Денис Вороненков и Мария Максакова: «Россия потеряет многих известных людей»

Экс-депутаты, переехавшие на Украину, дали первое интервью российскому СМИ

 

 

Денис Вороненков и его жена Мария Максакова впервые после переезда на Украину дали интервью российскому СМИ. В разговоре с «МК» Вороненков и Максакова описали свою нынешнюю жизнь в Киеве и рассказали, каким им видится собственное будущее. По словам Марии Максаковой, она, как и ее супруг, возвращаться в Россию в обозримое время не собирается. Мария заявила, что в Госдуме она была «оппозицией внутри «Единой России» и прокомментировала увольнение из Гнесинки.

 

Денис Вороненков и Мария Максакова: «Россия потеряет многих известных людей»
Фото: facebook.com/maria.maksakova
 

Недавнее интервью бывшего депутата Госдумы и супруга оперной певицы и тоже экс-депутата Марии Максаковой украинскому порталу censor.net.ua вызвало ажиотаж в информационном пространстве обеих стран. Г-н Вороненков впервые подтвердил информацию о переезде семьи в Киев и факт показаний по делу о «предательстве бывшего президента Виктора Януковича», которые он дал украинской прокуратуре. Сегодня экс-депутат ответил и на наши вопросы, затем в разговор включилась Мария Максакова.

Наш разговор с возмутителем спокойствия проходил на фоне трансляции российского телеканала, где депутат-коммунист Александр Ющенко отвечал на вопрос: «Исключен ли уже Вороненков из КПРФ?». Г-н Вороненков удивился словам бывшего коллеги:

- Это бред. Я не являюсь и никогда не был членом КПРФ.

- Это откровение! - пришлось уже удивиться мне – вас всегда считали коммунистом…

- Я был членом фракции в 6-м созыве Госдумы, но никогда не был членом КПРФ. А на последние выборы я уже шел как одномандатник. Можно взять последний список ЦИКа, где зарегестрированы все кандидаты в депутаты 7-го созыва – партийные, самовыдвиженцы, и вы увидите, что там написано, что я даже не член фракции.

- Все это уже в прошлом, впрочем. Всех теперь будоражат вашипоказания против Януковича в Киеве. С чем была связана такая пауза между первыми сообщениями о том, что показания были даны украинской прокуратуре и фактически первым публичным выступлением, состоявшимся только сегодня – в интервью украинскому порталу?

- Это не молчание. Просто определенные события, мероприятия связаны с обстоятельствами моей страны пребывания (Украины). А куда было торопиться?

- Просто все гадали: фейк -не фейк?

- Я сам для себя определяю информационную повестку, в отличие от журналистов. Это связано с моим личным жизненным циклом.

- И, видимо, личным жизненным выбором? Этот украинский сайт, правда, заблокирован на российских порталах, но информация, разумеется, дошла. Надо сказать, вы отхлестали сегодняшнюю Россию весьма жесткими и беспощадными характеристиками…

- Они не жесткие, они абсолютно реальные, честные. Нет смысла ничего придумывать, врать, надо называть вещи своими именами.

- Ваши бывшие коллеги, которые комментируют сейчас в российских СМИ, упрекают вас - кто мешал «называть вещи своими именами», когда вы были здесь при депутатском мандате? Дескать, так делают все…

- Кто это – все, которые делают?! Пусть мне покажут хоть одного! Кроме Ильи Пономарева… И когда они не будут депутатами Государственной Думы и система их раздавит, я посмотрю, как они будут дальше говорить. И не «патриоту» (Александру) Ющенко, который не служил в армии ни одного дня и не известно что и как закончил вкривь и вкось, рассказывать мне и учить меня патриотизму. Не ему комментировать мои действия!

- Вы взрослый человек, отдающий отчет своим поступками и словам, и, видимо, понимаете, что уехав и заговорив в Киеве, да еще так, вы полностью отрезали себе пути возвращения в Россию?

- Да, безусловно. Конечно, это сознательный выбор. А иначе не было бы никакого смысла. В России я приложил все усилия для того, чтобы попытаться найти понимание того, что незаконно. Эту точку зрения разделяли и высокопоставленные чиновники (в разговорах со мной), что происходящее в отношение меня (уголовное преследование) незаконно, несправедливо. Но никому нет до этого дела, понимаете? Я в одиночку не в состоянии был бороться с той группой людей, которая от имени государства узурпировала власть и принимала решения – карать или помиловать. Поэтому я принял для себя это решение – в такой стране я жить не хочу. Пусть этот «Титаник» плывет сам по себе.

- Если бы вы избрались в новый состав Думы, то говорили бы так же (о положении дел в России), как и в сегодняшнем украинском интервью?

- Безусловно! Я для этого и шел на выборы как депутат-одномандатник, ни в каких списках, партиях. И шел именно для того, чтобы ТАК говорить. К сожалению, система не дала такой возможности.

- Система утверждает, что вы просто проиграли выборы…

- Были приложены неимоверные усилия для того, чтобы фальсифицировать итоговые избирательные протоколы по моему округу.

- Здесь говорят, что вы сбежали от уголовного дела, лишившись депутатской неприкосновенности, а политическая подоплека - это ширма.

- Разумеется, они так и будут говорить, грязью обливать. Во-первых, меня никто никогда не преследовал. Во-вторых, мне не было предъявлено никаких обвинений, никто никуда меня не вызывал. Но я знаю, что в «спящем» режиме под меня фальсифицировалось дело, чтобы в любой момент меня можно было привлечь. Любого человека по мере необходимости сразу найдут, к чему привлечь. Я это прекрасно понимал, но я никуда не бежал, я не нахожусь в розыске…(По неподтвержденной официально на момент написания этого материала информации «Коммерсанта», появившейся 14 февраля, СК объявил Вороненкова в федеральный розыск - «МК»).

- То есть ощущения безопасности все-таки не было?

- У меня богатый жизненный путь. Я начинал следователем, потом был страшим следователем, помощником прокурора, зампрокурора… Я же не идиот. Я прекрасно знаю правила игры. Я прекрасно понимаю, чем это заканчивается.

- Как вас с супругой Марией Максаковой приняли в Украине?

- Прекрасно приняли. Мы очень довольны. Очень добрые, хорошие, душевные люди. Никаких проблем не видим, и, главное, никакой разницы… Я всегда говорил, что Москва – город злой, и мы всегда старались с Марией хоть ненадолго куда-то улететь при любой возможности. К сожалению, так оно устроено. А Киев – город добрый. Поэтому нам здесь очень нравится.

- Насколько я понимаю, у вас с Машей было много вариантов для выбора?

- Нет. Мы много где бываем. Маша давала уже концерты в Англии, Германии, Америке… Мы ездим, не привязываем себя к одному месту. Но Киев – родной. В силу менталитета, наших общих славянских корней, общности наших народов. Нам здесь комфортно.

- И как вы устроились? Гостиница, снимаете квартиру или купили что-то?

- Я бы не хотел сейчас углубляться в бытовые вопросы. У нас все хорошо…

- Что с карьерой Маши в России? У нее были большие планы на постдепутатский период, на выходе новый альбом, планировались записи, выступления…

- Следователь уже прислал Маше повестку о вызове на допрос в качестве свидетеля. Марии Максаковой прислали повестку по обстоятельствам дела десятилетней давности, о которых она представления даже не имеет! А как жена имеет, к тому же, право по 51-й статье Конституции не свидетельствовать против своих близких. Но повестку все-равно прислали, приписав, что, если она не явится, то будет осуществлен привод! Как относиться к этому? И о каких перспективах творчества в России на этом фоне теперь говорить?

- То есть перспективы рухнули… Россия потеряла оперную диву?

- Я думаю, что Россия потеряет еще много известных людей.

- Отмена выступления в Мариинке была, значит, связана именно с этими обстоятельствами?

- Конечно. Началась истерика, кинулись журналисты, они же все готовы ненавидеть, гуртом, общей кучей… Уничтожать что-то, кого-то. Это же нравится! Очень понравились мне слова Константина Райкина о «некрофильской стране», где мертвых любят больше, чем живых… К сожалению. И да, моя жена сделала такой выбор, мы семья, у нас дети…

- Она переживает, что для нее закрылась, например, мечта всей ее жизни – сцена Мариинки, как и многое другое?

- Грустно, конечно. Но все не ограничивается Россией. Мир большой, и я уверен, что она свои планы реализует. Ее творчество известно, она востребована. Думаю, не за горами большие премьеры и выступления в разных странах, в том числе там, где мы находимся.

- То есть разговоры про национальную оперу Лэси Украинки все-таки имеют основание?

- Придет время, она сама вам все расскажет.

- Как в целом обстановка в Киеве?

- Спокойная и прекрасная. Замечательно просто. Людей везде несравнимо больше (чем в Москве) – в ресторанах, клубах, кафе, кинотеатрах. И атмосфера кардинально отличается, она очень позитивная. Как в Европе!

- Денис, пока мы с вами разговаривали, на ленты новостей пришло сообщение из академии музыки им. Гнесиных об увольнении Марии Максаковой с преподавательской должности и расформировании ее класса. Если Маша с вами рядом, то может она, все-таки, возьмет трубку?

- Да, хорошо, она рядом…

- Маша, приветствую! Тебя уволили, студентов разогнали. Как тебе такая реакция?

- Все реагируют по-разному – в меру своей человеческой сути, наверное. Люди, с которыми я дружила и продолжаю дружить, с пониманием относятся к тому, что я делаю естественный выбор в пользу семьи. В первую очередь! Во-вторых, это во многом не противоречит моим взглядам. Во время своего пребывания в политике я вела себя достаточно вольно, могу себя назвать оппозицией внутри самой «Единой России» – по отношению к гегемону, к основной линии. Я разделяю все те слова и опасения, которые высказывает Денис по поводу того, что происходит.

- Сегодня Гнесинка. Завтра Мариинка с Геликон-оперой?

- Это – вопиющая история. Одно дело, если бы это была реакция театров, в которых я работаю. Но надо отдать должное моим руководителям, людям, с которыми я работаю в Мариинском театре, в первую очередь, и в Геликон-опере, где я приглашенная солистка – там никто не сказал про меня плохого слова. Наоборот, выразили уверенность, что все эти обстоятельства носят временный характер и мы продолжим сотрудничество. А Дмитрий Бертман уже заявил, что работает с артистами, исходя из их профессиональных качеств, а не политических… Мое ему уважение и низкий поклон…

Но больнее всего вся эта ситуация ударила по моим бедным студентам. С моей стороны преподавание в Гнесинке было благотворительностью, ничтожные зарплаты, я там работала на полставки, хотя ко мне был большой поток желающих, поэтому со многими я занималась вообще вне класса.

Мой муж с ужасом ждал каждого понедельника и четверга, потому что по 20 человек приходили, с которыми я занималась, вкладывала в это душу. Делала это, честно скажу, больше из христианских соображений, поскольку не хотела быть древом, не приносящим плода. И была большая отдача.

Мои студенты делали огромные успехи, выигрывали международные конкурсы, выступали на престижных сценах. В нашем классе шла хорошая жизнь, без стрессов, паники. Старалась найти и развить в людях лучшее, а не чморить и гнобить, с чего обычно начинают свое «преподавание» несостоятельные педагоги, пытаясь самоутвердиться. Слава Богу, я этим никогда не занималась, потому что мне это не нужно.

Мой класс меня очень любил и это были взаимные чувства. Эти несчастные люди теперь мне звонят и пишут в шоке от того, что с ними сделали. Их просто разорвали в течение одного дня! Распределили по другим педагогам, к которым, при всем уважении, они не привыкли и не хотят с ними совершенно заниматься. Их можно понять.

Делает все это и.о. ректора, которая ждет сейчас своего переназначения. И вот эта женщина, которая меня умоляла заниматься со студентами, посчитала сейчас меня недостойной звания старшего преподавателя Гнесинской академии!.. Демонстрация лояльности, так называемый «эксцесс исполнителя» в обмен на полный непрофессионализм! Люди, которые хотят выслужиться, делают часто гораздо больше, чем от них требуется. Это у нас в порядке вещей. Но это не по мне удар, мне-то все равно. Это – удар по моим студентам. Вот в чем ужас. Вот где расправа! Я-то себе всегда найду учеников. Так поступить – это не просто не педагогично, это варварство. Тем более, что никакой необходимости не было!

- Но ты же в «бегах»…

- Я всегда гастролировала и много. Более того, работая в Мариинском театре, который в Санкт-Петербурге, часто отсутствовала в силу своих выступлений там. И, однако же, всегда компенсировала усиленными занятиями в те периоды, когда была в Москве. Все эти годы! А преподаю я там уже 5 лет. И никого никогда такой график не возмущал. Студенты были всегда готовы и довольны, они у меня все отличники.

- Так ты сейчас собиралась по-прежнему туда-сюда летать из Киева, что ли? Как Константин Меладзе?..

- Я вообще не думала, что ситуация так повернется и все завяжется в один узел. Я что – персона нон грата? Нарушитель какой-то? В связи с чем я должна была ограничивать свое пребывание в России? Да, моя семья живет сейчас в Киеве, и естественно, что мне хочется жить рядом со своим мужем, своим ребенком, своей семьей. Я не видела для себя особых препятствий и была уверена, что все свои творческие и профессиональные планы, в том числе своих студентов, не брошу. Да, думала, что буду ездить туда-обратно – на 10, 20 дней. Я же и раньше так делала в силу того, что постоянно были гастроли. Но после таких выходок просто настроение даже пропадает.

- В общем, в ближайшее время тебя в России не ждать?

- Ну, думаю, что да. Теперь, наверное, нет смысла. К тому же, насколько я теперь понимаю, это и рискованно. Я могу стать жертвой хулиганства, каких-то провокаций, унизительных спланированных акций, с которыми надо будет как-то жить, мириться. Зачем мне все это надо?

15 Февраля 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов