Сравним Кубань и Калужскую область

 

У Краснодарского края репутация «значимого», «богатого», «перспективного региона» и проч. Одновременно – коррумпированного, криминального, конфликтного и проч.

Нас давно интересует тема «стратегического» на Кубани. Мы ищем стратегическую инстанцию… и не находим. Проектность, внятную внутреннюю политику… и не находим.

Наши субъективные впечатления, оценочные суждения и выводы мы решили проверить сравнением Кубани и Калужской области. Намеренно для сравнения взяли регион с несравнимо меньшими природными и иными объективными возможностями, чтобы  показать – все зависит от людей, от качества управления.

 

КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ

Стратегия развития Краснодарского края

Для обеспечения устойчивого социально-экономического развития и интеграции региона в мировое экономическое пространство, в Краснодарском крае осуществляется комплекс мер по повышению роли государственных и муниципальных институтов. Правительством Краснодарского края разработана Стратегия социально-экономического развития на период до 2020 года

Стратегическая цель развития Краснодарского края – реализация политических, геостратегических и социально-экономических приоритетов РФ на Юге страны и обеспечение кардинального повышения качества жизни населения края на основе создания потенциала опережающего развития.

Для реализации стратегической цели развития Краснодарского края определены следующие стратегические направления:

1.    Кардинальное повышение качества и продолжительности жизни, развитие человеческого потенциала края на основе повышения эффективности здравоохранения, образования и жилищного строительства.

2.    Обеспечение высоких темпов устойчивого экономического роста края на основе повышения его конкурентоспособности.

3.    Создание потенциала опережающего (будущего) развития края для выполнения функции «опорного региона» в реализации целей федерального правительства на основе взаимовыгодного межрегионального и международного сотрудничества.

4.    Повышение эффективности государственного регулирования социально-экономических процессов в крае на основе формирования систем стратегического управления, пространственного и территориального планирования.

Приоритетные направления социально-экономического развития Краснодарского края: агропромышленный, топливно-энергетический, транспортный, курортно-рекреационный комплексы, машиностроение, лесное хозяйство, деревообработка и мебельное производство, промышленность строительных материалов.

Агропромышленный комплекс
В АПК Краснодарского края стратегическими задачами являются развитие сельского хозяйства, сельхозпереработки и инфраструктуры рынка продукции АПК для удовлетворения потребностей населения края и обеспечения продовольственной безопасности РФ, обеспечение ведущей роли края в формировании крупного агропромышленного кластера на Юге России.

В долгосрочной перспективе Краснодарский край будут наращивать свою конкурентоспособность на российском и международном рынках пшеницы, риса, ранних овощей, мясных и молочных продуктов, развивая для этого не только сельское хозяйство, но и всю транспортную и торговую инфраструктуру. Ведущая роль Краснодарского края в реализации данного сценария может быть обеспечена за счёт быстрого развёртывания сети процессинговых и торгово-дистрибуторских центров, эксплуатирующих доступность мировых рынков через азово-черноморские порты.

Топливно-энергетический комплекс
В топливно-энергетическом комплексе планируется реализовать стратегические действия инфраструктурного характера, направленные на повышение надёжности и качества, обеспечение необходимых объёмов энергоресурсов края, которые группируются в Комплексную программу «Развитие топливно-энергетического комплекса Краснодарского края».

Эта комплексная программа предусматривает реализацию стратегических мероприятий по увеличению добычи углеводородного сырья путём реализации мероприятий по поиску и разведке новых нефтяных и газовых месторождений. Программа направлена на создание условий для наращивания объёмов добываемого газа на уже эксплуатируемых скважинах, увеличения производства нефтепродуктов, наращивания объёмов транспортировки нефти.

Транспортный комплекс
В транспортном комплексе стратегическими задачами являются развитие транспортной инфраструктуры края для наиболее эффективного использования международных транспортных коридоров и формирования в крае макрорегионального центра дистрибуции товаров и услуг.

Развитию транспортного комплекса Краснодарского края будет способствовать реализация следующих проектов:

1.    Создание в окрестностях Новороссийска нового места базирования Черноморского флота России. Реализация проекта такого масштаба предполагает строительство дополнительных железнодорожных подъездных путей и расширение сети автомобильных дорог, что также обеспечит повышение потенциала транспортного комплекса края.

2.    Строительство второго железнодорожного захода в порт Новороссийск. Проект позволит кардинально решить проблемы пропускной и перерабатывающей способности припортового железнодорожного узла с учётом базирования Черноморского флота в акватории Новороссийска.

3.    Перенос железнодорожного полотна с прибрежной зоны Чёрного моря на участке Туапсе – Адлер протяжённостью 108 км. Это позволит высвободить полосу пляжа, разместить на ней курортно-туристические объекты современного типа, отвечающие мировым стандартам.

4.    Строительство взлётно-посадочной полосы и соответствующей инфраструктуры международного аэропорта федерального значения Геленджик на основе государственно-частного партнёрства. Реализация проекта увеличит приток отдыхающих на 600 тыс. человек в год.

Курортно-рекреационный комплекс
Стратегическая инициатива края в развитии индустрии гостеприимства заключается в эффективной реализации потенциала края в туристско-рекреационной сфере и создании конкурентоспособного высокоэффективного туристско-рекреационного комплекса.

Особое внимание будет уделено следующим проектам комплексного развития территорий края:

1.    Создание и развитие туристско-спортивного горноклиматического комплекса «Красная Поляна» в Сочи. Реализация проекта позволит увеличить загруженность города в зимний период, увеличить количество отдыхающих до 1 млн. человек.

2.    Развитие курортно-рекреационного комплекса в Анапе. Освоение пляжных зон и прилегающих территорий. Реализация данного проекта позволит достигнуть ежегодного прироста отдыхающих по городу-курорту до 3 млн. человек.

Для расширения применения экономических и правовых механизмов государственной поддержки развития санаторно-курортного и туристского комплекса предполагается создать на территории края особую экономическую зону туристско-рекреационного типа.

Строительство
В строительном комплексе планируется реализовать стратегические действия инфраструктурного характера, направленные на удовлетворение спроса отраслей экономики края на капитальное строительство и спроса на жилищное строительство, которые группируются в Комплексную программу «Развитие строительного комплекса Краснодарского края».

Максимальное влияние на социально-экономическое развитие Краснодарского края оказывают три программы:

·         Комплексная программа «Совершенствование системы стратегического управления»

·         Комплексная программа «Развитие инновационного потенциала Краснодарского края»

·         Комплексная программа «Повышение инвестиционной привлекательности»

Краснодарский край имеет возможность выполнять функции «опорного региона» в Южном Федеральном округе в соответствии с критериями, сформулированными в концепции Стратегии социально-экономического развития регионов РФ:

1.    В крае наблюдается устойчивая тенденция к росту пассажиро- и грузопотока. Транспортный комплекс края обеспечивает реализацию экономических и внешнеполитических интересов России в зоне черноморского и средиземноморского международного экономического сотрудничества, вносит существенный вклад в повышение «связности» территории страны.

2.    Край обладает высоким научным и образовательным потенциалом по целому ряду направлений (АПК, медицина и т. д.), а в сотрудничестве с Ростовской областью (Ростов-на-Дону и Таганрог) способен сформировать научно-образовательный центр федерального значения.

3.    Регион формирует ряд стратегических инициатив, имеющих значение для всей страны.

4.    Краснодарский край обладает не только научно-техническим и интеллектуальным потенциалом, но и высоким кадровым и социально-экономическим потенциалом.

5.    В крае формируется стратегическое партнёрство власти, бизнеса и гражданского общества.

6.    Кай может приобрести роль «ведущего звена» для развития соседних территорий.

Стратегия социально экономического развития Краснодарского края до 2020 года 

 

КАЛУЖСКАЯ ОБЛАСТЬ

Стратегия Калужской области: человек – центр инвестиций

 

ЕремеевСтратегия долгосрочного социально-экономического развития Калужской области до 2030 года, утвержденная в 2009 году, призвана обеспечить переход к новому этапу развития региона «Человек — центр инвестиций». Приоритетом становится использование новых источников экономического роста, гарантирующих достойное качество жизни населения. Виталий Александрович ЕРЕМЕЕВ, заместитель министра — начальник управления государственного планирования министерства экономического развития Калужской области

Три этапа стратегии

Суть стратегии — переход от преимущественно промышленного развития к развитию на основе капитализации среды и привлечения на территорию региона новых человеческих ресурсов. Отсюда следует необходимость обеспечить высокое качество жизни, больше внимания уделять благоустройству населенных пунктов, развитию инфраструктуры, индустрии гостеприимства и развлечений, жилищному и дорожному строительству. Стратегия реализуется в три этапа.

I этап: 2009–2013 гг. Акцент делается на технологическую модернизацию в выбранных сегментах и преодоление инфраструктурных ограничений. Создаются условия для концентрации человеческих ресурсов и наиболее эффективного применения инновационного потенциала области.

II этап: 2014–2019 гг. Осуществляется концентрация человеческих ресурсов на территории и системная работа с качеством среды. Отдельные элементы инновационной инфраструктуры используются для системного девелопмента среды.

III этап: 2020–2030 гг. Предусматривается опора на комбинацию инновационных, человеческих и средовых ресурсов территории, образующих каркас для эффективного развития пространственно-организованных сетей социально-экономической активности.

На начальном этапе основу экономического развития области обеспечивают аутсорсинговые предприятия (например, автомобильный кластер). Одновременно укрепляются позиции малых и средних инновационных, консалтинговых и торговых предприятий. Активнее развиваются фирмы, занимающиеся развитием и дизайном среды, туризмом, — они и призваны создать необходимые условия для перехода от индустриального к инновационно-индустриальному и территориальному развитию.

Все это приведет к формированию сети инновационных центров и ядер расселения с высоким качеством среды проживания. Конкуренция в системах расселения будет способствовать быстрому росту инновационного сектора, обслуживающего потребности населения в высоком качестве жизни на территории.

Стратегические приоритеты

В Калужской области выстроена следующая система стратегических приоритетов (учитывающая стратегические цели федерального уровня):

 

  • создание инновационной инфраструктуры;
  • пространственное развитие;
  • создание и развитие кластеров.

 

Для реализации первого приоритета в области имеются отдельные элементы региональной инновационной инфраструктуры. Теперь стоит задача не только дополнить эту инфраструктуру недостающими элементами, но и содействовать их совместной работе для создания полного цикла инновационно-внедренческого процесса: от генерации идеи, апробации в опытно-конструкторском цикле и до промышленного производства нового продукта. Так, создаваемый в г. Обнинске технопарк с развитой системой поддержки компаний-резидентов должен стать ключевым элементом инновационного вуза и обеспечить системное развитие инфраструктуры высокотехнологичного производства.

Второй приоритет — пространственное развитие. Стратегический расчет на «новое расселение» означает реальную конкурентную борьбу за новых жителей, которые в свою очередь способны существенно повысить конкурентоспособность региона. Основные усилия должны быть направлены на формирование в региональной экономике сегмента территориального развития и жизнеобеспечения, включающего в себя системный девелопмент земли и качественно нового жилищного строительства, производства стройматериалов, пищевых продуктов, оказания торговых, транспортных, туристических, коммунальных услуг.

Третий приоритет — создание и развитие кластеров как инновационного способа организации экономической политики — позволит обеспечить конкурентоспособность региона не только по стандартным макроэкономическим показателям, но и по состоянию среды жизни и качеству человеческого капитала. К числу приоритетных относятся кластеры жизнеобеспечения и развития среды биотехнологий и фармацевтики, образовательный, автостроительный, транспортно-логистический, туристско-рекреационный, агропищевой.

Механизм реализации

С учетом того, что горизонт планирования стратегии — более 20 лет, а за пределами среднесрочного планирования повышается степень неопределенности, для реализации стратегии используется многоуровневый механизм среднесрочного планирования.

Первый уровень — организационный. Здесь формируется комплексный план мероприятий и дерево целей. Второй и третий уровни — результативно-финансовые. Они включают долгосрочные и ведомственные целевые программы. Такой подход обеспечивает реализацию программно-целевого метода и бюджетирование, ориентированное на результат — то есть финансирование не по потребности, а в зависимости от результатов, в том числе и для бюджетных учреждений образования, здравоохранения и др.

Одним из важнейших стратегических направлений политики региона стало формирование и упорядочение инвестиционной политики. Кроме того, финансирование инвестиционных расходов проводится с использованием принципов государственно-частного партнерства — например, при создании индустриальных парков.

Калужская область в последние годы привлекла на свою территорию достаточно крупных иностранных инвесторов, размещающих свои производства (автомобильный и фармацевтический кластеры) в создаваемых индустриальных парках, которые представляют собой организованные для целей промышленной застройки площадки с развитой инфраструктурой, обеспеченные водоснабжением, газоснабжением, электроснабжением, подъездными путями и т. д. и предназначенные для размещения нескольких производств.

Реализация стратегии была бы невозможна без пакета нормативных актов, регулирующих развитие отдельных направлений, а также институтов развития, которые встроены в систему стратегического управления:

 

  • ОАО «Корпорация развития Калужской области»;
  • ГАУ Калужской области «Агентство регионального развития Калужской области»;
  • ООО «Индустриальная логистика»;
  • ОАО «Агентство инновационного развития — Центр кластерного развития Калужской области»;
  • организации, образующие инновационную инфраструктуру и инфраструктуру развития малого предпринимательства.

 

Согласование стратегических приоритетов в области происходит на основании постановления правительства Калужской области об утверждении порядка принятия решений о разработке долгосрочных целевых программ. Министерство экономического развития области осуществляет оценку каждого этапа формирования и реализации долгосрочных целевых программ, начиная от оценки целесообразности ее разработки и заканчивая оценкой проекта программы и мониторинга ее реализации в соответствии с методикой, утвержденной постановлением правительства области. Методика формализована, на каждом из этапов оценки программам присваивается интегральный балл, и, таким образом, она является инструментом для проведения сравнительного анализа использования программно-целевого метода (рейтингования) и оценки эффективности расходования бюджетных средств. Реализация программы по повышению эффективности бюджетных расходов, позволяющая шире внедрять в бюджетное планирование механизмы управления по результатам, привела к увеличению доли расходов за счет средств областного бюджета с использованием программно-целевого метода до 80 %.

Основным документом, детализирующим стратегию, является план ее реализации. В настоящее время ведется разработка плана реализации I этапа стратегии, где более детально будет расписан перечень мероприятий, направленных на реализацию ее положений. В целях обеспечения открытости и доступности информации о ходе реализации региональных программ итоги их реализации ежеквартально и ежегодно размещаются на интернет-сайте государственных органов исполнительной власти области www.admoblkaluga.ru

Стратегия догоняющей модернизации — тупик для российских регионов, так как она не принесет необходимых средств для вложений в развитие инфраструктуры и социальную сферу. Лишь инновационная стратегия под лозунгом «Инвестируй в человека» может помочь решить весь комплекс региональных проблем, в том числе в Калужской области, считает зам. губернатора Калужской области Максим Шерейкин

 

Догоняющая  модернизация

Калужская область — лидер новой индустриализации. Регион отличается новыми качественными показателями роста. В ЦФО он занимает первое место по показателю инвестиций на душу населения, в РФ — второе место, а по объему промышленного производства на душу населения — пятое место в стране (см. рис. 1). Это в том числе и  результат привлечения в регион крупных промышленных инвесторов, которые пришли в область в последние два года.

Рисунок 1. Калужская область — лидер новой индустриализацииКалужская область - лидер новой индустриализации

Источник: материалы Министерства экономического развития Калужской области

Та финансовая модель, которую область построила для развития автомобилестроительного кластера и индустриальных парков, показывает, что максимальный эффект от новой индустриализация и реализации начатых крупных инвестпроектов — это прирост ВВП к 2015 г. на 40%, а в пересчете на душу населения — достижение уровня в 10 тыс. долл. (см. граф. 1). То есть несмотря на все успехи в индустриализации при следовании по этому пути и через пять лет региональные показатели будут ниже средних по России, и, главное, регион не получит средства в том объеме, который необходим для модернизации коммунального хозяйства, инженерной инфраструктуры, строительства дорог.

График 1. ВВП на душу населения (долларов по  ППС)ВВП на душу населения (долларов по  ППС)

Источник: материалы Министерства экономического развития Калужской области

Стратегия-2030: «Инвестируй в человека»

Поиск новых источников экономического роста привел к разработке «Стратегии развития Калужской области до 2030 г.» — инновационной по сути, а не только модернизационной. Ее главная цель — создать и развить ту инновационную инфраструктуру, которая стала бы привлекательной для местных инноваторов и для инноваторов за пределами области. При этом центр тяжести внимания со стороны администрации области будет постепенно смещаться от привлечения крупных инвесторов на привлечение людей и компетенций, т.е. носителей идей, инициаторов проектов. Люди — ключевой элемент Стратегии развития. Не случайно она названа «Инвестируй в человека». Здесь на первый план выходят не инженерные площадки, и даже не столько сама инновационная инфраструктура, сколько качество города, городской среды, качество региона. Однако собственно эффект от программы может быть достигнут лишь на третьем этапе ее реализации — после 2020 г. То есть в том числе и после достижения эффектов от политики модернизации региона.

В программе три приоритета: создание инновационной инфраструктуры, пространственное развитие, создание и развитие кластеров. Трудность в том, что двигаться для достижения поставленных целей придется по всем этим направлениям сразу.

Элементы инновационной инфраструктуры в регионе в значительной мере созданы или обозначены. Это инфраструктура в сфере производства новых материалов, в сфере биотехнологии и фармацевтики, ядерных технологий и радиационной медицины, информационных технологий.

Второй приоритет — это гармоничное развитие территорий области, улучшение качества среды.

Создание кластеров для нас сегодня — наиболее очевидный механизм. Стратегия предполагает создание в регионе 7 кластеров (см. Рис. 2). Для нас самое это понятие — кластер — не просто модное слово. Регион не может развивать у себя все, кластер — это способ экономии на инфраструктуре, способ экономии на образовании и лучшее понимание целевых групп и аудиторий. Ведь настоящий кластер — это не только якорные сборщики, поставщики, но и региональная система образования, исследований и разработок.

Рисунок 2. Третий приоритет: создание и развитие кластеровТретий приоритет: создание и развитие кластеров

Источник: материалы Министерства экономического развития Калужской области

Потенциал — стратегия — проекты

По масштабам научно-исследовательских разработок Калужская область входит в тройку по ЦФО, а по уровню научного потенциала занимает четвертое место. По количеству организаций в научно-исследовательской области, по количеству занятых в этих организациях, по различным рейтингам (НАИРИТ, Эксперт-РА) область входит в двадцатку лидеров по России. Между тем собственно инновационная активность предприятий низка. Только 8,9% всех организаций области осуществляют технологические новации (в среднем по России — 9,4%). По изобретательской активности и патентования изобретений — область занимает 10-е место в ЦФО по итогам 2009 г. Эти цифры говорят о том, что мы не научились коммерциализировать разработки и исследования, которые у нас проводятся. И именно коммерциализации научно-технического потенциала, научно-технических разработок будут посвящены текущие задачи развития инновационной политики. Согласно стратегии развития Калужской области  уровень инновационной продукции должен достичь до 2020 года 20%.

Стратегия развития предусматривает, что на первом этапе «новой индустриализации» — в период до 2015 г. — будет создано до 22 тыс. новых рабочих мест, привлечено до 5 млрд долл. иностранных инвестиций, что, в конечном счете, обеспечит 34 млрд руб. налоговых поступлений в региональный бюджет к 2015 г. (см. Рис. 3). На 1 рубль государственных вложений область привлекает до 15 рублей частных инвестиций.

Рисунок 3. Результаты индустриальной политикиРезультаты индустриальной политики

Источник: материалы Министерства экономического развития Калужской области

Без сомнения, инновационная политика не может строиться на тех же принципах, что и политика модернизации — и по причине менее очевидных сроков окупаемости, большего количества косвенных эффектов, нежели прямых. А потому такой путь развития нуждается в поддержке через субсидирование, предоставлении венчурного финансирования, государственных гарантий и кадрового обеспечения.

Стратегия состоит из 12 проектов, которые администрация области будет реализовывать совместно с органами местного самоуправления. И большинство из проектов тем или иным способом связаны с инновациями и тем или иным способом связаны с г.Обнинском. Один из этих проектов — венчурный форум и ярмарка инновационных проектов. В дальнейшем мы планируем из Обнинска сделать общероссийскую площадку для трансфера технологий. Брендовая составляющая нашего города есть. Другими проектами является создание регионального университета, центра радиационной медицины.

Мифы инновационной политики

Государственные вложения в инновации окупать нужно! Потому что без возврата средств никогда не будет достаточного объема финансирования и никогда инновационная система не будет капитализироваться, финансово наполняться в экономически значимых объемах. Не  возможно же вечно вынимать деньги из бюджета — то есть отбирать средства у ЖКХ, медицины и образования, не возвращая их обратно. Миф о том, что госвложения в инновации окупить нельзя, уходит в прошлое. Задача сегодня стоит так — научиться деньги вкладывать таким образом, чтобы они возвращались, давали реальную отдачу.

Что для этого необходимо сделать? Бытовало представление, что для этого надо создать институты развития, венчурный фонд, фонд поддержки малого предпринимательства, предоставлять субсидии и т.п. И тогда инновации будут сами собой рождаться и развиваться. Оказалось, что это не так. Венчурные фонды в нашей стране не находят проектов для вложений. Выяснилось, что инновационные проекты нужно искать, упаковывать, продвигать. И в этом, в том числе, состоит в том числе роль госвласти, казалось бы, ей не свойственная.

Третий миф инновационной политики — приоритет поддержки местных инновационных проектов. Для нас, естественно, местные проекты всегда будут приоритетными, но нельзя этим ограничиваться. Не менее важно расширение целевой аудитории. То есть поиск инновационных проектов и научно-исследовательских разработок по специализации области, привлечение их в регион путем создания лучшей и конкурентоспособной региональной инновационной инфраструктуры.

В результате разработки стратегии мы пришли к более широкому пониманию: инновационная политика должна быть комплексной политикой области и органов местного самоуправления. Потому что она завязана на развитие городов, на развитие человеческого потенциала: на образование, на здравоохранение, на уровень предоставления государственных услуг, без которых невозможно создать фактически никакую новую структуру.

Наконец, особой устойчивостью обладает миф о том, что для развития инноваций нужны государственные деньги. Это самый простой, но далеко не всегда самый эффективный способ развивать инновационную систему. Для развития инноваций нужны люди и прежде всего люди.

Максим Шерейкин

Презентация к статье зам.губернатора Калужской области Максима Шерейкина

Стратегия социально-экономического развития Калужской области до 2030 г.

Рейтинг качества стратегий социально-экономического развития регионов России на апрель 2013 года: лидеры планирования

  Скачать полный текст исследования

ПОЧУВСТВУЙТЕ РАЗНИЦУ (КАК ГОВОРИТСЯ) И НАПИШИТЕ:

 

30 Апреля 2013
Поделиться:

Комментарии

Д. Парамонов. А. Кузнецов

О ВОССТАНОВЛЕНИИ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ИНСТАНЦИИ В РОССИИ.

(из архива)

Введение. Девальвация стратегической позиции.

Стратегическая повестка дня, ставшая актуальной в «эпоху Путина», хорошо контрастировала с предшествующей парадигмой гос.политики, и востребовала интеллектуальные сети и экспертные треки, остававшиеся в тени в 90-е годы. Стратегическое целеполагание стало свидетельством некой самостоятельности государственной политики, индикатором наличия целей вообще, что не могло не вдохновлять. Практически в н. 2000 возродились кружки и философские семинары, почившие до этого в бозе с 1995 года.

Однако, в конце периода 2000-2007 года работа «стратегических интеллектуалов» неожиданно пошла на убыль с точки зрения эффективности разработок и формулировок дальнейшего развития. Другими словами, после того, как все политические силы страны восприняли и усвоили главные позиции стратегии, после того, как де-факто прекратились споры о государственном целеполагании, интеллектуалы, обслуживающие власти во имя этого «стратегического консенсуса», «застыли на месте». Скорее всего, большинство стратегов самых различных политических взглядов (от Белковского-Дугина до Ивашова-Караганова) ставили в качестве главной цели популяризацию своих взглядов, и когда этот эффект был достигнут, миссия себя исчерпала и стратегическая инстанция стала расплываться. Некоторыми признаками такого «размывания» стратегической инстанции являются следующие тенденции:

- натурализация представлений (понятия «конфликт цивилизаций», «суверенная демократия», «русский мир» и т.д. стали журналистскими клише, схематизации фронтиров стратегических противостояний и конфликтов стали напоминать карты боевых действий рот и батальонов в ленинских комнатах Вооруженных Сил СССР);

- персонализация стратегии. Путин всё говорил правильно, ему и вменили исполнение стратегии: можно сказать, что Путин был одним из разработчиков стратегии, потому немало концептуальных документов «заточено» под ВВП. Смена главы государства востребует работу по «адаптации под человека» стратегических представлений, что сказывается на содержании и на темпах стратегического планирования в стране – а именно, стопорит их;

- снижение фактора корпораций как крупных игроков внутри страны (вовне они никуда не делись) исключило корпорации из горизонта стратегических экспертов «эпохи Путина»;

Для пояснения возьмём такой уникальный регион как Сахалин и Курилы. С точки зрения стратегов Сахалинская область – это центр биоразработок и производства акваресурсов (пищевые биоресурсы, производство медицинских препаратов нового поколения, создание уникальных косметических линий и т.д.). Нужны кадры, нужны исследования, нужны соответствующие условия для реализации «стратегического позиционирования» островов. Встык с этими идёт разработка месторождений в рамках СРП («Сахалин 1-8»), в своё время являющейся личным делом Путина (его пересмотр соглашения с Eni потом воспроизвёл и премьер Казахстана Масимов при разработке Кашаганского месторождения), что предполагает не только другую отраслевую программу, но и иной «запрос на мозги» и иные социальные и экологические последствия. Американцы, зарабатывающие до 40 тыс USD в месяц, посёлки малазийцев и филиппинце и т.д. - , усложняют социальную палитру субъекта Федерации.

Наконец, проект глинозёмного комбината РУСАЛа (вот они – «выпавшие» из стратегического горизонта корпорации!) ставит остров совершенно в новые условия: проект экологически опасен, нов для островитян, социально рискован. Не исключена актуализация стихийного протеста, по законам глобализации способная взять в качестве своего главной лозунга ксенофобию, что заставит общественное сознание «вернуться» на пять леи назад.

- перехват государством политтехнологий, детализация и игнорирование стратегического целеполагания во имя целей «адаптации под человека» - наиболее ярко это проявилось в Плане Путина и соответствующих этому плану мероприятиях на выборах декабря 2007 года;

- отсутствие иных, не-властных календарей (всё привязывается к политике и политическим вехам, несмотря на очевидную бедность и стратегическую беспроблемность политического поля России. Научные исследования, агротехнологии, возвращение соотечественников, другие стратегические инициативы политизированы риторически и календарно);

- в связи с вышеуказанными тенденциями - разрыв между «масштабами» («шагами») стратегического планирования: в качестве вехи – или президентский срок, или на 100 лет (восстановление СССР);

- решение проблемы «раскола» РПЦ не привело к следующим шагам и крупнейшая инициатива «повисла в воздухе»;

Таким образом, можно констатировать, что за короткий период стратегическая инстанция девальвировалась и наработанные ранее представления и категории должны обновиться для дальнейшего движения.

1. Проблемы традиционных вызовов стратегического мышления.

Новые представления нужны в рамках уже существующих оппозиций, категорий и понятий, циркулирующих в среде экспертного «стратегического» сообщества. Традиционные вызовы стратегического характера, стоящие на повестке дня «путинской эпохи»: геополитика, укрепление государства, недро- и энергосбережение, сохранение русского языка и культуры – всё это требует серьёзного «обогащения» новыми смыслами. Тем более, что представленная в самом общем виде «тематическая стратегическая матрица» внутренне противоречива, что становится понятно при рассмотрении одних тем через призмы других.

Например, «укрепление государства» (т.н. «федерального центра») привело к устранению федерации, традиций федеративного управления, к забвению конституционных принципов наконец. Укрепление государства как самоцель вошло в содержательный конфликт со всей остальной стратегической топикой:

- геополитическое самоопределение страны рассматривалось большинством стратегов как «многовекторное», предоставляющее альтернативу «одновекторности Вашингтона» или, что концептуально однопорядковой – «одновекторности исламского мира», и сшивающее в нечто концептуально-общее всех российских соседей. Однако за пять-семь лет стало понятна невозможность многовекторности в политике именно в связи с усилением «федерального центра» . «Институциональное проникновение», активизация общественных и культурных связей проблематизируется рыхлым и декоративным институционализмом внутри России, парламентские стратегические рычаги РФ так же девальвированы в ряду других политических и общественных институтов. Можно говорить о провале институционализма в принципе – очевидны примеры стерилизации ГД, СФ, Общ. Палаты и «Общ. Советов при…». Другими словами, Россия не может взять на вооружение сегодняшние технологии «гибкого внешнеполитического самоопределения», предполагающих развитый институционализм и неправительственный сектор; политическая же риторика закладывает конфронтацию России с зарубежными «сетевыми организациями», что в итоге выливает не только в «многовекторность», но в весьма примитивный и предсказуемый внешнеполитический курс.

- проблемы недросбережения и «природной ренты», «зашитые» со Стаб.Фондом в единое стратегическое целое промышленной политики также оказались обнажёнными и входящими в противоречие с остальным «стратегическим темником». Показательно, что на последнем пленарном заседании Общественной палаты эксперт В. Глазычев говорил о забвении экономической географии, об отсутствии инициативы на местах по решению тысячи проблем, связанных с тем же недроосвоением (см. пример Сахалина). Административный инсайд и дирижизм в экономике делает бессмысленной вообще эту сферу с точки зрения стратегических тенденций и программирования: федерализм как принцип, способствующий управленческой гибкости стал декорацией, т.н. «федеральный центр» явно не справляется с деталями и нюансами хозяйственной деятельности на местах. Очевидно, что подобные противоречия между заявленным конституционным принципом федеративного устройства и централизованными де-факто принципами управления препятствует развитию, востребует постоянный и бесконечный внутриполитический императив «возврат контроля над территориями», не позволяющий использовать всё многообразие богатств и региональных укладов субъектам хозяйствования;

- слабая институциональная составляющая происходит в сфере культурной экспансии и сохранения отечественного языка: трудно внедрить представление о самоценности русского языка и культуры ввиду «политизированности» всех общественных инициатив. Получается, что для наиболее адекватном и дружественном «внедрении» русского языка в мировое сообщество нужно «вырвать» его из политизированной русской почвы, что противоречит традициям, основам русской культуры.

Эти и другие тупики (которых немало) возникают при рассмотрении всех стратегических топов в фокусе одной из них («через укрепление государства» мы рассмотрели самую бедную матрицу стратегического планирования, общую для всех экспертных кругов страны). Если же мы в качестве фокуса возьмем другую тему и сквозь неё рассмотрим эти же топы, проблем будет не меньше (например, через «недросбережение» рассмотреть «укрепление государства» - это дополнительный ворох проблем с развитием добывающих отраслей и отчуждением продукта их деятельности в связи с существующим форматом «суверенной демократии» и т.д..

2. Новые вызовы.

На повестке дня стоят гуманитарные проблемы и экспертное сообщество оказалось к ним не готово. Первый тревожный сигнал – незнание и неумение что-то делать в сфере образования. Консенсус в связи с лозунгами и общими идеями по поводу образования в обществе достигнут: на вооружение взяты лучшие политические разработки оппозиции (КПРФ, «Яблоко», СЛОН и т.д.), придуманы Нацпроекты и Госкорпорации. От правильности общих мест «скулы сводит». Однако ни механизмов развития, ни проектно-инновационной среды в образовании не появляется.

Проблема технологических альянсов стран и корпораций («ядерная сборка» государств-ядерных держав, «энергетическая (нефтегазовая) сборка», «IT-сборка» и т.д.), взаимодействие которых осуществляется по законам и правилам, отличающимся от дипломатических и военных союзов. Элементарная картография технологических альяносов и мониторинг технологических разработок отсутствует в России как тема.

Развитие науки оказалось серьёзной проблемой, когда настала очередь институциональных реформ. Оказалось, что научные сети давно имеют вид «популятивной системы», предъявляя государству оболочку, интерфейс, не имеющий никакого сходства с реальными процессами. «Огосударствление» научных сетей по подходам и принципам отличается от привычных «национализаций корпораций», «достижения управляемости регионов и возврата контроля территорий», укрепления федерального центра - в этой сфере экспертное сообщество «путинского призыва» оказалось беспомощным.

Очевидно исчезновение стратегической коммуникации между участниками стратегических процессов (государственные структуры, корпорации, научные центры, образовательные площадки, общественные организации), перевод взаимодействия общественных, властных и хозяйственных институтов в грантополучение и лоббизм.

Потеря «переднего края» стратегических разработок явно видна при внимательном изучении цитат и ссылок, которыми оперирует экспертное стратегическое сообщество. Конечно, что и ссылки на наших экспертов со стороны зарубежных коллег днём с огнём не сыщешь. Очевидно, что по целому ряду причин произошло отставание интеллектуальных сетей России, многие отечественные think tanks и think nets просто выпали из производства нового знания.

Интересна проблема самосознания, самопрезентации и легитимации интеллектуальных сетей , аспект публикации стратегических разработок, «несостыковки календарей», форм инвестиций стратегических смыслов в повседневность граждан РФ. В связи с существующими форматами публикации и легитимации стратегических инициатив, последние актуализировали общественные ожидания («как Путин и Лукашенко решат, так и объединим наши страны – это может произойти в ближайшую пятницу»). За 2000 – 2007 гг. многие эксперты превратились в «звёзд» СМИ, в кумиров и светских львов, что переводит конкуренцию экспертов внутри интеллектуальных сетей в чуждый и малопродуктивный формат. При этом, работа с гуманитарной проблематикой, с экзистенциальной аксиологией предъявляет к стратегиям и стратегам специфические требования, которые надо рефлексивно пометить. Это должно сказаться и на языке описания (например, переход от политической риторики и экспертных шоу-дебатов к графическому и формализованному языку, к «презентациям») и на вовлечении общества к стратегическим разработкам.

Но самый главный вызов пост-путинской эпохи – это возрождение и «перезагрузка» самой стратегической инстанции государственной политики, способной осуществить редукцию смыслов (превратившихся в систему идеологем и аксиологий путинской эпохи), «нащупать» передний край стратегических исследований, само-репрезентироваться наиболее эффективным образом.

3. Что предстоит сделать:

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов