«Произошедшее с нами – не дауншифтинг, а эволюция в неверном направлении»

Экономист Николай Кащеев — о стратегии выживания в кризисной России

Николай Кащеев - экономист, на протяжении четырех лет лучший аналитик по макроэкономике по версии Cbonds, работал в таких крупнейших кредитных организациях страны, как Сбербанк, ВТБ, МДМ, инвестиционный банк «Траст». Сегодня Кащеев возглавляет аналитическое управление Промсвязьбанка. Известен, в частности, тем, что в 2007 году предсказал глубину надвигающегося кризиса, в 2009 году – будущее устойчивое снижение цен на нефть, а в 2014 году – последующий кризис с резким взлетом курса евро и доллара. Нынешний глобальный прогноз Николая Кащеева – Россия «зависла» перед очередной точкой бифуркации, а на нефть надеяться больше не стоит.

— Не так давно Герман Греф, председатель правления Сбербанка, назвал Россию «страной-дауншифтером». Вы бы с ним согласились?

— Подобные оценки я слышал не только от Германа Оскаровича, но и от других людей, компетентных в экономике. Что могу сказать? Дауншифтер – это человек, который высоко взлетел на своем карьерном «аэроплане», а потом сознательно решил поменять карьеру на что-то более легкое, приятное, пусть и менее престижное, менее сопряженное с материальными благами. Возможно, устал. В этом смысле терминология немного неправильная. То, что, на мой взгляд, с нами произошло – не дауншифтинг. Не хочу произносить и слова «деградация». Наверное, это так: эволюция в неверном направлении. Процесс начался достаточно давно: где-то, видимо, была точка бифуркации, которую мы проскочили, попав на неправильную дорогу. В течение двадцатого века мы практически все время с точки зрения цивилизации двигались не туда, куда следовало бы, для того, чтобы сегодня быть в лидерах. В общем, дауншифтинг – это другое, а мы – заблудились, прошли свой поворот. Ну, случается…

«Большую часть своей истории Россия находится в перманентном «догоняющем» состоянии»«Большую часть своей истории Россия находится в перманентном «догоняющем» состоянии»

— А где надо было повернуть? Где были эти точки бифуркации?

— После революции 1917 года, так называемого «социалистического выбора», у нас был наиболее важный, стратегический поворот «не туда», а дальше мы проскакивали не столь принципиальные, хотя и важные, тактические повороты, которые, впрочем, уже сильно на ситуацию не влияли. Например, в области науки и технологий мы проспали «зеленую» революцию, компьютерную революцию, биотехнологическую и т.д. Таких технологических революций было пропущено существенное количество. 

Большую часть своей истории Россия находится в перманентном «догоняющем» состоянии. Недаром у нас в советское время даже газетные статьи (и названия станков) вдохновляли: «Догнать и перегнать!» Сейчас как будто бы тоже стоит такая задача, но, наверное, пора, наконец, подумать, отчего никакой внутренний мотор не толкает нас вперед, почему для модернизации нам каждый раз приходится дожидаться пресловутого грома, который грянет - и лишь тогда мужик перекрестился.

Собственно, и до 1917 года модернизации происходили по этому принципу, часто после крупных военных поражений или растущей внешней угрозы. В случае Петра Первого была налицо общая деградация армии на фоне шведской экспансии. Военные неудачи показали, что государство пришло к такой степени технологической и социальной отсталости, что Петр решился на мощные реформы. Без поражения в Крымской войне не последовали бы реформы Александра Второго. А в ситуациях, когда все более-менее мирно, мы успокаиваемся, наслаждаемся хоть и скудноватыми, но достающимися относительно легко плодами жизни, впадаем в архаическое, восточное, если угодно, состояние. В нем мы и пребывали до последнего времени – по случаю дорогой нефти, и вот, почти проспали очередной виток эволюции, прогресса. 

— А каким он будет, этот виток эволюции? Какие главные факторы будут влиять на мировую экономику в ближайшие годы?

— Это третья, она же четвертая (европейцы считают по-своему, американцы по-другому) индустриальная революция. Она включает в себя, в частности, альтернативную энергетику, распределенную экономику и развитие искусственного интеллекта, роботизацию. В мире финансов тоже ожидаются сдвиги. Важное направление в нем будет связано со стремлением уйти из-под жесткого контроля центральных банков, которые, в принципе, всем хороши, упорядочивают систему, но у них есть один серьезный недостаток – они эгоистично настроены. Несмотря на высочайшую глобализацию финансов, каждый ЦБ заботится лишь о своей собственной экономике. Кстати, появление криптовалют – это как раз такая попытка прорывной децентрализации и демократизации финансов «снизу».

На мой взгляд, символ следующего этапа и технологического, и социального развития – это крушение вертикальных структур и замена их горизонтальными, договорными. Но это – процесс надолго. Когда найдется баланс между децентрализацией и способностью общества к самоорганизации, вот тогда мы и получим устойчивые черты новой экономики.

— Будет ли влиять ислам на «черты новой экономики»?

— Не будет, это не их «территория». Впрочем, пример Объединенных Арабских Эмиратов показывает: чем менее вы догматичны, тем больший успех вам гарантирован. И то – это относительный успех, поскольку понятно, что сегодня исламский мир не претендует ни на идеологическое, ни на технологическое лидерство на планете, а его богатство основано в основном на природных ресурсах, конкретно – на нефти. Претензии Китая могли бы быть более серьезными, если бы они выдвигались, но КНР разумно избегает выходить за пределы экономической экспансии.

Зато мировоззрение конфуцианства – вполне перспективное с точки зрения эффективности экономики. Оно, кстати, во многом перекликается с протестантизмом, очень экономически успешным мировоззренческим течением. Китайцы сами по себе – очень рыночные люди. Идея, что «ты должен правильно себя вести, должен быть хорошим человеком, и тогда тебя ждет награда в этой жизни», помогает им быть такими рыночными. Это же абсолютно протестантские мысли. Они отличаются от религиозных течений, согласно которым «в этом мире» нет и не будет справедливости, все ждет нас только в ином измерении. 

Как народ это адаптирует для своего массового поведения? Трансформирует в пословицы вроде «От трудов праведных не наживешь палат каменных». С этой установкой гораздо труднее адаптироваться к рыночным условиям. У протестантов вопрос об «эзотерической справедливости» не стоит: там, чтобы получить расположение высших сил, надо правильно, хорошо жить, и есть четкие указания, на что ориентироваться. Примерно то же самое в конфуцианстве. У иудеев базовое мироощущение, пожалуй, еще больше способствует их «рыночности». Интересно, что в США в лидерах по благосостоянию именно протестанты и иудеи. Но надо сказать, что наши по крови граждане США – православные старообрядцы – буквально дышат им в затылок, а в чем-то и опережают, потому что тоже подготовлены к рынку, активной жизненной позиции своим мировоззрением.

«Даже неплохой аналитик Владимир Ульянов не мог предсказать октябрьский переворот»«Даже неплохой аналитик Владимир Ульянов не мог предсказать октябрьский переворот»

— Вернемся к России и нашей зависимости от нефти. Мы когда-нибудь от нее избавимся?

— Конечно. Когда нефть окончательно станет дешевым товаром. Вот что при этом с нами произойдет – другой вопрос.

— Варианты?

— Я бы не стал сегодня делать прогнозы, хотя разные сценарии, конечно, необходимо иметь в виду. Потому что мы опять находимся где-то в точке бифуркации. На каком перекрестке повернем – сейчас определить невозможно. Есть целая группа уважаемых товарищей, уверенных, что поворот к лучшему в принципе невозможен, а я считаю – почему бы и нет? Простой анализ, приводящий подчас к печальным выводам, не очень помогает, потому что мы плохо знаем самих себя. Например: Москва не знает провинцию. То, что нам преподносится под видом опросов общественного мнения, в значительной степени профанация. Мы не знаем, что думают наши люди на самом деле! Это незнание мешает нам сделать реальную оценку, поэтому реакции на какие-либо события могут быть неожиданными для нас. Взять хотя бы уже навязший в зубах пример с Лениным, который незадолго от октября 1917 года заявил, что уж точно при его жизни революции не будет. А через считанные недели случился октябрьский переворот. Слишком многофакторная модель даже для такого, вообще-то, неплохого аналитика, как Владимир Ульянов.

— В такой ситуации недостаточного знания какие, на ваш взгляд, есть стратегии выживания для россиян?

— Каждый для себя решает, как лучше действовать, но исходить надо из того, что человек приспосабливается к любой ситуации. Люди жили и в совсем плохие периоды истории – и во время гражданской войны, и во времена Гитлера в Германии. С другой стороны, люди прямо сейчас живут в таких благополучных странах, как сегодняшняя Германия, бывшая когда-то отсталой провинцией Финляндия; там и наших соотечественников достаточно. В глубине души я убежден, что катастрофические прогнозы чрезмерны, у нас не настолько плохая ситуация, хотя ее усугубляет глубокая пассивность, почти полная дезориентированность людей. 

В нынешней ситуации, мне кажется, надо не терять из виду будущее для своих детей. Образование необходимо, но надо тщательно, очень тщательно выбирать, куда идти, на кого учиться и где. Надо стараться, чтобы у детей была возможность поучиться за границей. Необязательно там оставаться, но искать возможности поучиться совершенно необходимо. Надо непременно изучать языки – как минимум язык межнационального общения – английский. Это будет совершенно необходимо уже завтра. Еще надо учить детей сызмальства проявлять инициативу, брать на себя ответственность. Важно обучать их устанавливать горизонтальные связи в социуме, договариваться, искать компромиссы, этим, к слову, занимаются во всех школах на Западе. Там в детей не вдалбливают прописи, а учат общаться между собой, учат навыкам самоорганизации – и это важнейшие вещи. Для того, чтобы формировалась здоровая рыночная среда, нужны люди, способные создавать различные самостоятельные структуры, а не управляемые командами из центра, сверху.

Что касается материальных благ, то приоритеты в каждый момент разные. Сказать «покупайте золото» или «покупайте доллары» было бы неправильно, потому что они, как и любой актив, колеблются в цене. Это ситуативные решения, которые могут быть верными на этой неделе и неверными – на следующей. 

«Надо стараться, чтобы у детей была возможность поучиться за границей»«Надо стараться, чтобы у детей была возможность поучиться за границей»www.ocastrointernationalschool.es

— У нас традиционно принято считать хорошей инвестицией недвижимость.

— В России очень много собственников недвижимости вследствие приватизации, объективно больше, чем, например, в Германии или США, и это накладывает отпечаток на экономическое поведение. Смотря что человек хочет от недвижимости. Если надо где-то жить – то окей, покупайте, взвесив ваши возможности, конечно. Но в любом случае, как при покупке недвижимости для проживания, так и при покупке в качестве инвестиций, надо учитывать, что содержание жилья в ближайшее время, скорее всего, подорожает, и существенно. Надо понимать, что даже если вы покупаете дешевые квадратные метры (для проживания), то можете в дальнейшем столкнуться с целым рядом неприятных моментов, которые нивелируют выгоду. Например, с нехваткой инфраструктуры, расходами на транспорт. Если вы будете тратить на дорогу четыре часа в день, то постепенно сделаетесь больным человеком, зачем вам это нужно? Плюс постоянное состояние неопределенности и тут тоже есть. Допустим, вы купили участок земли в надежде, что это будет хорошее, экологически безопасное место для постройки дома. Но не факт, что в будущем рядом не возведут многоэтажный комплекс или большой склад и стоимость вашего участка не упадет. Имейте в виду: недвижимость – это тоже риски. А дают ли люди себе отчет в этих рисках? Думаю, чаще всего, нет.

— Какой совет вы бы дали человеку, который хочет открыть свое дело? Какие отрасли сейчас наиболее перспективны, во что стоит вкладывать деньги и усилия? Сейчас много говорят об импортозамещении и его поддержке на уровне государства – выгодно ли им заниматься?

— Было бы правильно поддерживать не отдельные конкретные отрасли, выбирая их «вручную», а институт рынка как такового. Нужна поддержка любых инициатив, даже безумных на первый взгляд. Рынок сам выберет востребованные направления. И никакой условный Петр Петрович или Иван Иванович не смогут сказать потом: ой, извините, вы там зря потратили сто миллиардов рублей, а результата нет, наверное, потому что аналитик Смирнов дал нам неправильные цифры для анализа.

Мне не нравится термин «импортозамещение», мне понятнее слово «конкуренция». Как и всему миру. Все зависит от того, для чего существует экономика. Если мы зададим вопрос, для чего существует российская экономика, то нам, конечно, скажут – для полного и своевременного удовлетворения растущих потребностей человека. Так написано в учебниках. А если подумать? Каким образом сочетается, например, эмбарго на импорт продовольствия и его удорожание с этим «полным и своевременным…»? Тут, скорее всего, начнутся разговоры про высокую политику и «суверенитет». Вот и становится ясно, что экономика, оказывается, существует не для конечных потребителей, а для высокой политики и суверенитета. Хотя суверенитет может быть и такой: «назло бабушке отморожу пальчик». Если мы начнем по любимой российской привычке подчинять экономику политике, то быстро докатимся до того, что экономика перестанет существовать, как это было в СССР.

Если говорить об отраслях, в которые выгоднее всего идти, то главный критерий – это то, что ты умеешь. Надо находить нишу в той сфере, в которой что-то умеешь. Находить, как сейчас говорят, «фишку», которая даже на высококонкурентном рынке позволит существовать и заниматься бизнесом. Я в свое время недостаточно оценил, а сейчас понимаю одну вещь – важность так называемой относительной конкурентоспособности. Вот делают хорошее вино во Франции. Так почему его делают еще в Аргентине и Чили, в Германии и даже в Турции? Почему я приезжаю в маленький магазинчик на острове Корфу и узнаю, что местное вино покупают французы? Потому что у всех своя «фишка», делающая продукцию конкурентоспособной даже на очень плотном рынке. 

Полностью - https://www.znak.com/2016-03-24/ekonomist_nikolay_kacheev_o_strategii_vyzhivaniya_v_krizisnoy_rossii

24 Марта 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов