают жители столичных регионов (Москва и область, Санкт-Петербург и область). Здесь число недовольных доходит до 46%. Что вполне объяснимо – жители российских столиц и окружающих территорий испытывают максимальный миграционный прессинг. Даже в республиках Северного Кавказа (42%), Сибири и Поволжья (около 30%), где в коридорах власти уже давно обосновалась этнократия, индекс социального самочувствия среди русских выше.

Несмотря на то, что это, очевидно, создает взрывоопасную ситуацию, большая часть опрошенных респондентов не поддержала идею закрепить за русскими особый статус. В пользу такой меры высказались всего 29% русских. Опять же, немного смелее оказались русские из обеих столиц (33%). В областях и краях таких набралось 29%, в республиках Сибири 25%, Северного Кавказа 22% и 17% в Поволжье. При этом большинство (от 82% до 87%) титульных народов в субъектах РФ высказались против этого. Идея возвращения в паспорт графы «национальность» оказалась более популярной. Ее поддержали 51% граждан, в том числе 54% русских. Исследование также показало, что национальный вопрос в сознании россиян приобретает характер политического. 47% респондентов заявили, что фактор национальной принадлежности кандидата для них имеет первостепенное значение на выборах. И в этом отношении тон задают столичные регионы, где русского кандидата поддержали бы 55% избирателей. Принцип «свой»/«чужой» (в этническом плане) является определяющим на выборах для 26% жителей Бурятии и 39% Чечни.

 

За некую абстрактную партию русских националистов (если бы по российскому законодательству она могла принимать участие в выборах) готовы проголосовать как минимум 6% граждан. Это автоматически гарантирует ее попадание в парламент. В региональном разрезе национальный политический фактор имеет еще более ярко выраженный характер. Всего за «свою» национальную партию проголосовали бы 44% граждан. Из них 46% русских (в столичных регионах — 49%), 42% представляют титульные нации в республиках Сибири, 39% Северного Кавказа и 35% Поволжья.

 

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов в беседе с корреспондентом «СП» отметил, что результаты исследования могут показаться странными - если учитывать, что русские составляют около 80% населения страны, русский язык имеет государственный статус, а существенную часть правящей бюрократии также составляют русские.

«СП»: – Как получилось, что численно доминирующий народ ощущает себя изгоем?

– В условиях слабости государственных институтов преимущество получают те люди, которые принадлежат к сплоченным социальным корпорациям. Благодаря членству в такой сплоченной социальной группе, их представители чувствуют себя более защищенными. Это обстоятельство становится особенно важным в случае обострения социальных конфликтов. А также, когда человек сталкивается с неработающей судебной системой или произволом со стороны коррумпированного чиновничества. Проще говоря, если государство оказывается не в состояниизащитить его права и интересы. Помощь диаспоры дает конкурентные преимущества, как в бизнесе, так и во многих других ситуациях. В основе межнациональных конфликтов зачастую лежит уверенность представителей этнических групп в том, что свои их поддержат и защитят.

«СП»: – Нынешнее положение, по сути, зафиксировано политически...

– Это связано с административно-территориальной организацией страны. Практически все крупные народы России фактически имеют свою государственность. Не секрет, что административные аппараты национальных республик ориентированы на реализацию этнических интересов и приоритетов. И на федеральном уровне они также поддерживают представителей своих народов.

«СП»: – Почему в той же Чеченской республике только 39% респондентов заявили о своей готовности проголосовать за представителя своей национальности?

– Просто интересы чеченского и других титульных этносов в национальных республиках уже реализованы на государственном уровне. То есть этот социальный запрос уже реализован.

«СП»: – Получается, уровень политической поддержки «своих» кандидатов связан с ощущением уязвимости и социального неблагополучия того или иного этноса?

– В Чеченской республике, к примеру, на административные посты кроме чеченцев практически никто не баллотируется. Там нет проблемы недостаточного политического представительства. Так что эта потребность здесь не актуализирована.

«СП»: – Как объяснить ситуацию, что идея вернуть в паспорт графу «национальность» более популярна среди русских, чем предложение закрепить за ними особый статус?

– В настоящее время в русском этносе центробежные силы преобладают над центростремительными. Отсюда интуитивное ощущение «распада» этноса и связанное с этим стремление зафиксировать этническую идентичность в документах. Можно сказать, это такая бессознательная реакция на усиление альтернативных идентичностей. Когда русские люди начинают все чаще определять себя как «казак», «помор», «сибиряк» и так далее. В принципе, эти идентичности должны дополнять русскую, но по факту они все больше ее вытесняют. Эта тенденция также проявляется в ситуации, когда представители смешанных браков выбирают идентичность родителя, представляющего этническое меньшинство. Просто потому что к ним выгоднее принадлежать. Что касается относительно невысокой популярности идеи придания особого статуса лежит непонимание самими русскими того, что это даст. К тому же это воспринимается как некие привилегии. Хотя никакого неравенства в гражданских правах за этим понятием нет. Статус титульной нации в масштабах РФ подразумевает, что наше государство рассматривает ее культуру как базовую. То есть такую, на основе которой воспроизводится государство и общество.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по делам национальностей Валерий Рашкин считает, что на протяжении последних 22 лет представители правящей олигархии не снимали напряженность, а лишь обостряли межнациональные конфликты. Война в Чечне, последующие теракты по всей стране загнали эту болезнь вглубь. На обострение межнациональных противоречий работает и миграционная политика властей. В результате мы видим, что по статистике каждое второе изнасилование совершается с участием мигрантов. Без них не обходится и каждый третий случай разбоя, а также более 50% всех преступлений.

«СП»: – Массовый завоз в Россию гастарбайтеров совершается по недомыслию?

– Я считаю, что это преступление перед гражданами РФ - искусственно завозить сюда выходцев из других стран. Дальше начнут возникать инокультурные анклавы. Из мировой практики мы знаем, что ничем хорошим это обычно не заканчивается. Наш народ предчувствует ту беду, которая надвигается на нас. Понятно, что национальное самосознание живет в крови и генах. То, что из паспортов убрали графу «национальность», было грубейшей ошибкой. В числе наиболее пострадавших русский народ, не имеющий собственной государственности как таковой. Не говоря уже о продолжающемся угнетении русской культуры и традиций. День русского языка отмечается по указу президента. При этом закон, который был внесен нашей фракцией в Госдуму, был отклонен. Русские видят, что их культурные права игнорируются. Они этому активно сопротивляются. Порой случается определенный перехлест.

«СП»: – Имеется ввиду создание партий по национальному признаку?

– Я считаю, что это было бы ошибкой. Хотя она провоцируется самими властями. А точнее, проводимой ими дискриминационной политикой. Еще большую угрозу представляет возникновение политических структур по конфессиональному признаку. Если мы начнем экспериментировать в этом направлении, то очень быстро перепутаем и смешаем духовное с политическим. Партия это инструмент борьбы за власть. Религия же занимается сферой духовности. Объединять одно с другим недопустимо. Помимо прочего это приведет к дискредитации веры и окончательному размыванию духовных основ жизни общества.

«СП»: – Почему российское руководство делает реверансы, но не решается признать государствообразующую роль русского народа?

– Потому что властям выгодно играть на чувствах русского человека, но при этом ничего конкретного для него не делать. Потому что основополагающими качествами русской культуры выступают такие ценности как товарищество, взаимовыручка и коллективизм. При этом носители либеральной идеологии, которые доминируют в нашей правящей верхушке, делают ставку на совсем иные ценности – индивидуализм, потребительское отношение к людям, конкурентную «войну всех против всех». Таким образом, элита пытается оторвать русский народ от его исторических корней. При этом автоматически наносится удар по объединяющему государство началу. Все народы, населяющие Россию, издавна относились к русским как к старшим братьям, вместе с которым легче в тяжелую годину. Русский народ и научит и обучит. Он веками собирал вокруг себя национальности и брал их под защиту, спасал от уничтожения и геноцида. К сожалению, нынешний режим не нуждается в наличии объединяющего фактора. Действуя по принципу «разделяй и властвуй».

Заведующий кафедрой связей с общественностью МГИМО Валерий Соловей считает, что результаты опроса вполне закономерны. Здесь совпадают социальные и национальные аспекты. Причем, в больших городах такая ситуация воспринимается более остро. Русские видят, в чьих руках находятся деньги. Более того, они видят, как вызывающе ведут себя представители обладатели крупных состояний, которые принадлежат к различным этническим группам.

«СП»: – В данном случае социальные и этнические противоречия совпадают?

– В этническом и социальном объект раздражения представляет собой одну группу. Соединение этих факторов недовольства дает то, что в химии называется «бинарное оружие». Это обеспечивает кумулятивный эффект, что в будущем чревато мощнейшим взрывом недовольства. Причем, этот взрыв будет направлен против власти, которая, по их мнению, и создала такую ситуацию. Или по крайней мере, ей не препятствует.

«СП»: – Межэтнические противоречия выходят на политическую арену. Как вы относитесь к этому процессу?

– Для того, чтобы отстаивать свои интересы, совсем необязательно создавать партию. Просто, если русские ощущают себя униженным большинством, то, естественно, что они будут сопротивляться дискриминации. Подчеркиваю, им не нужны привилегии. Главное требование - это равенство. Естественно, что они хотят получать поддержку со стороны силы, которая выражала бы их стремление к справедливости. Думаю, это будет консервативная сила. И если власти не хотят, чтобы такая сила сформировалась стихийным путем, они должны перестать рассматривать народ как неисчерпаемый резервуар ресурсов...

 

Фото: Алекс Аминев/ РИА Новости

http://svpressa.ru/politic/article/74624/

 

23 Сентября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов