Контракт вора с жертвой. Главная общественная проблема России — в утрате еще с середины XVII века сцепляющего все и вся доверия

В стране созревает запрос на новую бузу. Власть и общество не слышат друг друга, доверия, как прежде, — ноль, и единственной скрепой, не позволяющей нации фрагментироваться, остается президент. Крепок ли канат?

 

Контракт вора с жертвой
фото: Геннадий Черкасов
 

В последнее время много говорится о былом неформальном контракте между государством и населением, якобы заключенном в тучные нулевые. Мол, вы там, с телевизором, делайте что хотите, только наполните наши холодильники. Сдается, что это развесистая клюква, вброшенная в массы либо недалекими оппозиционерами, либо провластными коммуникаторами.

Судя по сегодняшним настроениям, договоренность была иной: нам фиолетово, что вы там (в Москве, в регионах, госкомпаниях, etc.) воруете, но и вы к нам не лезьте — мы тоже будем всеми способами обогащаться. А на добытые барыши и пожрать себе сами купим, и прибарахлимся, и мир посмотрим.

Курс в 23 с хвостиком за доллар при нефти в 147 за баррель в середине 2008-го был выгоден обеим сторонам. Одни контролировали приход иностранных спекулятивных капиталов, получая дополнительный профит вследствие роста национальной валюты. Другие подворовывали, конвертировали рубли в баксы, «инвестировали» в офшоры, проматывали шальные деньги на зарубежных курортах.

Нынче контракт не «телевизора с холодильником», но «вора и жертвы» расторгнут, причем, по инициативе власти.

Государство все решительнее вторгается в материальную сферу граждан, нарушая не только упомянутое соглашение, но и превратно истолковываемое обывателями личное пространство («свободу»).

Правительство и Минфин, сидя, как считается, на народном «общаке», продолжают вкладывать в американскую экономику, одновременно отказывая пенсионерам и бюджетникам в индексации их хлипеньких доходов (денег нет).

Налоговики все усерднее поддушивают средний класс, пугая новыми поборами и угрожая контролировать не только крупные покупки, но даже валюто-обменные операции.

Региональные власти повышают плату за ЖКХ, терроризируют автовладельцев, вступают в сговор с собственниками предприятий, лишь бы те «еще чуть-чуть» не увольняли работников.

Бюджет страны трещит по швам. А у людей не трещит, да?..

Взамен обществу не предлагается ничего. Больше того, власть продолжает не только сама вовсю тырить, но и не считает нужным одернуть частных «хозяев жизни». Всем еще памятны гонки полицейских и лукойловского «Гелендвагена», а также совсем еще свежие откровения нефтегазовой принцессы, надувшей губки из-за отмены фейерверка в Сен-Тропе из-за теракта по соседству…

К слову, о «тырить». Власть уверена, что если чиновник указал в закрытой части декларации, просматривают которую, видимо, только глава Администрации Президента со товарищи, все (ну, или почти все) активы, то он находится «под колпаком». В то же время указанные «товарищи», среди которых немало кадровых разведчиков, не замечают, что в их псевдонерушимый строй затесались «кроты», дозированно сливающие в карьерных и/или клановых интересах информацию штатным «правдорубам».

Да-да, я в первую очередь о высотных квартирках и летающих собачках Шувалова. Видимо, кто-то очень не хочет, чтобы первый вице-премьер после осенних выборов в Госдуму стал председателем правительства, а такая вероятность имеется.

Но даже если власть делает эти вбросы сознательно, готовя на случай грозы «сакральные жертвы», она закладывает мину замедленного действия под саму себя. Возможно, потому, что уверенность в цикличности русской истории по-прежнему довлеет над страной, а значит, каким бы фейковым ни был повод для волнений, царь снова все разрулит.

Так было, но вряд ли эта закономерность продержится еще какое-то время: общество взрослеет. Сколько веревочку ни вить, а концу быть (для «продвинутых пользователей» народная мудрость представляется в образе индейки, которую 100 дней откармливают, а потом наступает День благодарения). Кроме того, потери страны часто были несоизмеримо более тяжелыми, чем представлялись «на берегу».

Повод для выплеска, скорее всего, вновь, как и раньше, будет фальшивым, хотя трудно назвать двуличием резкое падение уровня жизни людей. Недовольство может прорваться, когда начнется поствыборная девальвация рубля, а торговля и сфера услуг не захотят в очередной раз «входить в положение» и держать цены ниже ватерлинии.

Нельзя исключать усиления протеста после очередной волны увольнений, когда собственники откажутся кормить ораву своих крепостных.

Ропот может перерасти в гром вследствие новых антироссийских санкций: Запад, не в силах справиться с внутренним терроризмом, выберет Россию одним из внешних «козлов отпущения», а заодно настоятельно «порекомендует» уйти, скажем, из Новороссии.

Вырвавшееся отчаяние опять будет купировано обещаниями, подачками и послаблениями. На какое-то время мы друг от друга отстанем, но надолго ли? Первопричина-то никуда не исчезнет.

Главная общественная проблема России — в утрате еще с середины XVII века сцепляющего все и вся доверия, выражающегося в первую очередь, в сплоченности, солидарности народа и власти. Мы объединялись лишь в крайних случаях, например, против внешних агрессоров, в остальное время государство жило само по себе, мы — сами по себе. Причем власть никогда и ничем нам обязана не была. Не согласны? Тогда спросите себя, как вы поспособствовали возвышению Шувалова, Дворковича, Ливанова…

Да, власть делает вид, что борется с коррупцией, арестовывая одиозных губернаторов и бывших менеджеров госкомпаний, но крестные отцы, ручавшиеся за них, по-прежнему на своих местах.

Да, денег в стране нет (и мы держимся), но в то же самое время происходит многомиллиардное перекладывание бордюров и поребриков с место на место.

Да, образование с медициной, если послушать министров, галопом мчатся к успеху, но одновременно мы слышим, что высшее образование двум третям населения без надобности (при том, что доля населения с высшим образованием всего 24%), и собираем деньги на лечение детишек, о стариках даже не вспоминая.

Власть декларирует движение к распределительной справедливости и делает вид, что пытается честно договориться с обществом, но как только возникает положительный отклик — наотрез отказывается выполнять ею самой же предложенные условия, мастерски разводя народ, как лохов.

Где прогрессивный подходный налог, ставший нормой для всех стран общественного благосостояния?

Сколько можно козырять усыхающим материнским капиталом как «эффективным способом повышения рождаемости»?

К чему опускать девчонку, задавшую абсолютно верный вопрос о недоступности ипотеки и высоких ставках по жилищным кредитам, но забывшую спрятать свой гаджет и одеться в рубище?

Политика, выборы? Довыбираемся…

Недавно в лексиконе власти появился новый термин — «гаражная экономика», — и правительству тут же было поручено выманить из «серого сектора» ни много ни мало 30 млн человек. А кто-нибудь в правительстве или около него — тот же великий Кудрин, например, — проанализировал, почему в тучные годы, несмотря на «плоский» подходный налог и сниженный ЕСН (что стало причиной возникновения дефицита Пенсионного фонда), сделать это так и не удалось? Нет? Значит, те же натруженные грабли — к прежнему тупому лбу.

Отдельные политические проходимцы моментально предложили предоставить «гаражным» субъектам очередные налоговые льготы, но кому нужны эти льготы, если сейчас люди вообще ничего не платят? С какого перепугу «новые бедные» вдруг начнут делиться с государством, наиболее отвратные деятели которого в эти дни озадачены не поиском путей к общественному согласию, а вариантами отпускного яхтинга?

Солидарность, самодостаточность, справедливость, а не пролиберальное «обогащайтесь», — вот цели, приобретающие все более ясные очертания в рассеивающемся постнефтяном угаре, но власть вновь не замечает явных сигналов. Впрочем, не очень хочется оказаться первым в стане кликушествующих горе-прогнозистов.

20 Июля 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов