«Одно дело — людоед, другое дело — Алексей Кудрин»

Оппозиция предлагает расширить санкционные списки за счет «сислибов» и журналистов

В рамках подготовки к очередному оппозиционному «Форуму свободной России», который пройдет в начале декабря в Вильнюсе, запускается проект «Составляем список Путина». В этот список планируется включить большой круг лиц, близких к российскому президенту — политиков, друзей, партнеров, чиновников и их детей.

«Проект „Составляем Список Путина“ призван стать подлинно общегражданским делом, позволяющим определить круг лиц, несущих ответственность за нынешнее положение дел в России», — говорится в пресс-релизе организаторов форума. Одним из организаторов форума выступает шахматист Гарри Каспаров.

В нынешней версии «общественного» санкционного списка — несколько десятков имен. Помимо привычных имен (министры и близкие к Путину предприниматели), там также есть «системные либералы» (Алексей Кудрин и Анатолий Чубайс), госпропагандисты (Дмитрий Песков, Мария Захарова, Константин Эрнст, Владимир Соловьев, Дмитрий Киселев), дети элиты (Путина, Иванова, Патрушева, Фрадкова, Чайки, Якунина) и представители РПЦ (епископ Тихон (Шевкунов)). 

«Меры воздействия на клептократов»

Работе по составлению списка будет посвящена одна из секций ежегодного оппозиционного форума. Она озаглавлена «Назвать преступников поименно. О работе по составлению санкционного списка». В программе форума ее содержание описано так: «Как активность за пределами России может помочь ее гражданам? Меры внешнего воздействия на клептократов. Цель международных санкций — остановить разграбление России. Как и какие списки может предложить Форум международному сообществу?». Среди спикеров заявлены шеф-редактор издания The Insider Роман Доброхотов, замдиректора «Трансперенси-Интернешнл — Россия» Илья Шуманов, адвокат Марк Фейгин, сотрудник отдела расследований ФБК Навального Никита Кулаченков.

Подавляющее большинство заявленных спикеров форума не живет в России и имеет довольно ограниченное общественное и медийное влияние. Вместе с тем знакомые автора текста, европейские дипломаты, в последние месяцы говорят о том, что допускают некое расширение санкционных списков за счет «умных» или «персональных санкций», направленных против конкретных людей.

«Русские за границей поддерживают санкции»

Оппозиционер Михаил Ходорковский, также живущий за рубежом, считает предложение о расширении санкционных списков обоснованным. «Я считаю, что люди, занимающиеся казнокрадством, коррупцией и нарушением прав человека в России, не могут не преследоваться на Западе, — сказал он Znak.com. — Иначе это было бы пособничеством. Если кремлевская преступная группировка не дает пока преследовать своих членов в России, это ничего не меняет в тех случаях, когда у западного общества достаточно информации о подобных неправовых действиях конкретных представителей этой группировки».

Позиция телеведущей, кандидата в президенты Ксении Собчак, озвученная Znak.com, такова. Собчак против коллективной вины. Санкции против страны — только укрепляют возможности авторитарной верхушки, это показал пример всех ближневосточных государств. А персональные санкции — другое дело. Люди, разбогатевшие на нарушении норм международного права, на воровстве бюджета, люди, провоцирующие международную напряженность и экономическую конфронтацию ради своего обогащения, — не должны пользоваться благами мирового сотрудничества, доступом к капиталу, свободой перемещения, считает Собчак. По ее мнению, вопрос только в том, насколько прозрачно составляются такие списки, насколько критерии и аргументы публичны, — Собчак убеждена, что они должны быть максимально гласны. Чтобы одни люди могли защититься от ошибочных обвинений, а другие сделали бы выводы и, возможно, перестали бы поддерживать и даже инициировать преступные действия властей и корпораций.

Политолог, завкафедрой по связям с общественностью МГИМО Валерий Соловей сказал Znak.com, что перспектива введения новых персональных санкций против персон из ближнего круга Владимира Путина со стороны США и Евросоюза высока.

«Европа идет по пути, проторенному США, но они не вводят санкции автоматически. Скорее этому будет предшествовать доклад Конгресса США, который может принять решение о введении новых санкций, а в Москве надеются, что это возможно отсрочить. Какие именно будут санкции и как они будут дифференцированы, мне неизвестно. Я слышал, что в предварительном списке есть около 180 фамилий, мне дали понять, что речь идет о 30–40 семьях из ближнего круга элиты. Однако у меня есть ощущение, что не все в администрации президента США заинтересованы во введении новых санкций», — считает Соловей.

Решение о введении или невведении новых санкций будет приниматься в США и Евросоюзе без оглядки на мнение российской диаспоры за рубежом, она скорее будет создавать некий пропагандистский фон, что, мол, русские за границей тоже поддерживают санкции. Но сама по себе русская диаспора разобщена и не влиятельна, продолжает Соловей.

Спор о санкциях

Политолог Станислав Белковский напоминает, что весь смысл санкций — в том виде, в котором они были задуманы экс-президентом США Бараком Обамой, — был в том, чтобы вбить клин между Путиным и его элитой, чтобы элиты стали воспринимать Путина как токсичный актив, а близость к нему становилась скорее минусом, чем плюсом. По мнению Белковского, отчасти это удалось: персональные санкции затрагивают образ жизни людей.

«Каспаров работает в этом же русле, продолжая логику Обамы. Он хочет показать, что под раздачу попадут и системные либералы и позиционировать для Запада, что у Путина есть хорошие люди в окружении, не удастся. Что касается самого Каспарова, ему надо как-то поддерживать свой статус, потому что для российского политического сообщества его фигура утратила актуальность. Он стремится сохранить за собой нишу более-менее влиятельного оппозиционера для внешнего потребителя, он — экспортер, которому уже не важно, что о нем думают в России, но ему важно, чтобы на Западе его считали значимым российским оппозиционером», — говорит Белковский.

 

«Большинство участников Форума — люди, которые не находятся в России, — напоминает политолог. — Подвох же состоит в том, что введение новых санкций возможно без всякого участия Каспарова, но, если он располагает утечками информации, ему, возможно, выгодно позиционировать себя как идеолога процесса, который может манипулировать западной элитой. Это — метод Березовского: узнать о назначении и сообщить назначаемому, что это кадровое решение — его, Березовского, заслуга», — говорит Белковский.

Гарри Каспаров потерял серьезное влияние в России, но остается видным оппозиционером в глазах ЗападаГарри Каспаров потерял серьезное влияние в России, но остается видным оппозиционером в глазах ЗападаFacebook Гарри Каспарова

Экс-депутат Госдумы Дмитрий Гудков сказал Znak.com, что персональные санкции усиливают раскол элит, под них никто не хочет попадать и все становятся заложниками политики первого лица.

«Чем больше персональных санкций — тем больше брожения внутри элит. Это может быть выгодно для прогрессивной оппозиции, которая хочет реформ, потому что без части элит это сделать невозможно. Экономические же санкции бьют по простым людям, а власти компенсируют потери из личных кошельков граждан. Такие санкции усиливают социальные протесты, но льют воду на мельницу левых популистов», — считает Гудков.

Общественный деятель Мария Баронова считает, что персональные санкции допустимы, когда речь идет о людях, напрямую причастных к смертям людей, военным и иным преступлениям против человечества.

«Но при этом одно дело — людоед, другое дело — Алексей Кудрин. И одно дело, когда санкции касаются совершивших преступления против человечества, другое дело — когда они касаются относительно нормальных людей, к которым можно отнести тех же пропагандистов. Они же не людоеды, а шуты», — говорит Баронова.

Парадокс: санкции могут ослабить не власть, а оппозицию

Часть экспертов считает, что введение новых персональных санкций, а также сопровождение их кампанией «русские за рубежом тоже поддерживают санкции» приведет не к усилению, а к ослаблению позиций демократический оппозиции внутри страны. Более того, российские власти могут принять контрсанкции, которые ударят как раз по гражданам России, в первую очередь — по свободомыслящим.

«Если Запад рассчитывает, что новые персональные санкции приведут к тому, что элита выступит против Путина, — это абсолютно исключено, — говорит Валерий Соловей. — Будет обратный эффект — сплочение вокруг Путина вкупе с неким параличом политической воли, что само по себе для страны не очень хорошо. Демократическая оппозиция будет от новых санкций в восторге, исходя из принципа, что все, вредящее Путину, хорошо. Но на пользу оппозиции новые санкции не пойдут, это точно, а могут и серьезно ей повредить. Со стороны российской власти может сработать принцип возмездия — „до американцев не дотянемся, а на вас отыграемся“», — отмечает Соловей.

В случае введения новых персональных санкций, российская власть будет действовать в логике «бомбить Воронеж» (то есть принимать меры, которые ухудшат жизнь не американцев или европейцев, а жителей собственной страны), уверен Белковский.

«За все санкции будут расплачиваться российские оппозиционеры и критически мыслящие люди, а также вся инфраструктура, включая Интернет», — считает эксперт.

Глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко в разговоре со Znak.com называл Форум Каспарова «фрик-шоу».

«Новые персональные санкции сыграют негативную роль. Они усугубят раскол и ожесточение между Россией и Западом. Фактически эти „борцы за демократию“ добиваются ужесточения режима внутри страны, потому что никакого раскола элит нет и не будет, а в случае обострения международной обстановки — будет мобилизация и консолидация элиты вокруг Путина, причем под антизападными лозунгами, — говорит Минченко. — В этом случае те люди, которые раньше могли себе позволить высказывать точку зрения, что надо искать компромисс с Западом, договариваться, придерживающиеся настоящих либеральных взглядов, опустят руки, потому что с Западом будет разговаривать не о чем. К сожалению, именно Запад сейчас демонстрирует худшие практики ведения политики по отношению к России, фактически повторяющие образцы Советского Союза в самых неприятных проявлениях», — говорит Минченко.

Депутат Госдумы из комитета по международной политике, писатель Сергей Шаргунов считает, что введение новых персональных санкций только ослабит позиции критически настроенных по отношению к власти людей в России. Кроме того, не стоит записывать в списки «врагов» вообще всех, кто имеет отношение к государству или власти. 

«Я сочувствую многим из наших оппозиционеров, не по своей воле оказавшимся за пределами страны, но кликушество и обещание кары по причинам революционной целесообразности со стороны выглядит не очень хорошо. Более того, расширение санкционных списков может сослужить дурную службу оппонентам власти внутри России. Мне кажется, что разоблачать проворовавшихся чиновников, предъявлять им обвинения по конкретным статьям, уличать в коррупции — это нормальный способ борьбы. А вот составлять списки, где все, кто имеет хоть какое-то отношение к госустройству, скопом записываются во „враги“, выглядит странновато. Лично я не боюсь никаких запретов, но я знаю многих людей, работающих в сфере культуры, образования, здравоохранения, кто старается делать что-то хорошее, и идею записать их всех во враги я не принимаю», — считает Шаргунов.

https://www.znak.com/2017-11-29/oppoziciya_predlagaet_rasshirit_sankcionnye_spiski_za_schet_sislibov_i_zhurnalistov

30 Ноября 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов