Владислав Иноземцев: Работают товарищи в Кремле «от рассвета до распада».

Не успел самый влиятельный политик современной России поднять свой голос в защиту угнетённых мусульман Мьянмы, как менее влиятельные и вообще ни на что не влияющие политики и эксперты начали рассуждать о том, что в стране разрушилась властная вертикаль, что некоторые пехотинцы и рядовые позволяют себе чуть ли не больше главнокомандующего – чтобы в итоге картинно прийти к драматичному выводу: «Путин и Кремль заложили столько предпосылок для сепаратизма, что будут являться главными виновниками распада страны, если он произойдёт» (http://echo.msk.ru/blog/corruption/2049292-echo/). Работают, как сказать, эти товарищи в Кремле «от рассвета до распада».

Обвинения настолько серьёзны, что я бы попробовал уточнить, о чём идёт речь. Если уж прозвучало слово «распад», давайте задумаемся о том, что оно значит. Вспомним распад некоторых государств. Например, Австро-Венгрии, в которой под просвещённой властью Франца Иосифа I к концу его дней жило 52,8 млн. человек, а территория достигала 680 тыс. квадратных километров. Сегодня Австрия – страна по площади в 8,2 раза меньшая, а по населению – в 6,1 раза (и это через сто лет!). Или, скажем, Чехословакия – мирно разделившаяся в 1992 году на два государства: в Чехии остались 65% населения и 61% территории, Словакия удовлетворилась 35 и 39%. Советский Союз также распался картинно: тут мы получили 15 (а ныне, если «с пониманием» относиться к позиции Кремля, то 17) новых государств. На Россию по состоянию на 1992 год пришлось 76% территории и 50% населения ранее единой страны. Вот это – распады! Было нечто большое и единое, стало много сопоставимых между собой стран и/или территорий. Разрывались связи, выстраивались границы, менялась геополитическая картина мира.

Сегодня мы имеем, мне кажется, немного иную картину – и это мягко сказано. Да, в России появился региональный вождь, голос которого слышен исключительно зычно. Но Чеченская Республика сейчас занимает 0,09% российской территории, и живёт-то в ней 0,96% «россиян» – потому что русские, наш государствообразующий народ, там почти не живут (если быть точным, их в Чечне 24 тыс., по переписи 2010 года). И даже если предположить, что случатся столь катастрофические катаклизмы, что Чечня по их итогам отделится от России, то при чём тут распад? И даже если за её великим народом последуют Ингушетия и Дагестан, это стоит считать распадом? Я бы не делал таких заявлений хотя бы потому, что следует правильно употреблять слова великого русского языка и не называть «отложение» «распадом».

На ум приходит очень похожая – и по сути, и по градусу истерии – история бывшей Югославии. Страна действительно распалась в начале 1990-х – болезненно и жестоко. На её месте появились национальные государства, каждое со своей титульной нацией (то же случилось и с Советским Союзом, чьё название, как и в случае с Югославией, на национальность не указывало). Однако потом Сербия начала выяснять отношения с Косово – своей небольшой колонией, особого (а если сказать прямо – никакого) значения даже для уменьшившейся страны не имевшей. И обрела ещё массу головной боли. У нас – то же самое. Думать о Чечне и её проблемах в условиях, когда стоит сосредоточиться на осмыслении постсоветской российской идентичности, могут только те, кому почему-то очень хочется чтобы в Москве постреливали порой в гостиничные потолки люди, не мыслящие своего существования без пакетика пищевой соды.

 

Не нужно пугать друг друга угрозой распада России. Сегодня для этого нет никаких оснований. Ни одна страна, в которой государствообразующий народ составлял более 80% населения, не распадалась без внешнего нашествия и оккупации (которые нам ну уж никак не грозят). По глупости присоединённые колонии отлагались – что было, то было (и большинство людей к этому сейчас относится по принципу «не было счастья – да несчастье помогло»). Вы расскажите любому не состоящему на учёте у психиатра парижанину, что провозглашение независимости Алжира было распадом Франции – какой услышите ответ? Мне кажется, что все его различные варианты будут отличаться лишь нормативностью лексики.

Громкий голос, звучащий сегодня из Чечни, слышится в стране так раскатисто только потому, что его обладатель убеждён, что он сам, его народ и его земля нужны России. Если предполагать, что Россия – это Путин, то, вероятно (и последние события это подтверждают), так оно и есть. Но если Россия – это её граждане, то так ли очевидно подобное предположение? Без Чечни Россия распадётся? Придёт в упадок? Перестанет добывать нефть? Схлопнется её влияние в мире? Разрушится культура? Пусть на эти вопросы хотя бы для самих себя ответят все те, кто сейчас драматизирует ситуацию. И если ответы будут искренними, они должны существенно изменить наши взгляды либо на страну, либо на самих себя. По крайней мере, те, кто мыслит как имперец, не будет называть себя демократом. Опять-таки, хотя бы из уважения к терминам, если на уважение к здравому смыслу надеяться уже невозможно…

 

8 Сентября 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов