Павел Лунгин: «Встает вопрос, что, Россия обезумела?»

О Грозном известно уже почти все. Он был сыноубийцей, женоубийцей, внукоубийцей. Лично принимал участие в пытках. Прерывал молитву, и диктовал — кого и как надо пытать. Известно, что этот человек был настоящим злодеем. 

Более того, известно, что он проиграл все войны за 20 последних лет правления. И результатом его правления стал один из мрачнейших периодов в истории России. Он разделил страну на своих и чужих. Все вылилось в Смутное время, которое по сути было Гражданской войной.

Встает вопрос, что, Россия обезумела? Почему через пять веков хочет возвеличивать злодея?

На этот вопрос обычно отвечают: «А вот посмотри. Знаменитый Генрих Восьмой в Англии. Тоже тиран и женоубийца». Но это была правда и особенности другого времени. Нам же интересно говорить не про Грозного — про нас.

«Это как бы мечта о Сталине»

Не представляю себе, чтобы Англия покрылась вдруг памятниками Генриху Восьмому. Или во Франции вдруг, как грибы, вырастали памятники Карлу Девятому, и на них бы писалось: «Спасибо за Варфоломеевскую ночь и истребление гугенотов». 

Это вопросы к нам. Эти вопросы о нас. Как мы оцениваем свое прошлое и настоящее.

И тогда мы понимаем, что на самом деле, речь идет не о Грозном. Это все эвфемизмы в так и не разрешенных спорах о Сталине.

И Грозного, с легкой руки Эйзенштейна используют как метафору оценки правления Сталина. Это как бы мечта о нем.

Значит есть определенная часть людей в нашем обществе, которые хотели бы разделить страну на своих и чужих, на палачей и на жертв.

Почему-то они свято уверены, что они-то будут среди палачей.

Окажутся среди опричников с собачьей головой у седла, или, как Сорокин гениально описывал: «С собачьей головой на радиаторе «Мерседеса».

Просто хотелось бы предупредить, что история гораздо непредсказуемей, сложнее. Напрасно они считают, что будущее палачей им уготовано.

Пусть все-таки подумают о своей жизни, своих детей, о жизни современников.

Хочется предостеречь: «Не вызывайте дух злодея. Не играйте с огнем, это опасная игра, жертвами которой вы сами можете стать».

Павел Лунгин

https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/10/16/70195-vstaet-vopros-chto-rossiya-obezumela

16 Октября 2016
Поделиться:

Комментарии

АндрЭ , 17 Октября 2016
Лунгину

а не надо говорить "нас" от нашего имени.

говорите от своего

для нас, русских, Грозный замечательный правитель, делавший то, что должен был

и создавший Державу, устоявшую и в смуту

и сохранивший Православие, удержав его против наступавших ересей

а для вас он есть совершенно другое,

что логично, поскольку мы - это мы, а вы - это не мы

и хотя вашими стараниями нас осталось только 150 млн (вместо намечавшихся 500),

но мы еще есть, и Грозный среди нас
Гена , 17 Октября 2016
Уважаемый автор вы рядом со свечкой стояли когда он убивал, принимал участие и т.д
Кузнецов Анатолий , 17 Октября 2016

Позор и несчастье России

Памятник Грозному — это кощунство

Инициатива орловских властей привела меня, историка древней России и гражданина современной России, в состояние шока и изумления. Поставить памятник Ивану Грозному — нарушение всех мыслимых этических норм и традиций России.

Когда в 1850-х годах, при императоре Александре II, обсуждались кандидатуры исторических государственных и общественных деятелей, которых нужно отразить на памятнике «Тысячелетие России» (его предполагали установить в Великом Новгороде), в кругах интеллигенции и придворной среде развернулись жаркие споры о многих исторических персонажах. И только в одном все были единодушны: персона Ивана Грозного не должна ни в каком виде быть на памятнике, ибо это позор и несчастье России. В ее истории никогда не было такого омерзительного злодея, каким был этот первый царь России. И это было сказано при самодержавии!

Можно говорить о реках крови, которые пролил Иван в собственной стране, о чудовищных, жесточайших репрессиях, которым он подвергал своих подданных. Речь идет о тысячах и тысячах людей. Напомню лишь одну абсолютно достоверную историю боярина и главы Боярской думы, авторитетнейшего Ивана Петровича Федорова-Челяднина. Грозный обвинил его в несуществовавшем заговоре с целью захвата власти, заставил боярина надеть царские одежды, посадил на свой трон и, глумясь над стариком… вырезал у него ножом сердце. Тело несчастного было брошено в навозную кучу, и его раздирали бездомные собаки.

Но царю этого было мало: началась дикая расправа с родственниками и слугами Федорова. Как писал современник, «умертвив таким образом Иоанна, его семейство и всех граждан, тиран, сев на коня, почти год объезжал с толпой убийц его поместья, деревни (Федоров был богат), производя повсюду истребление, опустошение и убийства. Захватив в плен его воинов и данников, тиран велел обнажить их, запереть в клетку и, насыпав туда серы и пороху, зажечь, так что трупы несчастных, поднятые силой взрыва, казались летающими в воздухе. Тиран очень забавлялся этим обстоятельством. Весь крупный и мелкий скот и лошадей, собранных в одном месте, тиран приказал рассечь на куски, а некоторых и пронзить стрелами, так что он не пожелал оставить живым в каком-либо месте даже и маленького зверька. Поместья и скирды хлеба он зажигал и обращал в пепел. Он приказывал убийцам насиловать у него на глазах жен и детей тех, кого он убивал, и обращаться с ними по своему произволу, а затем умерщвлять. Что же касается жен крестьян, то он приказал обнажать их и угонять в леса, как скот, причем там тайно были расположены засады из убийц, чтобы мучить, убивать и рассекать этих женщин, бродивших по лесам. Таким образом уничтожил он род и все семейство столь великого мужа, не оставляя в живых совершенно ни одного его свойственника или родственника…»

Во время зверств в вотчинах Федорова царь особенно издевался над женщинами: «Женщин и девушек раздевали донага и в таком виде заставляли ловить по полю кур». Воспоминания подтверждаются записями самого Грозного, который в преклонные годы, чтобы вымолить у Бога прощение, завел «Синодик (поминальник) опальных» — убитых и замученных им лично людей за всю свою жизнь. К самым жестоким расправам применялся весьма любопытный глагол — «отделать» (о людях Федорова там сказано: «В Бежецком Верху отделано Ивановых 65 человек, да 12 человек ручным сечением»). Значит, последние 12 человек из людей Ивана Петровича приняли еще легкую смерть от меча или топора, в сравнении с первыми, которые были как-то особо «отделаны» — сожжены, утоплены, распилены и т.д. Всего было казнено таким образом более трехсот людей Федорова.

«Синодик опальных», который вел сам Грозный, включал только за пять лет около 3,5 тысячи человек, начиная с ближних родственников царя, выдающихся полководцев, иерархов церкви и кончая простыми крестьянами и пленными крепостей, взятых его армией. Сам царь задумывал зверские казни и сидел, наслаждаясь тем, как живых людей варили в котле, взрывали на бочке с порохом, устраивали из них «шашлык», вращая на вертеле над медленным огнем, сдирали кожу, сажали на кол, причем — чтобы усугубить мучения — на глазах медленно умиравших людей опричники Грозного насиловали жен, дочерей, матерей казнимых. И все это не басни, не сказки, а реальные истории, зафиксированные во множестве документов и признаний порой самого впадавшего иногда в раскаяние царя.

Неслучайно РПЦ даже не рассматривала недавно внесенное предложение о канонизации Грозного: он безжалостно приказал убить сотни монахов и священников. Посмотрите в Интернете информацию о трагической судьбе главы церкви того времени Филиппа Колычева, задушенного подручным царя Малютой Скуратовым. Новгородского архиепископа царь приказал зашить в медвежью шкуру и затравил собаками.

Великий Новгород особенно пострадал от злодея в 1570 году. Тысячи его жителей, включая женщин и детей, были казнены страшными казнями, утоплены в Волхове. И опричники Грозного на лодках добивали топорами тех, кто всплывал на поверхность. Он совершил страшное святотатство: разграбил величайшую русскую святыню — Святую Софию — храм, который до него стоял нетронутым 500 лет. Следующими грабителями храма были в 1941 году немецкие и испанские фашисты.

Грозный был настоящий насильник и садист — он сам хвастался, что изнасиловал за свою жизнь тысячу девушек. Важно заметить, что он не был больным, сумасшедшим: он прекрасно осознавал, что творит, и порой ужас божеской кары пугал его, и тогда царь начинал каяться, записывать свои грехи и преступления, чтобы потом опять убивать и насиловать.

Если же все сказанное мало волнует читателя-державника, то подчеркну, что как государственный деятель он был полным ничтожеством: провалил все добрые начинания начала царствования, проиграл все войны, какие вел, утратил все первоначальные завоевания, был бездарен и труслив как полководец, но любил копьем добивать связанных пленных. В итоге он поставил Россию на грань разорения. Его царствование закончилось полным крахом: военным, политическим, экономическим. Прежде цветущая страна запустела — до сих пор археологи на северо-западе России находят множество навсегда погибших, запустевших именно во времена Грозного деревень и починков…

То, что нам известно как Смута, когда Россия подверглась нападению врагов и гражданской войне, было прямым результатом правления Грозного. Тогда на какое-то время Россия погрузилась в небытие и даже исчезла с карты мира, и только простые люди, пережившие ад Иванова царствования, под знаменем Минина и Пожарского спасли Россию и для нас тоже.

При этом можно поражаться покорности и терпению русского народа-мученика. Как писал историк начала XIX века Н.М.Карамзин, Россия «двадцать четыре года сносила губителя, вооружаясь единственно молитвою и терпением… В смирении великодушном страдальцы умирали на лобном месте, как греки в Фермопилах за Отечество, за Веру и Верность, не имея и мысли о бунте… Тигр упивался кровию агнцев — и жертвы, издыхая в невинности, последним взором на бедственную землю требовали справедливости, умильного воспоминания от современников и потомков».

Это мы — их потомки! Что же получается — их жертва была напрасна? Что же — их кровь не такая, как наша, а водица?

Если мы живем — значит, цепочка наших предков уходит и в эпоху Ивана. А сколько таких цепочек царь-убийца прервал! Убиенные Грозным — такие же люди, как и мы. И мы должны уважать их память. Памятник Грозному — это кощунство над их безымянными могилами. Все эти невинные жертвы злодея, несомненно, взыщут с нас когда-нибудь за это кощунство — установку памятника величайшему злодею русской истории. Орлу это не пройдет даром!

Известно, что к концу жизни царь гнил заживо, издавая отвратительный запах. Бесспорно, Господь не допустил, чтобы Грозный избежал ада: в последнюю минуту его пытались постричь в монахи — тогда считали, что это верный способ спасти душу. Но нет! Иноческий убор возложили уже на коченеющий труп злодея, и нет сомнений, что он — в преисподней, там, где ему и место, а не на площади чудесного, замечательного, светлого города России.

Евгений АНИСИМОВ

Евгений Анисимов, доктор исторических наук, ординарный профессор НИУ ВШЭ (Санкт-Петербургский филиал), главный научный сотрудник Санкт-Петербургского Института истории РАН

http://www.mk.ru/social/2016/10/16/pozor-i-neschaste-rossii.html

АндрЭ , 17 Октября 2016
Хе-хе. Этот "историк" собрал все сплетни, документально никак не подтвержденные, которые сочиняли против Грозного его противники, коих легион.

Но вот что достоверно. Исследователь, который не является защитником Грозного, документально установил, что за время правления Грозного было казнено 4-5 тыс. человек вместе с разбойниками и убийцами.

Факт убийства митрополита Филлипа Скуратовым не доказан. Нет документов.

Факт убийства Грозным своего сына не доказан. Нет документов. А вот документы о том, что Иван Иванович умер своей смертью, от болезни, есть.

Грозный не насиловал девушек - документов нет. Сплетни есть.

Смута - не есть результат правления Грозного. Смута есть результат борьбы Грозного с боярством, когда почти вся династия была убита (отравлены царица Анастасия, утоплен младенец Дмитрий, отравлен Иван Иванович, заколот в Угличе второй Дмитрий).

Гнил заживо Грозный, как выяснилось при вскрытии его гробницы в 1966 году, потому, как его систематически травили парами ртути.

Народ-мученик, так пострадавший от Грозного, слагал про него хвалебные песни! Которые пели даже еще и в Советское время.

Продолжать можно безконечно.

На любую ложь есть либо документ, либо иная достоверная информация.
Кузнецов Анатолий , 17 Октября 2016

Самый ужасный царь

Иван Грозный — обычный сын своего времени, правивший достаточно долго, чтобы на его век пришлись и удачи, и неудачи. Через те же муки «смутного времени» прошли все европейские страны.

Что мне особенно забавным кажется в дискуссии вокруг памятника Ивану Грозному, так это аргументация, что Ивана Грозного не было на памятнике «Тысячелетие России». Типа это его как-то характеризует. Даже цари, мол, считали его упырем! Они его не упырем считали, а топливом для своего мифа.

Романовский миф базируется на двух вещах. «Чудо обретения» и «Другие — хуже!». Самая страшная тайна, которую миф этот призван камуфлировать, это то, что не приди Романовы к власти, ничего бы не поменялось. То есть вообще. Шведская династия. Польская династия. Произвольно выбранная русская династия. Любой из Дмитриев Ивановичей («Лжедмитриев»), Федор Борисович Годунов.

«Париж стоил мессы» как раз в это время, Москва — очевидно — также стоила бы исполнения любого православного обряда для произвольно выбранного иностранца. Мир менялся. Попов от Пиренеев до Урала раскулачивали со страшной силой, но при этом признавали их необходимость в деле управления широкими народными массами.

Любой бы царь завел «полки иностранного строя», развивал бы торговлю и строил заводы на импортных технологиях. Боролся бы с соседями за выход на европейские рынки, с Турцией — за осколки Орды, посылал бы казаков на Восток.

Конструкция «смутное время» — это не крах государства, не балансирование страны и веры на грани полной и окончательной гибели, от которой его «спасли» Романовы, это родовые муки «государства европейского модерна».

Через ровно те же самые муки прошли все европейские страны в описываемый период. Независимость Нидерландов, религиозные войны во Франции, реформация в Англии и Германии, безумные паневропейские проекты Карла V и Генриха IV, первые значительные успехи в борьбе с Турцией от наших Молодей до их Лепанто, колониальный взлет в Европе (у нас — движение «навстречь Солнцу» на Дальний Восток) — вот контекст правления Грозного и воспоследовавшего «Смутного времени». Никакой катастрофы, никакого «ужаса». Все абсолютно в рамках европейской цивилизационной нормы. И монахов под лед, и поляки в Кремле, военные успехи, военные поражения, бесчисленные сожженные города и нарушенные клятвы — на все это нам стоило бы смотреть оптимистично, как какие-нибудь голландцы смотрят на свою Революцию.

Романовы же поколение за поколением выносили нации и государству мозг ложным абсолютно тезисом про «чудесное спасение страны» непонятно от чего. И вот вам первый созданный ими мифический Иван Грозный — «царь, приведший государство к ужасам смуты». И сразу же приятным бонусом второй Иван Грозный — царь настолько ужасный и чудовищный, что любой алкоголик, дегенерат, развратник и вырожденец, муже-, брато- и отцеубийца новой династии становится по сравнению с ним вполне приемлемым персонажем. И — понятно — контртезис — царь, оболганный, а на деле — спаситель государства, гениальный реформатор и совсем не такой «жестокий», как какой-нибудь курфюрст хрюкенбургский в это же время.

А Иван Грозный? Обычный сын своего времени. Правивший достаточно долго, чтобы на его век пришлись и удачи, и неудачи. Его даже в том, что династия пресеклась, не обвинишь — его сын Федор правил почти 15 лет — по тем временам вполне долго.

Кстати, царю Федору Иоановичу, победителю Швеции, устроителю Волги — строителю Саратова, Самары, Царицына, великому московскому урбанисту — создателю Белого Города и человеку, основавшему московскую Патриархию — неплохо бы какой-нибудь памятник поставить. Желательно в центре Москвы. Так же, как и Дмитрию Иоановичу — первому российскому императору, инициатору создания Университета и «спасителю Отечества», умученному боярами из пятой, очевидно, колонны.

Но нельзя. Вот уж если есть в отечественной историографии что-то вредное, так это романовский миф в большевистской обработке. Он даже памятники с человеческим объяснением и «легендой» не позволяет ставить никому, кроме персонажей этого мифа.

Глеб Кузнецов

http://www.rosbalt.ru/blogs/2016/10/17/1559165.html

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов