Андрей Кончаловский: "Россия разрушила Путина"

Режиссер Андрей Кончаловский дал интервью немецкому изданию Der Spiegel, в котором заявил, что "Россия разрушила Путина". Ниже размещен фрагмент беседы Кончаловского с Кристианом Неефом.

— В России как раз показывают фильм «Собибор» с Кристофером Ламбертом. Там речь идет об одном советском офицере, который организует массовый побег из лагеря смерти Собибор. Он остается «победителем в неравной борьбе с фашистской машиной уничтожения», говорится в рекламном тексте, потому что с ним, мол, правда, а с фашистами — лишь ложь. Это обычное мнение России об этом времени?

— Это простое опошление. России свойственна двойственность мышления. Мы — архаичная нация, большинство людей у нас живет в каменном веке, однако пользуются в то же время айфонами. А что касается нашей системы ценностей в отношении Европы, то мы находимся в XI или XII веке, когда еще не было никакой буржуазии, не было граждан. Об этом писал еще Маркс. Так, например, у нас никогда не было собственности. Когда у человека нет ничего, что он должен защищать или может продать, то он не может понять, что такое рыночная экономика. Поэтому и многие русские не могут понять немцев и наоборот: существуют различные системы приоритетов. Кроме того, российское мышление является манихейским: там есть только свет и тьма, черное или белое — это одна из причин кризисного развития нашего общества. Диалог между левыми и правыми в России никогда не приводит к примирению или к согласию.



— Вы говорите, что «Рай» возник в то время, когда на Россию оказывалось давление. И поэтому, мол, это хорошо, если немцы увидят фильм, который сможет им объяснить кое-что о России. Что в первую очередь?

— Что мы не только делаем танки, но и выращиваем розы. И что мы можем делать серьезное кино.

— В Вашем прошлом фильме речь шла исключительно о России. В «Белых ночах почтальона Алексея Тряпицына» Вы показываете деревню, в которой больше ничего не производится. Вы показывает алкоголизм, оболванивающее телевидение, коррупцию и людей, которые говорят только на грубом сленге. Многие восприняли это как унижение России.

— Я не вижу в моем фильме унижения России. Там просто показывается жизнь людей, которых я люблю и которые, как бы это ни было странно, вовсе не страдают. Там есть героиня, которая хочет уехать в город. И в этом тоже есть выражение этакой русской архаики, русского мира. Чем этим людям там могут навредить западные санкции? Смешно, они всю свою жизнь живут там под санкциями. Они не бегают в поисках французского камамбера, потому что он вдруг исчез с полок магазинов. Мне был важен фильм о российской провинции, потому что я еще раз убедился в том, что у русских — невероятная сила выносливости.

— С государством Вы мало имеете дела.

— Наш народ никогда не принимал участия в руководстве страной и так и не научился хозяйничать. Государство не может принудить русских ни к чему. Да, Запад наложит санкции, тогда народ сразу становится патриотическим. Начинается война, тогда мы все сразу сплачиваемся. Но когда войны нет, тогда национальная идея расплывается.

— На одном выступлении Вы сказали, что в Вашей стране возможно все, кроме реформ.

— Я имел в виду успешные реформы. Мы еще не разгадали российский культурный код, мне немецкий более понятен, чем наш. Россиянин — это крестьянин, немец с рождения — или сельский хозяин, или буржуа, он участвует в государственных делах. У крестьянина — совершенно другие качества, он всегда враждебно настроен по отношению к государству, потому что оно у него постоянно что-то отнимает. Запад не в состоянии этого понять. ЦРУ думало в 90-е годы, что у нас дело дойдет до голодных бунтов. Полная чушь. В России не может быть никаких голодных бунтов, потому что русские всегда готовы к голоду. Их терпение столь велико, что они могут пережить несправедливость.

— При одновременной тяге к невоздержанности.

— Еще Достоевский говорил: русский человек — или зверь, или ангел. Если он не верит в бога, он может стать ужасным зверем. Почти никто этого не понимает, даже нам трудно это постичь.

— Является ли, на Ваш взгляд, Путин именно тем человеком, который нужен сейчас российскому народу?

— Многие говорят, что Путин, мол, разрушил Россию. Нет, наоборот: Россия разрушила Путина. Вначале он был прозападником, но когда он увидел у нас эту ситуацию… Это было, словно ему приходилось постоянно удерживать движущиеся тектонические платы, чтобы избежать землетрясения. Путин слышит тектонику, он слышит массы. Но ему, как и любому российскому правителю, трудно руководить государством, у населения которого нет никакого представления о демократии, которое не принимает участия в руководстве страной и которое, согласно непоколебимой традиции, добровольно всю власть делегирует одному единственному человеку. И которое потом ждет, что государство будет о нем заботиться, само, однако, ничего не делает. Наш историк Владимир Булдаков сказал, что либералы, мол, не понимают, что российский народ создает именно ту власть, которая соответствует их представлениям о власти.

— Считается, что русские не воинственны, однако нынешнее патриотическое настроение сбивает с толку. По данным одного опроса, 86% уверены, что мир, мол, боится России. И 75% считают, что это хорошо. А Вы считаете, что это хорошо?

— В том, что мир боится России, виноваты не русские. Запад оказывает на нас давление, также и переворот на Украине был сделан извне. Сегодняшний миропорядок отвечает интересам Америки.

— Давайте не будем сейчас спорить об Украине.

— Почему бы не поспорить? Я приведу вам лишь одну цитату из одной статьи бывшего чешского президента Вацлава Клауса: нынешняя ситуация спровоцирована Западной Европой и США, они хотели конфронтации с Россией и использовали Украину как несчастный инструмент. Не Путин спровоцировал эту ситуацию.

— Клаус является очень спорной личностью и далеко не объективен.

— Речь идет о конфликте двух цивилизаций. Между двумя столь разными мирами все время существует вражда. Западный человек всегда будет бояться русского, даже если бояться будет уже нечего. Но тогда он будет пить с ним водку, и все будет хорошо.

— Вы частично живете во Франции и в Италии. И говорите: в Европе дела плохи. Что, мол, беспардонная имитация демократии, политкорректность, мультикультурализм влияют на упадок Европы. Это звучит очень апокалиптически. Скажите, с российской точки зрения, все так плохо?

— Если мы уже не хотим вспоминать книгу Шпенглера «Закат Европы», даже папа Франциск говорит, что в Европе нет больше никаких новых идей. Это трагедия, она комичным образом связана тем, что нет никакого дефицита. Когда у человека в материальном плане есть все, и он чувствует себя абсолютно свободным, тогда он постепенно становится интеллектуальным животным. Повышение производительности труда стало навязчивой идеей — так же, как и абсолютизация прав человека. Когда права человека ценятся выше, чем его обязанности, то это разрушает гражданина, а в конечном счете — и государство. У немцев это не произойдет, они знают свои обязанности, там работает государство. Но итальянцы, испанцы или греки? Универсальные права человека — это иллюзия, большевистская идея. Так же, как мультикультурализм, разные культуры развиваются с разной скоростью.

Оригинал публикации: «Russland hat Putin zerstört»

2 Августа 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов