«Такого лобби нет даже у ВПК». В чьих интересах Россия продолжает продовольственную войну с Западом?

Министр сельского хозяйства Александр Ткачев, будучи главным лоббистом в аграрной отрасли, наращивает и лоббистские возможности самого АПК в политике государства

Поручив подготовить постановление о продлении продуктовых контрсанкций до конца 2017 года, премьер Дмитрий Медведев снова сослался на интересы отечественных сельхозпроизводителей. В качестве иллюстрации гостелеканалы обычно демонстрируют «людей из народа» – простых фермеров, которым с борьбой Отечества против импортного сыра и хамона жить стало лучше и веселее. Однако на самом деле главными бенефициарами торговой войны стали агрохолдинги-гиганты с миллиардными оборотами: их прибыль выросла в разы, а заодно увеличилась господдержка. 

В мае Минсельхоз сообщил, что в регионы перечислены субсидии на поддержку сельского хозяйства на общую сумму 133,5 млрд рублей, а сами регионы направили получателям 61,2 млрд рублей. При этом агропромышленный сектор – один из самых закрытых в России, конечные адресаты господдержки скрываются. Znak.сom попробовал восстановить картину российского агропромышленного лобби и понять, кто больше всех выиграл от санкционного противостояния с Западом.

Господдержка офшоров

Согласно данным системы «СПАРК», конечными бенефициарами отечественного импортозамещения часто оказываются офшорные компании. Именно они выступают собственниками крупнейших агрохолдингов России, которые после введения контрсанкций увеличили свою прибыль.  

Одна из крупнейших агропромышленных компаний в России – зарегистрированное в Краснодарском крае ЗАО «Фирма “Агрокомплекс имени Н. И. Ткачева”». Предприятие было основано в 1993 году отцом нынешнего министра сельского хозяйства Николаем Ткачевым на базе Выселковского комбикормового завода. Компания выращивает зерно, производит комбикорм, занимается животноводством и мясопереработкой. Сам Александр Ткачев в интервью РБК в июне 2015 года не отрицал свою, в общем-то очевидную связь с «Агрокомплексом», заявив, что не видит конфликта интересов между своей должностью и наличием агробизнеса у его семьи. В конце концов, плох тот куратор отрасли, который в этой отрасли себя не попробовал. Как бы там ни было, согласно данным «СПАРК», санкции явно пошли «Агрокомплексу» на пользу. Если в 2013 году чистая прибыль компании за год составляла 2,5 млрд рублей, то в 2014 году она доросла уже до 4,1 млрд, а в 2015 достигла 6,6 млрд рублей.

Вообще, говорит политолог Екатерина Шульман, главным лоббистом в аграрном секторе является сам министр Александр Ткачев. Его влияние на состояние отрасли сложно переоценить. 

Вопреки рассказам госпропаганды ключевые выгоды от санкционной войны с Западом получают отнюдь не простые российские фермерыВопреки рассказам госпропаганды ключевые выгоды от санкционной войны с Западом получают отнюдь не простые российские фермеры

ООО АПХ «Мираторг», контролирующее значительную долю мясного рынка в России, в 2013 году зарабатывало 6,3 млрд рублей, а в 2014 году, когда Россия ушла в «продовольственную оборону», отчитался о 7 с половиной миллиардах прибыли. При этом, согласно данным «СПАРК», головной компанией «Мираторга» является кипрский офшор Agromir Limited.

Группа компаний «Черкизово» также связана с офшорами – две головные компании Capital Partners Ltd и CG Marketing & Finance Ltd зарегистрированы на Бермудах. Одна из долей в группе вообще принадлежит американскому Банку Нью-Йорка. Последний тоже подзаработает на торговой войне России, в том числе против американцев. В 2013 году чистая прибыль холдинга составляла 1,01 млрд рублей, в 2014 году взлетела до 3,222 млрд рублей, а в 2015-ом – доросла до 3,5 млрд рублей. Кстати, согласно финансовому отчету на сайте компании, в прошлом году она получила государственных субсидий на 2 млрд рублей.

Чуть хуже обстоят дела у холдинга «РусАгро», чья головная компания Ros Agro Plc также расположена на Кипре. В 2014 году холдинг заработал 7,8 млрд рублей, а в 2015-ом – лишь 4,9 млрд рублей. В прошлом году холдинг тоже получил 1,8 млрд рублей субсидий, которые «покрыли 47% валовых процентных расходов», гласит финансовый отчет на сайте группы.

В марте 2015 года на сайте Минсельхоза был опубликован «Перечень инвестиционных проектов, реализация которых будет способствовать импортозамещению» на общую сумму предполагаемого кредитования более 200 млрд рублей. Если изучить список проектов хотя бы по основным сельскохозяйственным регионам, выяснится, что в качестве главных получателей господдержки подразумевались вовсе не мелкие и средние крестьянско-фермерские хозяйства, а крупные агрохолдинги. Появление в этом списке все того же ЗАО «Агрокомплекс им. Н. И. Ткачева», аффилированного с семьей бывшего краснодарского губернатора, а ныне министра сельского хозяйства России Александра Ткачева, не выглядит случайностью.

Впрочем, справедливости ради стоит все-таки отметить и присутствие в перечне игроков поменьше. Из Краснодарского края это три проекта ЗАО «Агрокомплекс» – в сфере свиноводства и мясного животноводства – на общую сумму кредитования 1,6 млрд рублей. Еще два предприятия – СП «Новопластуновское» и ОАО «Кубанская степь» – суммарно заявили проектов на 95 млн рублей, они оба аффилированы с группой компаний «Степь», принадлежащей небезызвестной АФК «Система».

В Тамбовской области в перечень вошел проект, аффилированный с видными региональными бизнесменами и политиками, разумеется, состоящими в партии власти. Упоминается, в частности, депутат областного Заксобрания Александр Жуликов, возглавляющий ООО «Жуликов». Белгородская область представлена рядом сельхозпредприятий, которые, если пробить их в сетевых поисковиках, давно пользуются поддержкой областной администрации: ООО «Агромир» (кредитный портфель в размере 2,1 млрд рублей), ООО «Тепличный комплекс Белогорья» (2,7 млрд рублей), ООО «Старооскольская компания ПромАгро» (350 млн рублей). Различные ИП – то есть, собственно, те самые фермеры, которыми иллюстрируют выгоды продовольственной войны с Западом для отечественного АПК, – играют в списке претендентов на получение государственной финансовой поддержки малозаметную роль.

Тайна региональных субсидий

Региональную часть аграрного лобби в России по понятным причинам легче всего найти в законодательных органах субъектов, а точнее, в комитетах по аграрной политике. Там сплошь и рядом заседают депутаты-бизнесмены, чьи компании, согласно открытым данным, тоже получают от государства субсидии – уже преимущественно из региональных бюджетов.

Эту тему не назовешь в числе открытых: сайты региональных министерств и департаментов сельского хозяйства, как правило, ограничиваются публикацией правил подачи заявок на субсидии. Отчетов же о том, как распределены и кому именно выданы субсидии, не найти днем с огнем. Характерный пример – сайт министерства сельского хозяйства Краснодарского края, на котором вывешен отчет об исполнении программы развития сельского хозяйства за 2015 год. Согласно отчету, из федеральных источников на реализацию краевой программы пришло аж 6,5 млрд рублей, из краевого бюджета добавили еще 3,5 млрд рублей. Еще 16 миллионов наскребли муниципалитеты. При этом в отчете говорится о выделении только 103 млн рублей в качестве субсидий товаропроизводителям – на приобретение элитных семян. Но кто выступил получателями субсидий – непонятно. Информация в соответствующей графе представлена весьма расплывчатой формулировкой: «юридические лица и индивидуальные предприниматели».

Думское большинство за последние годы приняло целый пакет законов, еще больше осложнивших и без того непростое существование некрупных сельхозпроизводителейДумское большинство за последние годы приняло целый пакет законов, еще больше осложнивших и без того непростое существование некрупных сельхозпроизводителей

Аналогичная ситуация на сайтах профильных ведомств в других регионах, но есть, впрочем, свои исключения: Ростовская область и Ставропольский край, где хотя бы озаботились обнародованием списков получателей субсидий – правда, без конкретных сумм.

В Белгородской области темой распределения сельхозсубсидий в конце 2015 года заинтересовалась Федеральная антимонопольная служба в лице регионального управления. Выяснилось, что губернатор Савченко поручил департаменту АПК обеспечить возврат денежных средств во внебюджетные фонды теми сельхозпроизводителями, которые получают финансовую поддержку из регионального бюджета. При этом средства из внебюджетных источников снова шли на предоставление финансовой помощи ряду агрокомпаний, на льготных по сравнению с рыночными условиях и в отсутствие конкурсных процедур. Перекачка бюджетных денег в объеме 2,9 млрд рублей во внебюджетные фонды была отражена в проекте регионального бюджета на 2016 год. 

В качестве ответчиков по данному делу ФАС привлекла сразу 12 организаций, половина которых прямо или опосредовано входят в структуру агрохолдинга «Зеленая долина». Руководителем группы компаний выступает экс-глава ликвидированного в марте 2013 года департамента стратегического развития Белгородской области Сергей Юдин, ныне депутат областной думы (разумеется, от «Единой России») и член профильного, аграрного комитета. В том же комитете, кстати, работает единоросс Владимир Зотов, гендиректор крупной компании «Агро-Белогорье», также получающей субсидии из областного бюджета.

В отчете министерства сельского хозяйства Белгородской области об итогах реализации областной программы «Развитие сельского хозяйства» в 2015 году снова мелькают «Зеленая долина» и «Агро-Белогорье», но опять же – без конкретных цифр. Общая же сумма господдержки АПК области в 2015 году составила 13,1 млрд рублей, из которых 11,3 млрд рублей было привлечено из федерального бюджета, а 1,8 млрд рублей выделено из областного, гласит документ. В качестве примера инвестиций приводятся реконструкция кукурузокалибровочного завода «Краснояружской зерновой компании» и ввод в строй второй очереди ООО «МПЗ “Агро-Белогорье”». Под важнейшие задачи в развитии агропромышленного комплекса области в 2016 году подведен ввод в эксплуатацию молочно-товарных комплексов все той же ГК «Зелёная долина». Поддержка фермеров и мелкого бизнеса в отчете тоже упомянута, но без конкретных названий и объемов финансирования.

В Краснодарском крае в региональном парламенте в профильном комитете заседает Николай Хворостин, заместитель гендиректора уже упоминавшегося «Агрокомплекса им. Н. И. Ткачева». При этом, согласно данным системы «СПАРК», агрокомплекс является постоянным подрядчиком по госконтрактам региона: в 2014 году их было заключено на сумму 10 млн рублей, в 2015-ом – на 14 млн рублей, за первые полгода 2016-го – на 7 млн рублей.

В Ростовской области на сайте регионального министерства сельского хозяйства есть актуальные данные по субсидиям 2016 года только по животноводству, причем без указания объема финансирования. В реестре получателей есть компания СПК «Мир», занимающаяся мясным животноводством, руководитель которой, единоросс Василий Моисеев, заседает в областном парламенте в профильном комитете.

Сергей Бенслер – единоросс в аграрном комитете Заксобрания Алтайского края. Некогда он был председателем совхоза «Покровский», после его слияния с предприятием «Страна Советов» в «нулевые» годы стал гендиректором созданной в итоге компании ООО «Колос». Получив господдержку по линии одной из губернаторских программ, компания Бенслера смогла инвестировать около 20 млн рублей в строительство нового животноводческого комплекса для крупного рогатого скота. Аналогичным образом ситуация выглядит и в других регионах.

С думой и заботой о селе

Из предвыборных деклараций депутатов уже уходящего созыва Государственной думы от партии «Единая Россия», которые сейчас входят в комитет по аграрной политике, следует, что акциями сельхозпредприятий владеют четверо: миллионер Айрат Хайруллин, а также Александр Богомаз, Светлана Максимова и Умахан Умаханов. В действительности депутатов-аграриев в Госдуме куда больше: до недавнего времени, до продажи большинства своих активов в сельскохозяйственной сфере, в этот клуб входил, например, челябинский госдеп Олег Колесников. Когда в 2014 году Кремль только вводил продовольственное эмбарго, Колесников всячески приветствовал этот шаг. Позже теперь уже бывшая его компания оказалась в числе получателей господдержки. 

Санкциям рад сенатор Сергей Лисовский, который, по крайней мере, формально вышел из всех проектов в агросфере, но продолжает активно заниматься регулированием условий работы отрасли. Некогда Лисовский в партнерстве с Вадимом Золотаревым создал холдинг «Моссельпром», которому было на руку то, что правительство год от года снижало квоты на поставки импортной птицы. В кризисные 2008-2009 годы Лисовский стал одним из авторов поправок в закон «О торговле», благодаря которым торговые сети прекратили злоупотреблять отсрочками платежей и в самый тяжелый для производителей (и для себя тоже) час вернули поставщикам многие гигантские суммы, выдернув их из оборотных денег. 

Курганский сенатор Сергей Лисовский вышел из проектов в АПК, однако считается одним из убежденных сторонников сохранения эмбарго в отношении продовольствия из ЕвропыКурганский сенатор Сергей Лисовский вышел из проектов в АПК, однако считается одним из убежденных сторонников сохранения эмбарго в отношении продовольствия из Европыzauralonline.ru

В итоге сразу несколько розничных сетей отказались покупать продукцию «Моссельпрома», а спустя некоторое время компания была приобретена группой «Черкизово». В 2012 году ЗАО «Моссельпром» отсудило у правительства Тульской области субсидию на производство птицы, оспорив в суде отказ в ее выдаче и взыскав в итоге с государства 42,8 млн рублей. Согласно открытым источникам, субсидии получают и другие крупные предприятия, входящие в холдинг «Черкизово»: например, ОАО «Курская птицефабрика».

За последние годы через российский парламент успешно был проведен целый ряд законопроектов, которые оказались выгодны крупным холдингам, в отличие от мелких фермерских хозяйств. К примеру, теперь забивать скот фермеру разрешают только на специализированной бойне, нагружая его дополнительными операционными расходами. При этом многие бойни либо вообще отказываются брать на убой скот у мелкого производителя, либо устанавливают разорительный ценовой диктат. Фермеры вынуждены соглашаться, потому иначе им трудно получить сертификат на свою продукцию. Еще один закон, который осложнил жизнь фермерам, – об ограничении срока эксплуатации транспортных средств до 15-25 лет.

Уникальная нерыночная ситуация 

Словом, официальная политика импортозамещения последних лет принесла крупным агрохолдингам миллиарды. Огромные финансовые потоки под лозунгами продовольственной безопасности и импортозамещения уходят из центра в регионы, где просто растворяются: никакой централизованной публичной отчетности по госсубсидиям нет. Агробизнесмены, основательно засевшие в аграрных комитетах под знаменами партии власти, сами себе распределяют бюджетные субсидии, а крупные федеральные агрохолдинги выводят прибыли в офшоры. Требуя при этом очередной порции государственной помощи на расширение своего бизнеса. Едва ли ситуация изменится в ближайшие годы: разве что однажды возникнет необходимость все-таки подсчитать реальную эффективность нынешних программ и кого-нибудь публично наказать.

Политолог Глеб Кузнецов отмечает, что агропромышленное лобби в России попало в уникальную нерыночную ситуацию: госрегулирование не дает возможности конкурировать с крупными холдингами мелкому производителю, так как для него введено огромное количество административных ограничений. При этом, с другой стороны, продуктовое эмбарго ликвидировало внешних конкурентов.

«Не знаю, какой еще бизнес в мире пользовался бы такой господдержкой и при этом был бы настолько изолирован от конкуренции. Но когда пробуешь начинать разговор об отчетности, агролоббисты сразу включают заезженную пластинку об особой, социальной роли села. Даже в ВПК нет сейчас настолько сильного и мощного лобби; господдержка и внешнеполитическая ситуация сделала аграриев сверхсильными игроками», – считает эксперт.

https://www.znak.com/2016-05-31/v_chih_interesah_rossiya_prodolzhaet_prodovolstvennuyu_voynu_s_zapadom

1 Июня 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов