Коррупцию вылечат арбидолом

Счетную палату ожидает кадровая пересменка

В главном органе финансового контроля РФ грядет большая кадровая пересменка. 1 июля Совет Госдумы должен представить президенту свои кандидатуры на пост председателя Счетной палаты. Несмотря на то, что сразу три фракции, представляющие системную оппозицию в нижней палате парламента (КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР) сошлись во мнении, что «коней на переправе не меняют» и у руля Счетной палаты должен снова встать ее бессменный руководитель (начиная с 2000 года) Сергей Степашин, партия власти в лице «Единой России» сохраняет интригу. По новой редакции закона «О Счетной палате РФ» Совет должен представить главе государства не менее трех претендентов на пост председателя этого ведомства. Однако, президент может внести для утверждения Думой и своего кандидата.

Несмотря на то, что фигура Сергея Степашина является консолидирующей, представители ЕдРа не торопятся завизировать продление его мандата. По информации источника «Коммерсанта» во фракции, президенту могут предложить не одного «реального» кандидата и несколько «технических», а сразу несколько «близких по авторитету» фигур. В числе которых нынешний помощник президента Татьяна Голикова. Следует заметить, что этот кадровый ход выглядит как минимум странно, учитывая, мягко говоря, специфическую репутацию бывшей главы Минздравсоцразвития, к которой стараниями журналистов-острословов прочно приклеилось прозвище «мадам арбидол» (или «фрау фон томограф»). В отличие от своей потенциальной сменщицы действующий глава контрольно-ревизионного ведомства в полной мере соответствует хрестоматийной советской характеристике «не привлекался, не замечен».

Впрочем, комментаторы обращают внимание, что в поле зрения «государева ока» по странном стечению обстоятельств попадают те структуры, которые по тем или иным причинам выпадают из властной вертикали. Проверки остальных на предмет выявления коррупционных практик проходят в щадящем режиме. В качестве примера можно привести широко анонсированную ревизию газпромовского «голубого гиганта». До сенсационных разоблачений, на которые намекал Сергей Степашин, дело не дошло. Похоже, что самопровозглашенное «национальное достояние» относится к касте «неприкасаемых». Глава СП мотивировал это таким образом: «По закону мы обязаны это делать. Держали некоторую паузу потому, что подписывались международные контракты. Тут тоже не хочется быть слоном в посудной лавке. Проверять – проверяй, но надо думать о стране своей». При этом он все же неопределенно пообещал, что «проверка такая будет».

Директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин считает, что главным достоинством кандидатуры Сергея Степашина в глазах Кремля является то, что он всегда был абсолютно лоялен власти. Начиная с того момента, когда занял премьерский пост. Многие эксперты даже высказывали мнение, что Степашина несправедливо обидел Ельцин, не назначив своим преемником. Однако, в течение последующих 13 лет в должности главы Счетной палаты он демонстрировал благонадежность, проверяя тех, кого надо. Собственно говоря, он и смог продержаться столько лет на своем посту. Честно говоря, я особо не вижу причин для его замены.

«СП»: - С чем связано появление в пуле претендентов Татьяны Голиковой?

- В свое время, когда Путин возвращался с поста премьера в президентское кресло, он взял в администрацию людей, с которыми ему было комфортно работать в правительстве. В их числе Голикова с Набиуллиной. Вообще, если Путин срабатывается с людьми, они надолго остаются у него в кадровой «обойме». В эту схему вписывается назначение Набиуллиной на пост главы ЦБ, а также возможный приход в Счетную палату Голиковой. Потому что статус помощника или советника президента ниже статуса главы ЦБ или СП. Путину предстоит определиться, перед кем он имеет более весомые обязательства- перед Голиковой или перед Степашиным. Несмотря на бурное арбидольно-томографическое прошлое назначение Голиковой скорее всего останется незамеченным широкой общественностью. Если бы она была назначена социальным вице-премьером или стала публичным лицом, которое ответственно за гуманитарную сферу, то ее репутация могла бы сыграть против нее. Однако, глава СП это бюрократическая должность. Если посмотреть на медийную активность Степашина, то легко убедиться в том, что он практически не светится в СМИ. Он «широко известен в узких бюрократических кругах».

«СП»: - Насколько эффективна контрольно-ревизионная деятельность СП при Степашине?

- Я бы воздержался от критики. Можно сказать, что это ведомство работает так, как ему позволено. Понятно, что у нас коррупцией пронизана вся система государственного управления. Соответственно, там, где есть госимущество, есть и коррупция. А Счетная палата имеет право проверять все юрлица, в капитале которых есть госсобственность. Если бы Степашин реально боролся с коррупцией, он бы устроил тотальную проверку. И должен был бы пересажать процентов 90 чиновников. Но этого не произошло. Другое дело, когда Путин недоволен какой-то госкомпанией. И хочет дать понять это ее руководству. Не так давно президент выразил недовольство работой Газпрома. В той части, что его руководство «проспало» сланцевую революцию. Тогда Степашин заявил, что впервые за несколько лет будет проведена комплексная проверка Газпрома. То есть Газпром получил «черную метку» лишь после того как Путин обозначил свою позицию. Это яркий пример, как отрабатывается политический заказ. Прямого указания скорее всего не было. Просто Степашин умеет «считывать сигналы». Первое лицо говорит, а опытный бюрократ сразу же «творчески развивает» идею.

Директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий убежден, что все более-менее серьезные дела расследуются только после того как сверху дают разрешение «копать». В этом смысле чиновников нельзя упрекать за нерадивость. Потому что если бы они начали «копать» не там, где разрешено, то они перестали бы быть чиновниками.

«СП»: - Получается, что в рамках существующих правил игры Сергей Степашин вполне эффективный менеджер?

- Абсолютно верно. Он делает достаточно много из того, что позволено. В этом плане замена Степашина на любую другую фигуру будет рассматриваться обществом как негативный сигнал. Особенно с учетом того, что глава СП имеет неплохую репутацию. Если его заменят на менее безупречную с точки зрения репутации фигуру, то это будет восприниматься как свидетельство того, что власть не хочет больше «копать» под коррупционеров. Это будет походить на желание «спустить на тормозах» процессы, которые она же сама и инициировала.

«СП»: - Может быть проблема в том, что правоохранительные органы оставляют без внимания те факты коррупции, которые выявляет Счетная палата?

- Это ведомство, как ни парадоксально прозвучит, выступает в качестве органа гражданского общества. Главное, чего они добиваются, это привлечение внимание общества к тем или иным фактам коррупции и нецелевого использования средств. Тем самым возникает возможность аргументировано критиковать эти явления и обсуждать конкретные меры противодействия. В противном случае критические замечания оппозиции всегда отвергались бы на том основании, что они не имеют никакого официального подтверждения. То есть даже в тех случаях, когда прокуратура оставляет без внимания подобные сигналы, это не сводит на нет общественную значимость работы этого контрольного органа.

«СП»: - Возможно ли в наших политических реалиях появление действительно независимой антикоррупционной инстанции?

- Честно говоря, я не вполне уверен в том, что подобный орган необходим как независимый. При иных правилах даже контролируемый госорган может эффективно осуществлять такие функции. В том случае, если политическая элита проявит коллективную волю. Допустим, коррупция в высших эшелонах власти воспринималась как нормальная вещь при Петре I или Елизавете Петровне, но абсолютно немыслимой при Екатерине II или Александре I. Дело ведь не в том, что сменился строй. Просто на уровне госполитики было принято решение, что в интересах самого же правящего класса с коррупцией надо кончать. Это ошибочное мнение считать, что для бюрократии коррупция это благо. Для бюрократического аппарата коррупция это катастрофа. Потому что она не дает ему нормально работать. Вы можете сколько угодно быть взяточником, но если вы знаете, что любое ваше указание будет заблокировано взятками на низшем уровне, то вы постараетесь искоренить эту практику.

http://svpressa.ru/politic/article/70120/

 

28 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов