Лиза Пескова на «судозаводе». Судьба юной парижанки в российском феодализме

Быть дочерью или сыном высокого чиновника – странный социальный статус.

Елизавета и Дмитрий Песковы. Фото: инстаграм Елизаветы Песковой

Такой щедринский сюжет – девятнадцатилетняя дочь не самого высокого федерального чиновника инспектирует в Крыму судостроительный завод (она называет его «судозавод») и, путаясь в терминах «судостроение» (она говорит «судостроительство») и «судопроизводство», рассказывает заводчанам, что их задача – «разрабатывать стратегии, грубо говоря, для пиара», что работа на заводе «не считается чем-то, чего можно стыдиться», что нужно «рассказать молодежи, что такая вещь [судостроительные заводы] существует» и что она заканчивает писать «статью на тему набора кадров», в которой обязательно скажет, что «практика должна быть с первого курса».

Заводское начальство с невозмутимыми лицами стоит слева и справа от девушки и слушает не перебивая. На Елизавете – платье от Айшат Кадыровой, дочки самого знаменитого регионального руководителя, и эта деталь дополняет всю абсурдистскую картину происходящего на заводе.

Династическое воспроизводство российской элиты давно перестало быть сенсацией – для путинской России это рутина, привычное дело, и список этих кораблей мало кто прочтет до середины; на слуху имена сыновей Патрушева, Фрадкова, Матвиенко, Рогозина, Чайки и много кто еще во главе с первой леди этого детского сада, носящей изысканное газетное прозвище «предполагаемая дочь Путина». Стандарт государственного потомства давно сложился, и если вдруг где-то в деловой хронике всплывает новое имя со знакомой всем фамилией, можно не сомневаться, что перед нами – очередной топ-менеджер государственной или окологосударственной компании, человек немногословный и очень влиятельный, который вряд ли даст кому-нибудь интервью, зато очень скоро выиграет какой-нибудь баснословный тендер, и в лучшем случае мы узнаем подробности об этом человеке из очередного поста Навального. Так уже было много раз, так будет еще раз и еще раз – дело действительно привычное.

«Этот дядя нам пообещал, что дети выучатся в Англии и вернутся. Проверяем»

Елизавета Пескова, как никто, из этого стандарта выбивается, ломает его. Россия узнала о ней не от Навального и не из расследований «Ведомостей», она сама заявила о себе и все рассказала – ее Instagram какие-то блогеры заметили два года назад, и это была такая обычная девушка из российской очень благополучной семьи, которая училась во Франции, жила умеренно мажорской жизнью на чужбине и была готова делиться со всем миром своими суждениями о нем; суждения были вполне тинейджерские, но точно не людоедские – она не хотела пасти народы и управлять госкорпорациями, и статус звезды соцсетей, к которому, наверное, можно было ее притянуть, открывал перед ней перспективы новой Пэрис Хилтон или Ксении Собчак, то есть гламур, немного скандала и какая-нибудь социально приветствуемая мода. К ней можно было придираться, но придирки выглядели надуманными – ее кремлевский папа никогда не имел одиозной духовно-патриотической репутации, сам не чужд гламура – женился на фигуристке и показал дорогие часы, и в этом смысле Лизу даже нельзя было упрекнуть в том, что она как-то нарушала отцовские принципы – но кто же знал, что настанет день, когда она в платье от дочки Кадырова поедет разбираться с судостроительным заводом!

О чиновничьих детях принято говорить и думать, что их куда-то тащат родители, но как применить эту формулу к Елизавете Песковой, куда ее тащит отец – в этот ад? Судостроительный завод – это не первый этап ее превращения из парижской девушки в российского ньюсмейкера. Сначала была Госдума, которая после мартовских митингов вдруг увлеклась всякими молодежными темами, позвала на трибуну Сашу Спилберг, а блогеров попроще, в том числе и Лизу – в специализированный совет. Как это могло выглядеть? Что, Дмитрий Песков позвонил Вячеславу Володину и сказал, что вот у меня дочка блогер, хорошо бы ее куда-нибудь пристроить? Вряд ли. Скорее думские пиарщики, перебирая новые лица из соцсетей, вспомнили о Лизе и подумали – почему бы и нет. Все ее интервью, вся ее активность в соцсетях, ее истерики (кто не помнит ее нашумевшего «я дочь главного миллиардера и вора страны») указывают на то, что такую девушку не надо никуда пристраивать, она сама придет и что-нибудь учудит.

Потом она ездила в Грозный, и то же самое – трудно вообразить, чтобы Песков звонил Кадырову и просил нарядить его дочку в платок и сплясать для нее лезгинку; гораздо проще предположить, что Песков, рассматривая грозненские видео и фотографии, хватался за голову и охал – ну зачем это ей и тем более зачем это ему. Поездка на «судозавод» при ближайшем рассмотрении тоже оказывается совсем не таким плоским сюжетом, как можно было подумать, – это не инспекция высокопоставленной дочки, а эффектный поворот в городском конфликте из-за земли. Власти Севастополя отбирают у завода землю, и в этой ситуации даже потешная федеральная поддержка заводу будет очень кстати. И это тоже выглядит совсем не как тот случай, когда папа куда-то тащит дочку – ну в самом деле, куда он ее тащит, в региональный бизнес-конфликт на роль лоббиста? Зачем ему это?

Нет, в ее новый странный социальный статус Елизавету Пескову тащит не отец-чиновник, а та логика устройства российского общества, которая сильнее и Пескова, и его дочки, и вообще сильнее всех. Не бывает так, чтобы феодальная династическая логика касалась только тех, кто сам готов признавать ее и следовать ей. Законы гравитации одинаковы для всех.

Ты можешь хотеть жить в Париже парижской беззаботной жизнью, как в фильме «Амели», и посмеиваться над глупостями, царящими на родине, но ты – дочка, и если родители тебя не обеспечили местом в государственной иерархии – они не захотели, ты не захотела, не имеет значения, – иерархия сама придет к тебе и втянет тебя.

Тебе может быть сколько угодно лет, ты можешь быть как угодно образованна и как угодно умна или неумна – это тоже не имеет значения, потому что ты дочка. Ты дочка – для Володина, для Кадырова, для бизнес-ассоциации «Аванти» и для севастопольского судостроителя Олега Гасанова; и, хочешь ты этого или нет, они будут относиться к тебе точно так же, как относятся к сыновьям Чайки или Патрушева. Из этой системы отношений так просто не вырваться, тебя всегда по умолчанию будут воспринимать как представителя федеральной властной элиты, хочешь ты этого или нет, а остальное уже детали – можно выигрывать тендеры или занимать должности, а можно не делать ничего, все равно ты останешься дочкой, даже если будешь этому сопротивляться.

Ты не сможешь быть обычным, нормальным человеком, рано или поздно ты станешь одной из них, и твои друзья, назначенные тебе судьбой, – не парижские сокурсники, а Патрушев-младший, Чайка-младший и Фрадков-младший. Тебе некуда бежать, сопротивление бесполезно. Это не щедринский сюжет, а кафкианский.

Как дочь кремлевского пресс-секретаря живёт в Париже

https://gazetaby.com/cont/art.php?sn_nid=128718

4 Августа 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов