Диссертации по-честному: эксперимент СПбГУ

 

Диссертации по-честному: эксперимент СПбГУ© Marcus Butt / Flickr.com

На днях Санкт-Петербургский государственный университет удивил мир планами учреждения собственной научной степени доктора наук или PhD (Philosophiae Doctor). Это на первый взгляд чудачество в действительности может стать моделью реформирования российской науки. Такой шаг способен избавить нас от скандальных историй с липовыми степенями, несуществующими научными публикациями и банальным плагиатом. И все это будет следствием того, что СПбГУ предполагает проводить экспертизу диссертаций и присваивать научные степени по понятным и принятым в ведущих научных центрах правилам.

 

Впрочем, как и любой пилотный проект, инициатива СПбГУ содержит лакуны и темные места, с помощью которых мировые стандарты вполне могут быть адаптированы в интересах нынешнего научного истеблишмента.

 

В чем плюсы?

Во-первых, СПбГУ вводит принцип персональной ответственности диссертационных советов за диссертации. Тем самым из процесса исключаются, по сути, анонимные фигуранты – вроде ведущих организаций и ВАКа. На этом и зарабатывается репутация диссертационных советов. Во-вторых, вводится принцип прозрачности: защиты транслируются в режиме онлайн, а электронные версии диссертаций выкладываются в электронные базы данных. В-третьих, вводится принцип внешней независимой оценки диссертаций: четверо из семи членов совета – это видные ученые из других университетов (двое иностранных и двое российских).

 

В-четвертых, заявленная планка оценки научной работы – мировой стандарт качества: диссертации пишутся и защищаются на английском, что позволяет их оценить не только узкой группе экспертов, но и всем, кто интересуется данной проблематикой в мире. В-пятых, это довольно жесткие критерии допуска соискателей научной степени к защите (подробности здесь и здесь).

 

В целом эти меры повышения персональной ответственности за научную работу и снижения коррупции на всех этапах процесса гораздо надежнее идеи Владимира Филиппова (председатель ВАК) о недопущении защиты диссертаций по месту их выполнения.

 

Если все так прозрачно, то где же темные места в предложенной схеме?

 

Процедурные нюансы

Допустим, вы аспирант СПбГУ и дошли до стадии представления диссертации. Экспертная комиссия из коллег по кафедре вашего научного консультанта / руководителя и одного дружественного внешнего эксперта дала положительное заключение на ваш труд. Предложения комиссии носят рекомендательный характер, и в принципе вы можете без зазрений совести их проигнорировать. Далее, согласно проекту Положения СПбГУ, вы публикуете свою диссертацию в электронных базах и выходите на защиту. На защите остается либо вас «защитить», либо «завалить». Члены диссертационного совета могут сделать множество критических замечаний к тексту, но при этом все равно решить присвоить степень. Как вы понимаете, защита диссертации – это уже не стадия улучшения и исправления текста. Поэтому, с какими бы недочетами текст ни пришел в диссертационный совет, он либо пройдет его, либо не пройдет.

 

Вероятно, откровенно плохие работы не пройдут через испытание защитой. Но вот «средних» работ такая система может наплодить великое множество. Подумайте, под каким давлением оказывается «внешний» эксперт. Три члена совета (научный руководитель, председатель и секретарь), скорее всего, изначально будут на стороне соискателя. Остается провести работу с двумя из оставшихся четырех экспертов (внешними зарубежными и российскими учеными). И если работа соответствует самым минимальным представлениям о прекрасном, то, видимо, двух экспертов вы убедите аргументами в духе «Он же перспективный молодой человек. Надо дать ему шанс». Эти эксперты в конце концов тоже люди: дружеские отношения с приглашающей стороной по мелочи портить не хочется. Да и зачем ломать карьеру молодому ученому, если, действительно, работа соответствует минимальным критериям качества?

 

Мировой общественности все равно

Можно возразить: неужели репутационные издержки и «мировое» общественное мнение не заставят экспертов думать о последствиях? Но ни одна защита не становится предметом внимания мировой научной общественности без специального повода. Защиты представляют интерес только для локального университетского сообщества. При том, что защиты идут каждый день по всему миру, никто специально не полезет на сайт СПбГУ смотреть выступление очередного диссертанта. Эксперт может высказать свои замечания для протокола, что не мешает ему дать работе итоговую положительную оценку. И вопрос еще в том, будет ли его имя отражено в выходных данных диссертации и будет ли опубликован сам протокол.

 

Английский язык не панацея

Диссертация на английском языке может оказать неизгладимое впечатление, пожалуй, только на старшее поколение российских ученых. Сейчас это один из видов европейской академической нормы. Владение языком не гарантия качества исследования. Мне приходилось читать много черновиков диссертаций на хорошем английском, которые не удовлетворяли ожидаемым критериям качества. Поэтому необходимы именно институциональные механизмы контроля.

 

Какие же механизмы помогут?

Я думаю, внешний фильтр нужно вводить на более ранней стадии. Вместо внутренней экспертной комиссии следует отсылать работы независимым экспертам из других университетов – желательно иностранных, как это делают, например, в Финляндии. Эти эксперты должны иметь право как рекомендовать небольшие поправки, так и выносить более жесткие решения – о несоответствии работы стандартам качества. В последнем случае аспирант обязан будет потратить значительное количество времени на доработку исследования и не получит права выходить с ним на защиту.

 

В предлагаемой системе есть и другие фильтры, которые потенциально отсевают некачественные работы и недобросовестных авторов. Один из ключевых критериев допуска к защите – публикация результатов исследования в виде как минимум одной статьи в журнале, включенном в базу Web of Science (WoS) компании Thomson Reuters. Это, как правило, зарубежные журналы с крайне жесткими критериями отбора статей, долгим и детальным процессом анонимного рецензирования; влияние этих журналов измеряется частотой цитирования статей в других журналах по той или иной дисциплине. Публикация в подобном журнале говорит о международном экспертном признании результатов исследования, это само по себе серьезное достижение.

 

Однако возникают два вопроса. Можно ли экстраполировать качество такой публикации (в среднем 30 страниц) на диссертацию в целом (до 300 страниц)? Второй вопрос – еще более серьезный и касается готовности СПбГУ к дальнейшим реформам. Публикация статьи в серьезных журналах, например, по социальным наукам, занимает от двух до трех лет. Аспирантская программа в среднем также составляет три года. Из этого следует, что для успешного выхода на защиту по истечении срока программы, аспирант должен иметь на руках оформленные результаты исследования (другие тексты в престижных журналах не нужны) уже к моменту поступления на программу.

 

Можно ли готовить ученых за три года?

Означает ли все это, что существующая программа подготовки аспирантов (в будущем – докторантов) не отвечает заявленным критериям качества? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Насколько мне известно, аналогичные западные программы часто длятся дольше трех лет (даже если финансирование выделяется только на три года). Но это не самое главное. Вопрос в том, может ли СПбГУ сделать докторантскую программу мирового уровня с чтением курсов по теории и методологии науки ведущими мировыми учеными. Будет ли возможность у докторанта СПбГУ вращаться в такой академической среде, которая помогла бы ему (или ей) «обкатать» свой метод и проект в целом, сформулировать гипотезы и выводы так, чтобы они не шокировали своей провинциальностью любого специалиста в его / ее области? Из представленных СПбГУ документов можно сделать вывод, что такая программа в принципе не предполагается. Что вызывает недоумение.

 

Тогда снова возникает вопрос, как же СПбГУ планирует «выковывать» желанный научный авторитет. Одно дело – повысить планку качества итогового продукта, другое дело – обеспечивать это качество в процессе проведения и обсуждения исследований. Возьмем, например, «фильтр» допуска аспирантов: СПбГУ желает видеть в рядах своих аспирантов выпускников вузов из рейтинга 300 ведущих университетов. Сам же СПбГУ недавно не попал в один из таких рейтингов.

 

Другой пример – от аспиранта требуют наличия статьи в журнале из списка WoS. Может ли СПбГУ обещать, что у научного руководителя аспиранта будет такая статья и что он сможет научить аспиранта их писать? Пойдем дальше и спросим: а члены экспертной комиссии с профильной кафедры имеют в списке своих публикаций такого рода статьи? Наконец, у членов диссертационных советов есть статьи уровня WoS?

 

Я не в курсе состояния дел по всем областям знания в СПбГУ. Меня интересуют социальные и политические науки. Я зашел на сайт факультета политологии, просмотрел профили порядка 15 человек, включая членов диссертационного совета, и ни у кого не нашел упоминания публикаций в журналах WoS. Значит ли это, что аспиранты, которых консультируют коллеги, не смогут опубликовать статью требующегося уровня? Конечно, нет. Но с кем аспиранты будут обсуждать свои англоязычные статьи и перенимать навыки их написания, совершенно неясно.

 

Помогут ли внешние эксперты?

Если мы ожидаем, что в новых диссертационных советах будут присутствовать как минимум четыре внешних эксперта / ученых, – может, они и будут авторитетным ориентиром для аспиранта? Да, вероятно, с зарубежными коллегами в этом плане вопросов не будет. А вот где взять столько российских коллег, чей международный научный авторитет был бы подтвержден публикациями в журналах из WoS? Я могу ошибаться, но в Петербурге за пределами СПбГУ по отдельно взятой политологической поддисциплине таких людей окажется один-два. Как тогда обеспечить экспертную ротацию?

 

Я полагаю, что успех выдвинутой СПбГУ инициативы будет зависеть от того, насколько руководство вуза готово: 1) инвестировать в развитие докторантской/аспирантской программы, по крайней мере по социальным наукам (это предполагает серьезные расходы на приглашение новых кадров, стажировки докторантов и т.п.); 2) передавать полномочия по экспертизе диссертационных проектов внешним рецензентам; 3) формулировать адекватные критерии приема аспирантов. Пока о такой готовности ничего не сказано. Slon

11 Марта 2013
Поделиться:

Комментарии

ГП , 12 Марта 2013

Инициатива хорошая, как и всё у нас на поверхности выглядит просто здорово, а копнешь поглубже - то же дерьмо, только в профиль. Зная например философский совет СПбГУ, кто там заседает, можно предположить как дела будут разворачиваться в реальной жизни.

Если кратко, то просто возрастет стоимость и степени станут абсолютно недоступны для не слишком обеспеченных, но достойных их присуждения "по гамбургскому счету". Всеми этими мерами повышается уровень допуска к остепененности (новые кандидаты и доктора уже не нужны, т.к. в предыдущие годы было явное перепроизводство), а не качество работ. Английский понятно это уже давно не иностранный должен быть, а родной язык для ученого, но я бы не стал возлагать ответственность за наши диссертации на зарубежных экспертов.

Тупо пример: поедут ли в Анапу туристы из Швеции или Франции, даже если здесь большинство принимающих будут говорить по-английски? Смекаете, я о чем... Что касается общественных наук, то надо обсуждать не показательные инициативы функционеров из СПбГУ, которые держатся за кресла и штаны, а реальные проблемы этих наук: поколенческий кризис, провинциализм, идеологизацию, отсутствие нормальной издательской политики и экспертного сообщества, клановый и по сути дела эзотерический тип работы диссоветов и отделов кадров в том числе и в крупнейших ВУЗах страны.

Там если по-честному, куча проблем. Надо вырезать всю грибницу и начинать по сути дела с чистого листа, искать действительных профессионалов из тех, кто остался (что с каждым годом все сложнее сделать), создавать для всех равное, открытое поле игры, преодолеть расщепленность общественного сознания, чтобы интеллектуал не прятался за своим эзотерическим научным языком, а мог "отвечать за базар", что он делает и для чего это нужно.

И понятно дело, общество должно быть другим - способное оценить хотя бы в общих чертах достижения общественных наук, придерживаться и ценить высокие стандарты в культуре и в социальных отношениях. То есть, проблема качества степеней упирается как и с армией и милицией в проблему качества общества. В общем, дореформировались до ручки. Дальше уже только доктора в погонах нас ожидают в общественных науках, как это и было в недалеком прошлом. В общем нужен серьезный разговор, широкая общественная дискуссия, а не то, что еще какие формальные критерии и фильтры нам установить на пути к диссертациям.

Уверяю Вас, мразь пролезет через любые формальные фильтры, единственное, что может приостановить этот процесс - преобладание в общественном сознании другого набора человеческих качеств как общезначимого критерия оценки личности, с возможностью свободного обсуждения работы этих критериев в пространстве открытой дискуссии.

Здесь представлено только одно из предложений и которое, полагаю,не является " истиной в последней инстанции ". Необходимо ещё представить предложения и дать оценку представ- ленному ряду предложений . Только после оценки соответствующего ряда предложений, можно делать какие-либо выводы о приемлемости тех или иных, представленных на рассмотрение общественного обсуждения, версий. Александр Румянцев.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов