Пустопорожние планы: чем плохи стратегии развития Кудрина и Титова

Правительственная программа на их основе станет такой же, как и все предыдущие

 

 

«Столыпинский клуб» Бориса Титова и Центр стратегических разработок Алексея Кудрина представляют стратегии социально-экономического развития страны. Из двух документов Кремль намерен взять наиболее приемлемые, на его взгляд, предложения и дополнить ими правительственную программу. Которая станет такой же пустопорожней, как и все предыдущие.

 

Пустопорожние планы: чем плохи стратегии развития Кудрина и Титова
фото: Наталья Мущинкина
 

Почему современное российское общество испытывает стойкую ностальгию по ушедшему СССР, с его очередями, дефицитами и бытовой неустроенностью? В чем причина популярности Сталина, олицетворяющего сильную руку, со всеми присущими тому периоду перегибами, репрессиями и культом личности?

Ответ в обоих вопросах одинаковый: тоска по справедливости, которая в первом случае отождествляется с солидарностью и равенством возможностей, а во втором — с противодействием коррупции, казнокрадству и незаконному обогащению. А еще с бесплатными для людей образованием и медициной, стабильными пенсиями и другими видами социального обеспечения, имперским авторитетом на международной арене.

Справедливость или соблюдение базовых прав и свобод граждан, непосредственное участие государства в общественном распределении и перераспределении доходов, а также поддержка социального взаимодействия, по мысли нобелевского лауреата Амартии Сена, «в конечном счете связывается с тем, какой жизнью живут люди, а не только с природой окружающих их институтов». Иными словами, следует различать прикладную и абстрактную справедливость, сущее и должное.

Знаменитая седьмая статья Конституции страны, та, в первом пункте которой говорится, что «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека», в глазах людей ставит знак равенства между социальным и справедливым государством. Не зря же второй пункт постулирует, что «в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты».

Имеет ли национальная идея справедливости отношение к экономике? Несомненно. Тот, кто не согласится, может прочитать седьмую статью Конституции еще раз. Есть ли хотя бы отдаленное напоминание о безусловном национальном приоритете в программах новоявленных экономических гуру? Нет. Зато пышным цветом цветут гордыня и тщеславие, графоманство и идейная тирания, поклонение рынку, свободному от нравственности, и рациональному выбору, основанному исключительно на личной выгоде.

Программа Титова незамысловата: безусловный рыночник Титов, выставляя главным предложением контролируемую денежную эмиссию, что пойдет на расширение кредитования реального сектора, не учитывает минимум три железобетонных возражения. Во-первых, ежедневные остатки на счетах коммерческих банков в ЦБ составляют около 2 трлн рублей, то есть деньги в банковской системе есть, но кредитовать кого бы то ни было банки почему-то не хотят. Во-вторых, удельный вес банковских кредитов в общем объеме инвестиций ненамного превышает 8%, тогда как практически две трети вложений осуществляются за счет прибыли, средств собственников и бюджета. В-третьих, авторы, сами того не желая, подменяют собой рынок и хотят самолично определять приоритеты экономического развития страны. В советские времена подобный эксперимент назывался «Госплан». Напомнить, чем это закончилось?

Программа Кудрина, какими бы гениальными ни были ее составители, не найдет положительного отклика в социуме по причине наличия в ней всего одного пункта: маниакального стремления бывшего министра финансов повысить пенсионный возраст. Причем сделать это по бухгалтерским соображениям уменьшения расходов казны, тогда как пенсионный возраст, то есть определение периода, когда работник теряет способность продуктивно трудиться, — категория медико-социальная, требующая специализированных отраслевых исследований, к которым сотрудники Минфина не имеют ровным счетом никакого отношения.

Общеизвестно, что именно Кудрин в 2005 году стал отцом дефицита пенсионной системы, когда продавил снижение Единого социального налога (ЕСН) с 35,6% до 26%, при этом 8 процентных пунктов общего снижения было достигнуто за счет сокращения отчислений в ПФР. Надежда была на то, что бизнес начнет выходить из тени и сокращение ставки ЕСН будет компенсировано увеличением совокупных взносов.

Если бы Центробанк тогда приступил к проводимому в последние годы оздоровлению банковского сектора, проще говоря, отзыву лицензий у «обнальных» банков, налоговики резко усилили контроль над расходами граждан, а финансовая разведка озадачилась оттоком капитала, то снижение ЕСН имело бы положительный эффект. Но поскольку после первого шага второго не последовало, цена незаконных финансовых операций осталась на уровне 2–3% от суммы.

В тех условиях предпринимателям было все равно, на сколько государство снизит налоги на личные доходы. Либо уменьшать до тех же 2–3%, что нереально, либо опустить шлагбаум в форме длительного тюремного заключения, что стало бы нарушением неписаной конвенции «мы, народ, не лезем в ваши дела, вы, государство, — в наши».

Сегодня, вместо того чтобы признать ошибку и лоббировать повышение ставки пенсионных взносов, Кудрин пытается завуалировать вину повышением пенсионного возраста — мерой, тяжесть негативных социальных последствий которой неизвестна.

Бизнес взбунтуется? Тогда сначала нужно определиться, за какую команду играют «программные» хедлайнеры, а затем подсчитать, как сильно вырастет себестоимость по экономике в целом. За прошлый год доля оплаты труда в ВВП составила 46%. Получается, что повышение пенсионных взносов на 4 процентных пункта приведет к увеличению себестоимости продукции в среднем на 1,9%, что относительно легко «переварится» налоговыми агентами.

Или, вычисляя рост цен при внедрении налогового маневра «22 на 22» (снижение совокупной ставки социальных взносов с 30% до 22% вместе с повышением НДС с 18% до тех же 22%), Минфин соглашается на разовый всплеск инфляции, а при увеличении взносовой нагрузки — нет? Мне одному кажется, что это двойные стандарты?

Кстати, о двойных стандартах. Многие ли знают, что согласно Федеральному закону «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» государственные гражданские служащие получают право на пенсионное обеспечение при наличии стажа госслужбы в 15 лет и 6 месяцев (к 2026 году минимальный стаж вырастет до 20 лет), а размер пенсии составит 45% от среднемесячного заработка? Мало того, за каждый последующий полный год «переработки» к базовому размеру пенсионного обеспечения (45%) добавляется по 3%, но не может превышать 75%?

Это еще что. Доблестные депутаты Госдумы приобретают право на пенсионное обеспечение в размере четверти от думского оклада уже через год после выполнения ими своих «тяжелейших» обязанностей, через два года — половину, а через три года — 75%.

Что сегодня важнее: стремление к абстрактной общественной справедливости или уменьшение проявлений прикладной несправедливости? Обществу ясно, что второе. «Стратеги» же об этом даже не задумывались. Иначе пусть даже пунктиром, но обозначили бы движение по направлению восстановления доверия людей к государству.

Классик современной моральной философии Джон Ролз в «Теории справедливости» утверждал, что общественные и экономические неравенства, раз уж без них не обойтись, должны подчиняться двум условиям. Во-первых, они должны быть привязаны к должностям и постам, открытым для всех при условии честного равенства возможностей их достижения. А во-вторых, вынужденные неравенства должны приносить наибольшую пользу наименее обеспеченным слоям общества.

Прогрессивная шкала подходного налога при условии освобождения от налогообложения доходов малоимущих, так же как прогрессивная шкала налога на наследование или налога на капитал (дивиденды или арендные платежи в пользу физлиц), в наилучшей степени соответствует принципу Ролза. В России все наоборот: плоская шкала НДФЛ вроде бы направлена на обеление доходов, а действующая балльная система обязательного пенсионного страхования делает бессмысленным легальный заработок свыше 876 тыс. рублей в год или 73 тыс. рублей в месяц (эти параметры утверждены на 2017 год), поскольку взносы, уплаченные свыше указанной суммы, «сгорают».

В итоге все программы грешат одним стратегическим недостатком: их авторы отказываются учитывать общепринятый порядок мысли и действий (не зря же говорят, что «реформаторам» с народом не повезло), представая в образе фальшивого Данко, уже четверть века пытающегося донести до нас, грешных, свет процветания. За это время в нашем менталитете намертво отпечаталась привычка жить одним днем и надеяться не на чудодейственные институты, а на авось, себя или родственников. Случись в недалеком будущем очередная смена экономических правил, народ еще раз убедится в верности выбранной дороги.

31 Мая 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов