В Ростовской области голодают шахтеры, которым полтора года не платят зарплату

«Губернатор один — нас тут триста! Путь сам к нам едет!»

В Ростовской области голодают шахтеры, которым полтора года не платят зарплату

Голодовка шахтеров длится второй день. Компания «Кингкоул» задолжала своим сотрудникам свыше 330 миллионов. К голодовке присоединилось 66 шахтеров, двое прекратили по состоянию здоровья. Есть случаи, когда голодают за мужей. Есть случаи, когда голодают всей семьей. «Мы с мужем оба работаем на шахте, — говорит Елена. — Последний раз зарплату видели в июне 2015-го. Внуков не можем в школу собрать».


Ежедневное собрание шахтеров перед зданием компании «Кингкоул». Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Голодовка шахтеров, обманутых компанией «Кингкоул», длится второй день в городе Гуково.

«Некоторые начали голодать с 21-го. Мы поздно известили о голодовке прокуратуру», — говорит Татьяна Авачева, работающая в компании маркшейдером (специалистом по геологическому изучению пород).

Пострадавших от действий компании — 2200 человек. По данным «Новой газеты», компания задолжала своим сотрудникам свыше 330 миллионов. К голодовке присоединилось 66 шахтеров, двое прекратили по состоянию здоровья.

Есть случаи, когда голодают за мужей. Есть случаи, когда голодают всей семьей.

— Мы с мужем оба работаем на шахте, я банщица, он электрослесарь. Мой зять — грузчик, — говорит Елена Ивановна Бондарева. — Последний раз зарплату видели в июне 2015-го. Мы выживаем. У нас внуки, школа, садик, мы не можем даже собрать их.

Это типичная ситуация. «Кингкоул» не выплачивает своим сотрудникам заплату уже 1,5 года, некоторым — даже дольше.

«Работали, потому что надеялись. Говорили, если уволишься, денег вообще не дадут», — рассказывает Андрей с Замчаловской шахты.

Евгений Нестреляев, отец трех дочерей, горнорабочий очистного забоя, проработал на Замчаловской шахте 22 года. Пришел сразу после армии. «Сначала был «Гуковуголь», «Русский уголь» — зарплату платили. «Кингкоул» пришел в конце 2012-го. Они купили четыре шахты и обогатительную фабрику. Всего этого сейчас, считай, уже нет. Сначала месяц задерживали, потом два, потом полгода. Последнюю зарплату — даже не зарплату, 7 тысяч — я получил в октябре прошлого года».

В марте 2015 года Евгений вышел на пенсию. Компания должна ему 305 тысяч.

— У меня 3 кредита. Коллекторы звонят пять раз в день. Я им говорю: вы мне звоните, а мне кому позвонить?

Сейчас он таксует — 400 рублей в день. Его жена стоит на рынке — 100 рублей за выход.

Людям не выдали даже обещанный уголь на зиму.


Шахтер Евгений Нестерляев с дочерьми. Долг компании «Кингкоул» перед Евгением за полтора года — 305 тысяч рублей. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Шахтеры составили друг для друга памятку голодающего. Там про то, что в день можно выпивать максимум 5 литров воды, а проснувшись, нельзя сразу пытаться встать.

Каждый день, с 11 до 12 — митинг перед администрацией «Кингкоула» в Гуково. Двухэтажное здание отделано мрамором, но все равно производит впечатление заброшенного. Сейчас там остался отдел кадров (несколько женщин, работающих тоже бесплатно). Генерального директора Владимира Пожидаева арестовали 17 августа — его обвиняют в невыплате зарплат, неуплате налогов, а также в злоупотреблении служебным положением, «повлекшим тяжкие последствия». Со слов прокуратуры, арест произошел после того, как директор попытался скрыться.

В среду, 24 августа, на пятачке перед зданием — двести человек. В первых рядах — женщины. Держат длинные плакаты: «Шахтер. Не верь, не бойся, не проси, а требуй своего», «Российский Донбасс против воров и жуликов», «Президент — гарант Конституции, губернатор — власть. Кто вернет шахтерам 300 млн рублей за работу в аду». И главный: «Верните наши деньги, мы сами решим, как жить».

Обсуждаются предстоящие торги. По всем предприятиям «Кингкоула» идет процедура банкротства, назначены конкурсные управляющие. Прокуратура заявила, что имущества не хватит, чтобы расплатиться с сотрудниками. Огромная часть оборудования уже находится в залоге у банка. И, возможно, выплата зарплат вовсе не будет первоочередной. «Приставы нам сами сказали — объединяйтесь, — говорит Татьяна Авачева. — Компания не платила налоги, и налоговая хочет вперед ваших зарплат изъять 2 миллиарда».

— Имущества было достаточно! — кричат люди. — Все разворовали, вывезли! Полгода пилили наши шахты, на кранах оборудование вытаскивали. Прокуратура не делала ничего.

Жара переваливает за 30.

— Я ходила в центр занятости, — говорит ламповщица Елена. — Мне предложили работу — на 1 месяц. Улицы убирать. За пять тысяч. У меня два ребенка, я не могу, не могу! — женщина начинает кричать.

Николай Васильевич Надкерничный, раздатчик взрывчатки на шахте Замчаловская, а теперь — член инициативной группы протеста, объявляет, что утром с ними связались из правительства области. Приглашают на вечернее совещание с министром промышленности. Там же будет группа управленцев «Кингкоула». Ожидается и губернатор.

— Вот хотели вас спросить, нам ехать или нет, — говорит Николай Васильевич.

Толпа молчит, потом взрыв:

— Пусть сами едут!

— Их меньше, чем нас, доберутся!

— Губернатор один, нас тут триста!

— Пусть посмотрят мне в глаза! — кричит молодая женщина в темных очках.

— Голосуем!

Площадь поднимает руки.

— Кто «за»? Кто «против»? Воздержавшиеся? Решение принято, — говорит Николай Васильевич. — Мы им сообщим.


Шахтеры голосуют за то, чтобы пригласить областных чиновников в Гуково, а не ехать самим в Ростов. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Вскоре стало известно, что первый заместитель губернатора и министр энергетики области в 19:00 приедут в Гуково и встретятся с инициативной группой шахтеров.

Сейчас все шахты компании остановлены, заново запустить их невозможно. Администрация президента, куда шахтеры писали, предложила «поискать деньги» в бюджете области. Губернатор уже ответил, что при всем сочувствии к шахтерам, деньги из резервного фонда он трогать не может — иначе область лишат кредитов. Сам процесс грозит перерасти в социальный — вокруг 60-тысячного Гукова и 30-тысячного Зверева были закрыты шесть шахт. Работы в городе нет, единственное действующее предприятие — фабрика «Глория Джинс». Последние четыре работающие шахты принадлежат украинскому олигарху Ринату Ахметову (компания ДТЭК) и «Донуглю». Рабочий штат там полностью укомплектован. В прошлом году Ахметов завил о желании продать шахты, однако покупателей, несмотря на высочайшее качество местного угля, не нашлось.

Гуково

Есть продолжение:

Журналистов «Новой газеты» не пустили на встречу голодающих шахтеров с губернатором Ростовской области

P.S. На митинге звучал лозунг «Руки прочь от Дьяконова». Протест шахтерам помог организовать Валерий Петрович Дьяконов — шахтер на пенсии, первый секретарь зверевского КПРФ, бывший депутат города Зверево и помощник депутата Госдумы. Сейчас он находится в больнице и под домашним арестом. Против него возбуждено уголовное дело. По версии следствия, Дьяконов пришел в администрацию Гукова и угрожал заместителю главы Романченко газовым пистолетом. Угрожал не за себя — за многодетную маму, у которой отбирали квартиру. Чиновник написал заявление. Дьяконов говорит, что чиновник угрожал ему сам, а пистолет он продемонстрировал со словами: «Из-за ваших угроз приходится с пистолетом по городу ходить».  7 июня шахтеры обратились к Дьяконову, 18 августа пенсионера определили под домашний арест, надев на ногу браслет с «маячком». Четыре дня назад на «скорой» он был доставлен в больницу. Сегодня его выписали и под конвоем отвезли в суд, где домашний арест был продлен.


Валерий Дьяконов во время выписки из больницы после сердечного приступа. Дьяконов находится под домашним арестом с браслетом ФСИН. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Автор: Елена Костюченко, Анна Артемьева

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/74300.html

 

24 Августа 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов