«Если вы всё про всех знаете, почему позволяете безобразиям твориться?»

Итоги третьего срока Путина. Демократия и качество государства

4 марта — пять лет, как Владимир Путин в третий раз избран президентом России. Тогда в течение избирательной кампании «основной кандидат» опубликовал семь программных статей — о внешней, экономической, социальной, национальной политике и так далее. Постепенно, с помощью наших экспертов из регионов и Москвы, мы разберём каждую из статей: что из предвыборных обещаний удалось выполнить, что нет, почему, и было ли желание выполнять. Начнем со статьи «Демократия и качество государства», напечатанной в газете «Коммерсантъ». «Рецензентами» выступают депутаты Екатеринбургской городской думы — соучредитель организации предпринимателей «Комитет-101» Дмитрий Головин и политолог Константин Киселёв.

«Мы покончили с аристократией и переходим к тирании»

— Первое, на что лично я обратил внимание в статье: «Нам необходимо новое государственное сознание, в центре которого — создание в России лучших, наиболее конкурентоспособных условий для жизни, творчества и предпринимательства. В этой логике должна быть построена деятельность всего государственного аппарата… Разорвать связку «власть — собственность». Должны быть четко установлены границы государства, пределы его вмешательства в экономическую жизнь». Убедительно? 

Дмитрий Головин:

— Самое убойное объяснение экономического кризиса, в котором мы живём: зачем мне зарабатывать второй миллион, если у меня каждую минуту могут забрать первый? Помню, американцы таращили глаза, когда я объяснял, почему не вижу смысла расширять свой бизнес (проката строительных инструментов — прим. ред.). «Как же так? Рынок прет, развивайся!» Я им говорю: «Вы не понимаете, я надорву пуп, начну торговать франшизой, стану крутым. И тут придет какой-нибудь майор и хлопнет меня, как муху на стекле». На сегодняшний день таких «майоров», то есть контролирующих структур, — девяносто. 

Дмитрий Головин: «Американцы — мне: «Как же так? Рынок прет, развивайся!» А я им говорю: «Вы не понимаете, я надорву пуп, стану крутым. И тут придет какой-нибудь майор и хлопнет меня, как муху на стекле». На сегодняшний день таких «майоров», то есть контролирующих структур – девяносто»Дмитрий Головин: «Американцы — мне: «Как же так? Рынок прет, развивайся!» А я им говорю: «Вы не понимаете, я надорву пуп, стану крутым. И тут придет какой-нибудь майор и хлопнет меня, как муху на стекле». На сегодняшний день таких «майоров», то есть контролирующих структур – девяносто»Яромир Романов/Znak.com

Константин Киселёв:

— Количество контролирующих органов и нормативных актов действительно зашкаливает за все разумные пределы. В современной России чиновников в два раза больше, чем было во всем Советском Союзе. Государством была распущена, кажется, только единственная структура — налоговая полиция, и ничего страшного не произошло, никто и не заметил. Но все остальные только размножались. В результате частная собственность у нас не защищена, никто и вправду не уверен в том, что завтра не придёт какой-нибудь силовой начальник и не отберёт ее. Ни у кого нет гарантий, что этот начальник будет наказан.

Д. Головин:

— Вообще, вся статья — о том, что будет, вернее, чего необходимо достичь. Но ведь Путин не обещал, что это будет достигнуто в этом году или к следующему. Сказал, развернулся, пошел в другую сторону — и хоть не рассветай. Повторив Ленина, могу сказать: по форме правильно, а по сути — издевательство. Если Владимир Владимирович так хочет разорвать спайку власти и бизнеса, отчего тогда наша экономика огосударствлена на 80%, а малый бизнес загибается под высокой процентной ставкой? Высокая процентная ставка для того, чтобы подороже продать деньги, а проектов, которые бы ее окупали, нет. 

То есть статья написана по принципу: что вы от меня хотите услышать — то я и скажу. А делать — необязательно. Возможно, подписывая эту статью, Владимир Владимирович держал в голове поговорку про то, что «лоха кинуть не западло». И когда эти «лохи» однажды придут к «отцу родному» за своей «долей малой», им через Первый и Второй каналы объяснят, что они — тот самый знаменитый «сталагмит из фекалий», а здесь решаются серьёзные федеральные и международные вопросы, и не надо мешать, отвлекать, надо быть проще и заниматься своим делом, с себя, в общем, начинать надо. 

К. Киселёв:

— Если брать статью в целом, то одна из очевидных трактовок высказывания Путина о «размыкании власти и собственности»: необходимо отстранить от власти олигархов. То есть цель — сделать государство независимым от олигархов. Собственно, статья начинается с этой мысли, и антиолигархический тренд красной нитью проходит через всё её содержание. Это заявка на то, чтобы провозгласить: мы покончили с аристократией и переходим к тирании, если раньше правление было олигархическим, теперь всё буду решать я.

— А мне показалось, Путин в этой статье обращается прежде всего к народу… 

— Так и есть, тиран опирается не на олигархов, не на аристократию, а на народ. В этом смысле апелляция к массам, к тому, что они хотят услышать, выглядит совершенно логично. Когда пять лет назад я читал эти предвыборные статьи Путина, честно говоря, начал вздрагивать: я увидел, что намечается прямой путь к единовластию. 

Константин Киселев: «Когда я читал предвыборные статьи Путина, начал вздрагивать. Я увидел, что намечается прямой путь к единовластию: все принадлежит народу, но распоряжаюсь всем я, теперь все буду решать я»Константин Киселев: «Когда я читал предвыборные статьи Путина, начал вздрагивать. Я увидел, что намечается прямой путь к единовластию: все принадлежит народу, но распоряжаюсь всем я, теперь все буду решать я»Яромир Романов/Znak.com

Что касается прямого контекста (государство не должно вмешиваться в бизнес), мы, конечно, видим абсолютно противоположную тенденцию. Эта тенденция неэффективна, она не работает, и Путин это знает, но тем не менее продолжает двигаться именно в этом направлении. 

Кстати, Россию можно представлять себе по-разному. Обыденный взгляд, взгляд простого человека: вот Урал, вот Сибирь, Дальний Восток… А из Москвы страна выглядит по-другому — как совокупность ресурсов, как набор крупных корпораций. Не «Алтай» — а «зерно», не «Свердловская область» — а «металлургия», не «ХМАО» и «ЯНАО» — а «нефть» и «газ». И так далее. Другими словами, Россия представляется как список людей, которые контролируют эти корпорации и на которых оказывает влияние Путин. Поэтому понимать его статью, как и Конституцию, сегодня следует так: всё принадлежит народу, но распоряжаюсь всем я. Вот и весь сказ о «разрыве связки власти и собственности». 

— То есть народ в этой конструкции — для легитимации претензий высшей власти на собственность? 

— Ничего нового. Всё, как в Римской империи: когда римские императоры громили аристократию, они тоже опирались на плебс. Этот подход прочитывался и пять лет назад, а теперь он просто очевиден. К слову, почему так сложно находить губернаторов? Да потому что губернатор не главный человек в своем регионе. Даже искренне желая совершить что-то хорошее, он не может сделать шаг вправо или влево, «вотчинная» система не даст этого сделать. Губернаторов часто называют слабыми, а они не могут быть иными. Почему большую часть времени они проводят в Москве? Потому что вопросы решаются только там, а не в территориях. Осталось построить в Москве специальный губернаторский дом, этакое губернаторское общежитие, чтобы все они жили в одном месте, под одним «колпаком». У кого регион побольше и побогаче, так и быть, занимает квартиру побольше, самые бедные ютятся в цокольном этаже и подрабатывают дворниками. 

— Вернусь к теме народа. Значит, Путин, можно сказать, монополизировал ресурс народного доверия, и любой губернатор не вправе самостоятельно опираться на этот же ресурс, только с санкции Кремля? 

— Могу сказать, что губернатор не может получить поддержки населения больше, чем Путин, вот это четко отслеживается. Когда где-то публикуют рейтинги, где губернатор имеет поддержку, предположим, 75%, а «верховный» — 64%, это гарантия того, что следующее переназначение такой губернатор не пройдет. Если хотите подставить своего губернатора, пишите, что он сильный, если хотите его защитить, лучше пишите, что он слабый. Я знаю конкретные примеры, когда губернаторы тюменской «матрешки» показывали рейтинги выше, чем у Путина, и их тут же предупреждали: одумайтесь. Да, безусловно, узурпация плебса — свершившийся факт. Поэтому один из самых расхожих мемов: если не Путин, то кто? Поэтому к нему обращаются даже за установкой качелей. 

«Россию как территорию мы, можно сказать, потеряли. Ведь от территориального бытования страны мы перешли к корпоративному. Это сильно скажется, когда «царь» уйдет и обострится борьба за ресурсы глав тех самых корпораций и кланов»«Россию как территорию мы, можно сказать, потеряли. Ведь от территориального бытования страны мы перешли к корпоративному. Это сильно скажется, когда «царь» уйдет и обострится борьба за ресурсы глав тех самых корпораций и кланов»Яромир Романов/Znak.com

— Так и народу удобно: всегда есть к кому обратиться. 

— Всем удобно. А в итоге Россию как территорию мы, можно сказать, потеряли. Ведь от территориального бытования страны мы перешли к корпоративному. Это сильно скажется, когда «царь» уйдет и обострится борьба за ресурсы глав тех самых корпораций и кланов. 

«Состоявшиеся люди в Систему не стремятся: вход — рубль, а выход — два»

— Дальше читаем статью Владимира Владимировича. «Надо широко внедрять лучшие, жизнеспособные практики работы госинститутов стран-лидеров... Мы будем развивать конкуренцию государственных администраторов — губернаторов, мэров, функционеров… Надо переходить к стандартам госуслуг нового поколения — основанным не на позиции исполнителя, а на позиции потребителя этих услуг… Плохо работающий чиновник должен быть не просто уволен, а на несколько лет лишён права быть государственным или муниципальным служащим».

К. Киселёв:

— Если говорить о качестве отправления госуслуг, оно, безусловно, изменилось в лучшую сторону, во всяком случае, в Екатеринбурге это заметно. И в этом смысле Путин молодец. Понятно, что сами служащие желанием работать лучше не горят, но приходится. Здесь логика такая: то, что связано с собственно государственным управлением, не должно мешать тому, что происходит на самом верху. Ребята, говорит Путин, давайте отладим эту систему, чтобы она была эффективной, чтобы и я о ней не думал, и народ был доволен. Этого не отнимешь: госуслуги, «электронное правительство» — это действительно отлажено. Если раньше, чтобы оформить загранпаспорт, выстраивались в очередь со вчерашнего дня, сейчас это совсем не проблема. Появилась обезличенность в оказании услуг, стало меньше блата. 

Однако и этот вроде бы отлаженный механизм вступает в противоречие с общей логикой Системы. Люди, работающие в сфере госуслуг, не хотят быть только «винтиками», функциями. Им нужна собственность, база для кормления. И желающих занять место в вертикали практически нет, вернее, они есть, но в силу отрицательной селекции этих желающих нельзя назвать профессионалами. В Москве и Екатеринбурге «скамейка запасных» подлиннее, но возьмите такие города, как Нижний Тагил — ужас, какая деградация чиновного аппарата. А отъедем еще дальше, в какой-нибудь Ирбит или Сосьву... 

Все здесь - https://www.znak.com/2017-03-03/itogi_tretego_sroka_putina_demokratiya_i_kachestvo_gosudarstva

3 Марта 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов