Как меняется Госдума при Володине

Новый спикер, судя по всему, претендует на то, чтобы сыграть особую роль в истории российского парламентаризма.


Реформы на Охотном ряду внешне выглядят красиво, но пока совсем не ясно, чем они закончатся.© Фото с сайтаduma.gov.ru

С момента начала работы Госдумы нового созыва прошел всего месяц, но, если верить соцопросам, рейтинг доверия нижней палате парламента растет, а ее спикер Вячеслав Володин оказался в «тройке» ведущих политиков России.

И это при том, что сами парламентские выборы прошли в сентябре на фоне беспрецедентно низкой явки, что привело к укреплению на Охотном ряду монополии «Единой России», располагающей теперь 343 мандатами из 450.

 

 

Вячеслав Володин, вернувшийся в парламент после работы в президентской администрации, похоже, претендует на то, чтобы сыграть особую роль в истории российского парламентаризма. СМИ сообщают о задачах, на которых якобы решил сосредоточиться спикер: повышение эффективности представительских функций парламента и качества законопроектной деятельности, а также усиление парламентского контроля.

Звучит красиво, но только по форме. А вот что касается содержания, то пока неясно, чем закончатся реформы на Охотном ряду. Хотя что-то подсказывает, что попытки превратить Госдуму в «настоящее место для дискуссий» в очередной раз выродятся в имитацию, симуляцию или, проще говоря, «показуху».

Примечательно, что реформы в Госдуме начали с пресловутого «наведения порядка». Причем разобраться решили не с, например, ассортиментом и ценами в думской столовой, на которую годами жалуются все - от депутатов до журналистов, или другими техническими проблемами. Дело начали по-крупному - объявили войну депутатам-прогульщикам, искоренить которых не удавалось еще ни одному спикеру.

Однако Володин решился попробовать - и запретил народным избранникам голосовать по доверенностям, причем не только на заседаниях Госдумы, но и в комитетах. Так что депутатам теперь придется везде присутствовать лично, хотя технически подкованные думцы знают, как обойти формальный запрет. Дело в том, что для регистрации на заседании парламентарию достаточно электронной карточки, а за тем, как он голосует - за себя или за друга - никто не следит. Уклоняться от работы по-прежнему можно и по так называемым уважительным причинам.

 

 

Еще одно дисциплинирующее нововведение, а точнее, возвращение к прошлой практике - изменение распорядка работы Госдумы. Теперь депутаты собираются на пленарные заседания два раза в неделю на протяжении трех недель, а последнюю неделю месяца проводят в регионах. До сих пор парламентарии «отжимались» на пленарках по три раза в течение двух недель, а оставшиеся полмесяца гуляли и могли вообще не появляться на Охотном ряду.

За происходящими переменами с довольным и серьезным видом наблюдает из кресла спикера Володин. Как говорят, следующим шагом в борьбе с прогульщиками может стать введение штрафов и даже чуть ли не введение системы KPI для депутатов, то есть оценки их эффективности.

Штрафовать народных избранников за прогулы собираются не менее чем на 60 тыс. рублей (при их средней зарплате в 360 тыс.), а оценивать эффективность - по таким основным параметрам, как посещаемость заседаний, уровень активности, работа в комитетах и комиссиях, а также в регионах. «Двоечники» могут лишиться мандатов, тем более, что техническую возможность этого недавно обкатали на члене Госдумы шестого созыва Илье Пономареве.

На первый взгляд, борьба за дисциплину на Охотном ряду призвана заставить депутатов работать. И постепенно выдавить из парламента тех, кто до сих пор воспринимает депутатский мандат как «защитный оберег», то есть, в первую очередь, представителей бизнеса. Что получается на деле - об этом ниже.

 

 

А пока - второе, что решил сделать Володин, это разрушить образ Думы как «штамповальни» и «бешеного принтера». Времена, когда за день принимали около 100 законов, кажется, прошли. Теперь с самого утра депутаты тщательно и вдумчиво мусолят каждый законопроект, с обязательной дискуссией и выступлениями представителей всех думских фракций. И тут уже неважно, кто был инициатором документа.

Такая судьба постигла даже правительственные законопроекты. Традиционно они включались в повестку заседания «под звездочкой», то есть ставились на фиксированное время и подлежали первоочередному рассмотрению, минуя, насколько это возможно, обсуждение. Теперь представители правительства, а это в основном заместители министров, приходя в Госдуму, не знают не только, во сколько уйдут обратно, но и дойдут ли вообще сегодня у депутатов руки до их вопроса.

В своем рвении покончить с Думой-«штамповальней» Володин на минувшей неделе дошел до того, что заставил депутатов заседать аж до полдевятого вечера, причем сам он ничуть не выглядел усталым. Депутаты выражали ему поддержку, но можно только представить, что они в этот момент думали на самом деле.

Следующая инициатива - это возможное участие заместителей министров также и в заседаниях думских комитетов. Якобы этот вопрос уже обсуждался с премьером Дмитрием Медведевым. Цель здесь заключается в том, чтобы повысить формальный статус Госдумы, куда обсуждать законопроекты на раннем этапе их рассмотрения будут приходить уже не начальники департаментов, как сейчас, а чиновники рангом выше.

 

 

Этой же цели будет служить предстоящая борьба депутатов с Минфином при рассмотрении нового госбюджета. А также смелые заявления доселе послушных депутатов из «Единой России», которые будут активно пытаться изображать себя независимых народных представителей. Так, например, недавно в этом духе отличился глава комитета Госдумы по бюджету и налогам единоросс Андрей Макаров, резко раскритиковавший правительство за нашумевшие инициативы по введению налога на «тунеядцев», повышению страховых взносов и т.д.

Наконец, третье, что уже сделал Володин - это смена приоритетов в работе Госдумы. Заметно явное предпочтение вопросам внутреннего развития России и видимое безразличие к международным делам, вроде борьбы за возвращения российской делегации в ПАСЕ, чем активно занимался бывший спикер Сергей Нарышкин. Кроме того, Володин серьезно урезал план международных поездок парламентариев.

Однако при более пристальном рассмотрении список первых достижений нового спикера выглядит не так весомо. Бросается в глаза, что главная цель - создать иллюзию, что в России якобы уже есть настоящий парламент. Хотя в реальности у нынешней Госдумы тут нет шансов до тех пор, пока вся политическая система не изменится таким образом, чтобы законодательная ветвь власти стала в полной мере независимой и самостоятельной. Тогда, кстати, и личность спикера будет играть куда меньшую роль, чем сейчас.

Понятно, что вся нынешняя кампания рассчитана на неискушенную в политике массу избирателей и в какой-то степени призвана удовлетворить личные амбиции самого Вячеслава Володина. Но ведь большинство граждан работа Госдумы и так никогда особо не интересовала - если они и вспоминают своих избранников, то в основном недобрым словом, когда они в очередной раз принимают непопулярный закон.

 

 

Так что даже если каждый день показывать по телевизору картинки из «обновленной» Госдумы - с полным залом народных избранников, досконально обсуждающими каждую строчку всех законопроектов и позволяющими себе критиковать правительство, отношение к главному законодательному органу страны вряд ли изменится в лучшую сторону.

А все потому, что какие бы широкие дискуссии ни устраивали парламентарии и как бы тщательно ни разбирали они тексты документов, предлагая к ним миллион поправок, судьбу будущих законов решают не они.

Результаты голосования определяются не на пленарном заседании Госдумы и даже не на заседаниях думских комитетов, а совсем в других местах и предварительно известны только руководству фракции парламентского большинства, которое транслирует сигналы «за» или «против» вниз по своей вертикали. А за этим уже следует решение фракционного собрания, которое подкрепляется фракционной же дисциплиной. И попробуй не подчинись – иначе прощай, думский мандат!

Ведь это только в теории спикер Госдумы и руководитель фракции депутату не начальник, в реальности дело обстоит по-другому. И даже представители оппозиционных фракций не позволяют себе сказать лишнего при спикере Володине, который, например, не одобряет, когда депутаты выражаются слишком эмоционально.

 

 

Можно сказать, что новый спикер стремится слепить из депутатов, которые де-юре призваны быть публичными политиками, некое подобие чиновников. Отсюда и стремление ввести некие критерии для оценки их эффективности. Сама же работа в Госдуме все больше начинает походить на «обязаловку». При таком подходе депутатам надо усиленно изображать активность - участвовать в дискуссиях, вносить прошедшие кучу «фильтров» законопроекты, чаще встречаться с избирателями, ходить на заседания.

Всей же Думе в целом дана задача повышать авторитет среди населения и свое влияние в системе власти. Но, как призналась на одном из первых заседаний коммунист Тамара Плетнева, несмотря на фракционные различия, все депутаты все равно «мыслят одинаково». Зачем же тогда устраивать имитацию перемен в парламенте, если он все равно проголосует как надо?

Граждане же, в интересах которых должны работать законодатели, ждут от депутатов лишь того, чтобы те не мешали им жить. Народным избранникам, со своей стороны, необходимо показывать, что они заняты принятием законов, действительно нужных и идущих стране на благо. В этом всех нас и будут усиленно убеждать ближайшие пять лет.

Елена Земскова

http://www.rosbalt.ru/blogs/2016/11/06/1564639.html

6 Ноября 2016
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 6 Ноября 2016
Заголовок статьи лучше изменить на :" Как меняется Госдума при володиных".
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов