Наука покупать

 

Несмотря на громкую кампанию по борьбе с липовыми диссертациями, рынок «ученых» подделок процветает

МАРГАРИТА АЛЕХИНА
Немало политиков и чиновников «химичат» с получением научных степеней, но почти никто из них не защищается по химии и медицине.
Немало политиков и чиновников «химичат» с получением научных степеней, но почти никто из них не защищается по химии и медицине.
 
На этой неделе Минобразования и науки проверит диссертационные советы пяти учебных заведений на предмет фальшивых диссертаций. Кампания по борьбе с «липовыми» научными исследованиями не сбавляет оборотов, однако единственное пока ее последствие – лишение степени 11 диссертантов Московского государственного педуниверситета. Эксперты полагают, что власти создают видимость борьбы за чистоту науки, а делать невозможной фальсификацию диссертаций невыгодно прежде всего самим представителям власти, так как три четверти потребителей на рынке заказных диссертаций – это чиновники. По мнению представителей научного сообщества, решить проблему могут только самые радикальные реформы – вплоть до отмены ученых степеней.

В последние месяцы в работу по поиску фальшивых диссертаций включились блогеры, журналисты и оппозиционные политики, объединившиеся в группу так называемых «диссерокопателей». Среди последних их жертв – заместитель председателя Госдумы Игорь Лебедев, чья работа, как утверждается, во многом повторяет диссертацию, защищенную в Саратове годом ранее. Диссертация члена думского комитета по экономической политике Игоря Игошина, как установили ЖЖ-пользователи, очень похожа на другую работу о повышении конкурентоспособности пищевого предприятия, зачастую заменены лишь слова «шоколад» на слова «говядина». Сомнения блогеров вызвала также подлинность диссертации зампреда комитета Госдумы по конституционному законодательству Дмитрия Вяткина, однако депутат настаивает, что «некорректные заимствования» в его работе появились случайно.

Среди чиновников и депутатов количество фальшивых кандидатов и докторов составляет 70–75%, убежден в беседе с «НИ» один из «диссерокопателей» член Координационного совета оппозиции Сергей Пархоменко. По его словам, меньше всего подозрений вызывают исследования в области естественных наук и медицины, защищенные больше двадцати лет назад. А чиновничьи диссертации по философии, социологии и экономике с очень большой вероятностью являются ворованными. «Хотя мне известен по крайней мере один сенатор, защитивший фальшивую диссертацию по медицине», – заявил «НИ» г-н Пархоменко, пообещав, что в скором времени назовет его имя. Декан факультета социологии Высшей школы экономики Александр Чепуренко в беседе с «НИ» пояснил, что для чиновников ученая степень – признак статуса: «Многие чиновники по долгу службы обязаны заниматься преподавательской деятельностью и, будучи остепененными, могут рассчитывать на более серьезные позиции. Я считаю, что такое требование нужно убрать из должностных инструкций и регламентов. А зачем степень бизнесменам я, честно говоря, и сам не совсем понимаю». Сергей Пархоменко полагает, что многие бизнесмены стремятся получить степень «для красоты». Кроме того, как отмечает г-н Пархоменко в беседе с «НИ», среди нечистых на руку предпринимателей есть поверье, что, попав за решетку и будучи доктором наук, проще попасть под амнистию.

Чиновниками являются многие из авторов сфальсифицированных диссертаций, защищенных при участии печально известного «даниловского совета» в Московском педагогическом государственном университете (в декабре прошлого года Минобрнауки обнаружило, что диссертационный совет по отечественной истории под управлением профессора Александра Данилова фактически поставил защиту фальшивых диссертаций на поток). Так, одна из претендентов на лишение ученой степени Галина Алилуйко работает в Департаменте внешнеэкономических и международных связей города Москвы. Другой герой того же списка Даниар Батрашев является руководителем аппарата уполномоченного по правам человека Астраханской области. Алла Бодрова работает в управлении соцразвития Юго-Восточного округа столицы, а Нонна Харитонова возглавляет управу Замоскворецкого района.

Как убедились «НИ», рынок липовых научных исследований и сейчас работает как часы: поисковик по запросу «диссертация на заказ» выдает чуть менее трех миллионов ссылок. Цены на кандидатскую диссертацию варьируются от 500 до 10 тысяч долларов, на докторскую – от 5 до 20 тысяч. Большинство организаций, оказывающих подобные услуги, торгуют также научными статьями и монографиями с расценками за печатный лист (в среднем около 500 рублей). Написание кандидатской диссертации у подобных коммерсантов занимает от полугода до года в зависимости от наличия у клиента опубликованных научных статей и других наработок. Создание публикации для рецензируемого журнала из списка ВАК требует неделю и более. Однако, по словам Сергея Пархоменко, диссертации для сильных мира сего пишут совсем другие люди: «Вы не найдете ни одного депутата, к которому не приходили бы люди, предлагающие подобные услуги. Бывшим кагэбэшникам предлагают диссертации по безопасности. Банкиру предлагают исследование по банковскому делу. До самого последнего времени этот рынок прекрасно себя чувствовал». Конторы же, рекламируемые в Интернете, по словам г-на Пархоменко, «как правило, дешевка» , и «серьезные люди не имеют с этим дела». 

Занимающийся подготовкой диссертаций «на заказ» сотрудник Воронежского государственного университета, попросивший не называть его имени, описал «НИ» типичных клиентов так: «Чиновники, обычно уже немолодые, часто женщины, им диссер требуется просто по работе и с его защитой все схвачено еще задолго до заказа самой диссертации. Они знают, куда ее нести, но не знают, как это делается. Находят человека чаще всего через знакомых в администрации вузов. Защищаются по экономике, реже по политологии и истории, иногда по филологии. Результат не читают никогда. Требований не предъявляют. Склонны заказывать разные части у разных людей, чтоб побыстрее, и торопить их. Платят же аккуратно и сразу же по факту предъявления».

Распознать заказную диссертацию куда сложнее, чем обнаружить «некорректные заимствования» в работе, которую диссертант сделал хоть и плохо, но самостоятельно. Как выяснили «НИ», многие диссертационные советы этого делать и не пытаются. «Мы работы только через «Антиплагиат» прогоняем. Раньше, когда его не было, у нас и претензий не было», – заявил «НИ» ученый секретарь диссовета РГГУ по экономическим наукам Вадим Меркулов. «Антиплагиат» – далеко не самый надежный способ обнаружения халтуры в научном исследовании, однако специалисту достаточно бегло просмотреть работу, чтобы судить о ее качестве и самостоятельности, заявила «НИ» ученый секретарь диссовета РГГУ по политическим наукам Наталья Шатина. По ее словам, добросовестные диссоветы с подозрением относятся к соискателям «со стороны»: «Многие из них пишут диссертацию не по своей профильной теме. Например, человек закончил юрфак, а работу защищает по истории». По словам г-жи Шатиной, качество диссертаций, защищенных на непрофильных для вуза кафедрах, (например, на кафедре социологии технического университета), также, как правило, сомнительно. 

Зачастую «липовую» диссертацию выдает примитивно сформулированная тема, рассказал «НИ» Сергей Пархоменко: «Очень много чиновничьих диссертаций исследуют что-нибудь про формирование партий, фракций, профсоюзов». В частности, именно поэтому блогеров насторожили диссертации Игоря Лебедева «Эволюция идеологических основ и стратегии политических партий Российской Федерации в 1992–2003 гг.», а также его отца Владимира Жириновского «Прошлое, настоящее и будущее русской нации». Кроме того, по словам г-на Пархоменко, подозрительны диссертации, которые пишутся очень быстро. Наконец, есть определенные диссертационные советы, которые автоматически делают подозрительными защищенные в них диссертации. Например, «даниловский совет» в МПГУ. «Любая его диссертация за последние десять лет подозрительна. Подозрителен диссертационный совет Краснодарского госуниверситета, выдавший степень человеку по фамилии Цапок. А в Москве и Санкт-Петербурге есть множество совершенно фантастических вузов – человеческих отношений, внеземных цивилизаций, общих знаний», – рассказал «НИ» г-н Пархоменко. 

Борьбе с недобросовестными диссертантами наука обязана политической воле, заявил в беседе с «НИ» профессор факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ член общественного совета при Минобрнауки Михаил Гельфанд, отметив, что на фальсификации работ чиновников ловили и раньше. Однако прежде власти на результаты расследований не реагировали. По мнению Михаила Гельфанда, решить проблему может только работающая система апелляций, чтобы представители научного сообщества могли обжаловать присвоение ученой степени очевидно недобросовестному диссертанту.

По словам Александра Чепуренко из Высшей школы экономики, сократить количество фальшивых диссертаций может переход на «одноступенчатую» западную номенклатуру ученых степеней: «Система экспертизы будет такова, что ее смогут проводить только крупные научные центры. Количество диссертационных советов резко сократится». Качество диссертаций, по его словам, повысит и упразднение ВАК с передачей диссоветам всей полноты ответственности за фильтрацию негодных работ: «Такая инстанция, как ВАК, снижает требования к самодисциплине и у диссертантов, и у членов диссовета». Другое важное требование – публичность работ. «Это затруднительно только в случае технических наук, но там и фальшивых диссертаций поменьше. В области социальных и гуманитарных наук нет ничего, что препятствовало бы публичности», – говорит г-н Чепуренко. Профессор кафедры социологии журналистики МГУ Ирина Фомичева в беседе с «НИ» вовсе предлагает отменить ученые степени: «На развитии науки они никак не сказываются».
 


В Германии плагиат в диссертациях выявляют, чтобы отомстить бывшим супругам
На днях ежедневная берлинская газета Tagesspiegel опубликовала статью под заголовком «Охотник за плагиатом как профессия?» Такая профессия существует, и всем в Германии известно, кто и как основал этот новый вид бизнеса. Случилось это в феврале 2011 года, когда страну потряс беспрецедентный скандал: министр обороны ФРГ, которого прочили в будущем на место канцлера, Карл-Теодор цу Гуттенберг был обвинен в плагиате при написании докторской диссертации. В результате разоблачения политик принял решение уйти со своего поста. Накануне отставки в ведомство Ангелы Меркель, пытавшейся, несмотря ни на что, отстоять своего единомышленника и потенциального преемника, поступило возмущенное письмо, которое подписали более 35 тыс. ученых и аспирантов, а немецкая пресса припомнила г-же канцлеру одно из ее видеообращений к пользователям Интернета, в котором она призывала охранять труды деятелей науки, писателей и журналистов. «Их воровство – преступление», – заявила Меркель тогда. И вот тогда же, в марте 2011 года, и появился портал VroniPlag Wiki, где отныне можно было проверить любую диссертацию на предмет плагиата. 
Спустя какое-то время один из авторов ноу-хау Мартин Хайдингсфельдер после конфликта с коллегами стал работать самостоятельно. А работы прибавлялось буквально день ото дня. К Хайдингсфельдеру стали обращаться брошенные супруги, жаждущие отомстить таким вот «благородным» методом, завистники головокружительному научному взлёту своего коллеги и так далее. Популярность профессионального охотника за плагиатом росла ещё и благодаря соблюдению конфиденциальности при выполнении деликатных услуг. Да и происходящее в политике способствовало росту спроса на «профессию». Через два года после скандала с министром обороны разразился аналогичный скандал с министром образования ФРГ. Диссертация Аннет Шаван, которую она защитила более 30 лет назад, была признана недействительной, а ученая степень министра аннулирована. Аннет Шаван, несмотря на давнюю дружбу с Ангелой Меркель, покинула пост министра. Примечательно, что диссертация, которую она в 1980 году защитила на философском факультете Университета Генриха Гейне в Дюссельдорфе, называлась «Личность и совесть». 
Стоимость услуг Мартина Хайдингсфельдера по выявлению как завуалированного, так и явного воровства в научных работах колеблется в зависимости от результата и личности подозреваемого от тридцати евро до нескольких тысяч. Больше всего внимания общественности и, соответственно, исполнителей заказов сейчас, за полгода до выборов в бундестаг, в этом контексте привлечено к немецким политикам. Профессор из Дортмунда Уве Каменц считает, что под прицелом «охотников» сейчас находятся все без исключения политики с приставкой «Dr» (немецкая степень «доктор» соответствует российской «кандидат наук». – «НИ»). Вместе с коллегами Каменц начал проверку более тысячи научных работ немецких политиков на наличие в них плагиата. К тому же на днях в Германии запущен новый интернет-сайт, который тоже призван помочь выявлять случаи воровства цитат и научных идей. А в планы самого прославленного охотника за плагиатом Мартина Хайдинсфельдера входит тотальная проверка на плагиат всех без исключения имеющих научные труды парламентариев, а также тех, кто только собирается участвовать в выборах. Хотя в немецком обществе отношение к коммерциализации этого явления далеко не однозначное. Многие считают, что зарабатывать деньги на поисках правды не только не этично, но и чревато нездоровым ажиотажем «охоты на ведьм».
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен
20 Марта 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов