Турецкий гамбит. Как Турция ответит за смерть наших военных

Предыстория вопроса в двух словах. СУ24 отбомбили позиции террористов на сирийской территории, возвращались на базу по своему стандартному маршруту, когда два турецких истребителя атаковали их без предупреждения (турки утверждают, что предупреждение было, выживший штурман отрицает это). Закономерный итог атаки издалека и со спины, сбитый СУ24.

turkey

Командира расстреляли с земли во время приземления, что затем было показано. Равно как и на земле оказались подготовленные отряды для встречи поисково-спасательных групп, они сбили один из вертолетов и был убит морской пехотинец. Исходя из того, как «случайно» в нужных местах оказались боевые отряды, а также съемочные группы (есть несколько роликов, некоторые сделаны очень качественно), то не возникает ни тени сомнений, что вся ситуация была разыграна как по нотам.

 

Турецкая сторона утверждает, что самолеты нарушили границу Турции, если такое нарушение и имело место, то оно было формальным и не более 17 секунд, это максимальное пребывание, которое может быть на том участке границы и при том маршруте. Российское минобороны, также как и выживший летчик, утверждают ровно обратное, но их можно и нужно рассматривать как заинтересованную сторону. Однако даже в этом случае никаких причин стрелять по самолету не было, так как он не представлял никакой опасности для Турции и работал по целям, которые были согласованы с этой страной (частично согласованы).

Это уже общеизвестные факты, которые выплыли в процессе разбора нападения турецких ВВС на российский самолет, которое не было ничем спровоцировано. Еще несколько лет назад в Турции Эрдоган утверждал, что сбивать самолеты за краткосрочное нарушение воздушной границы нельзя, сегодня его позиция поменялась.

Надо осознавать, что то, что сделала Турция было сделано намеренно, расчетливо и вся операция была проведена осознанно, никаких случайностей тут нет. Конечно можно считать, что это эмоциональная месть за уничтоженные нефтевозы с персоналом, которые по большей части принадлежали Турции, а удар по объектам нефтяной инфраструктуры в Сирии привел к уничтожению дойной коровы для этой страны, когда деньги просто лились рекой в прямом и переносном смысле. Но считать это эмоциональным решением нельзя, недооценивать Эрдогана и его окружение не стоит, они не настолько глупы, чтобы не понимать, какие последствия это может иметь для страны и лично для них.

Я не сомневаюсь, что они заручились поддержкой тех или иных зарубежных партнеров, которые одобрили план их действий, чтобы усложнить России те задачи, которые она поставила сама себе в Сирии. И во много расчет был на эмоциональную реакцию, впрочем давайте посмотрим, что уже произошло и что может произойти дальше.

Эмоциональная реакция и отсутствие обратного удара

Люди спланировавшие удар по российским самолетам, не могли предполагать, какой будет реакция на это событие и как отреагирует Москва. Варианты развития событий могли быть очень различны:

  • ответное нападение на турецкую авиабазу или удар по территории Турции (маловероятный сценарий, который автоматически приводил бы к войне и прямой конфронтации);
  • дипломатические ноты, обсуждение ситуации и диалог, в рамках которого турецкая сторона могла бы принести извинения и протолкнуть свои идеи и пожелания о том, что происходит в Сирии, одновременно заверив о том, что подобное никогда больше не повторится. В отсутствие козырей для правительства Эрдогана это был единственный вариант вести диалог с позиции силы;
  • экономические санкции, закрытие для туристов Турции, отказ от совместных проектов, резкое ухудшение отношений;

Набор вариантов не так уж велик, они лежат на поверхности. Во многом турки и в том числе Эрдоган опираются в своих рассуждениях на несколько аксиом, которые являются аксиомами в их представлении:

  • НАТО не допустит военного конфликта;
  • Россия находится в изоляции и ей необходимы экономические отношения с Турцией;
  • Россия полностью зависит от «Южного потока» и Турция может в связи с этим выкручивать руки, а также вести себя как угодно по-хамски;

Но эти посылы не имеют под собой оснований, так как это заблуждения, как относительно России, так и того, что страна может сделать и противопоставить турецкому гамбиту. Руководство страны неоднократно заявило, что не видит военного решения этого конфликта, на мой взгляд, его не существует. Война с Турцией в любом из вариантов не будет слишком легкой, она не найдет одобрения внутри России, но даже завершившись победой, нанесет серьезный урон стране, что откинет нас на 5-10 лет назад. Это крайний сценарий, который к тому же станет подарком для ряда наших геополитических оппонентов. Не наш путь для решения этой ситуации. Поэтому даже при повторении этой истории, когда турки собьют еще один наш самолет над территорией Сирии, военного ответа скорее всего не будет. При возможности самолеты откроют ответный огонь, наземные силы ПВО также будут оказывать противодействие, это уже не будет легкая прогулка в тир. Поэтому вряд ли сами турки на это решатся, как бы их к этому не подталкивали.

Турецкий эстеблишмент сильно заблуждался, когда оценивал российских политиков исходя из представлений о том, как они бы повели себя в этой ситуации. Логика действий сильно отличается, турки при подобном раскладе, начали бы идти на диалог и выторговывать любые условия, которые бы считали выгодными. Ничего личного, только политика. Для России подобный подход не характерен, как мне кажется турки больше всего боялись эмоциональной реакции и атаки военными силами, поэтому очень громко и широко распространяли свои страхи как в НАТО, так и обратившись в ООН. Но пронесло. И значит, в их логике все пошло по сценарию, когда Россия должна будет договариваться. Но вместо этого, Путин отказывается разговаривать с Эрдоганом по телефону, МИД России фактически игнорирует все обращения и попытки начать диалог с тех позиций, которые себе нарисовали турки. И Эрдоган начинает нервничать, а в таких играх это всегда означает, что у человека не такая сильная позиция и те обязательства, что он взял на себя, ему сложно выполнить.

Эрдоган публично берет на себя обязательства, которые он не может выполнить. Например, он заявляет, что готов покинуть свой пост, если будет доказано, что в Турцию из Сирии поступала нефть, которая затем продавалась. Это риторика для массового пользователя, к реальности она имеет отдаленное отношение. Понятно, что Эрдоган не для того, репрессировал журналистов в Турции, ущемлял права оппозиционных лидеров, чтобы так легко расстаться со своим постом. Это жесткий политик, который готов идти по головам для достижения своей цели. Но какая у него может быть цель?

Он всеми правдами и неправдами пытается вызвать Путина на диалог и уже публично просит о встрече. Но при этом его риторика для внутреннего употребления и вовне, не меняется — мы были правы, мы ни в чем не виноваты, мы бы поступили еще раз так. В процессе осознания ситуации и серьезности последствий, в риторике появляются реверансы — мы не знали, что это российский самолет. В Москве камнями забрасывают посольство, в МИД Турции вызывают нашего посла, он приезжает только на второй день. Это также попытка начать хоть какой-то диалог, прощупать позицию российской стороны. Но демонстративное молчание и ряд акций, которые проводит Россия, показывают, что никто не собирается договариваться.

Ответный удар, первая и начальная фаза в игре против Турции

Территория, которая примыкает к Турции, контролируется так называемыми «туркменами», этнически они близки к населению Турции, по сути это те же самые люди. Но самое главное заключается в том, что именно здесь опорные базы турецких отрядов, которые вошли в Сирию в момент, когда страну начали рвать на части. С геополитической точки зрения Турция рассчитывала и продолжает рассчитывать на падении Сирии, как государства, для того, чтобы расширить собственную территорию. И уже создала укрепленный плацдарм на территории сопредельного государства. На это все закрывали глаза, так как Турция считается участником коалиции против ИГИЛ, а наличие своих баз она официально никак не комментировала и считалось, что это ее усилия в борьбе против террористов. Возможно, что так. Но также надо понимать, что это плацдарм, который позволяет данные территории оккупировать и потом расширить страну. Причем при негативном сценарии падения Сирии, никто и не будет против, так как Турция сделает это под эгидой защиты мирного населения и противостояния все тому же терроризму. Уверен, что Турции уже посулили такую возможность в прошлом, так как раздел Сирии был фактически решенным вопросом. Появление на поле боя России смещало эти карты и вызывало озлобленную реакцию турецких политиков, они уже записали на свой счет эту землю и в голове праздновали победу, но она ушла из под носа. И с каждым днем войны, сирийская армия проявляла себя все лучше. Надо отметить, что сирийская армия обескровлена, измотана этой войной, а ей противостоят хорошо экипированные, свежие части. Появление на фронте работающей авиации сильно изменило расклад сил. Есть еще один момент, который крайне важен и его никто не скрывал от союзников, каковыми считали и Турцию, хотя бы по формальным признакам. На последние числа ноября, начало декабря сирийская армия планировала масштабное наступление, которое автоматически приводило бы к изоляции турецкого плацдарма и как следствие просьбе вывести свои вооруженные формирования (формально это турецкие добровольцы, нерегулярная армия). Этот сценарий для Турции был неприемлем ни в каком виде. Возможно, что они надеялись сбив самолет договориться о чем-то. Не знаю. Но получили они ровно обратное.

Уже на следующий день было сказано, что никаких согласований целей с другими странами происходить не будет, в Сирии будут уничтожаться все цели, которые будут найдены. После спасения штурмана произошла зачистка территории, где были чужие поисковые отряды. На следующий день началось планомерное уничтожение турецкого плацдарма, который они с такой любовью строили несколько лет и снабжали его оружием и припасами. Нервозность Эрдогана объяснима с этой позиции, так как публично он может открещиваться от потерь, которые Турция несет на этом плацдарме, но другие политики и военные прекрасно осведомлены об этом. Равно как и уровень потерь при работе авиации становится неприемлемо высоким. В большинстве своем вооруженные отряды представлены не наемниками, хотя есть и они, а турецкой молодежью, которая имеет определенные политические взгляды. И эта молодежь воспитана на идеалах Ататюрка, они непримиримые враги курдов, что находит поддержку в турецком мироощущении.

Назвать удары по протурецким отрядам, базам снабжения и командным пунктам, серьезным ответом за сбитый самолет, нельзя. Это только первая реакция, которая к тому же является разминкой перед другими действиями. А их для Турции приготовлено много, начнем с очевидных.

Экономические санкции, запрет турецких товаров, усложнение бизнеса в России

Мне всегда было интересно, почему мои соотечественники не дружат с логикой. В мире тот кто покупает товары, всегда диктует условия, у него находятся деньги и именно покупатель определяет, что и за сколько он будет приобретать. Иногда из этого правила есть исключения, когда товар редкий, либо военного назначения, тогда и продавец может диктовать свои условия. Но для продуктов питания, массовых товаров легкой промышленности, нет никакой проблемы, одну страну с легкостью можно заменить на другую. Покупатель диктует условия, а в роли покупателя тут выступает Россия. Не буду останавливаться на вопросе того, что мне решительно непонятно, как огромная страна могла все эти годы опираться на небольшие страны в поставках продовольствия и забросить свое хозяйство. В данный момент ситуация кардинально изменилась, другое дело, что как всегда нам нужно время, чтобы восстановить все, что мы так бездумно просрали. Но процесс идет и это неплохо, впрочем это тема для другого разговора.

Теперь давайте посмотрим на то, что происходит с Турцией и Россией с точки зрения экономических отношений. Первый и самый серьезный запрет, который появился, на продажу путевок в Турцию. Можно считать это экономическим рычагом, но тут не только это, дальнейшая эскалация ситуации приведет к тому, что россияне станут выгодной, разменной монетой в игре Турции, поэтому Россия постарается ограничить их количество на этой территории. И это правильный подход. Нельзя самостоятельно отправлять заложников во враждебную страну.

То, что «Южный поток» не состоится я считал с первых дней объявления проекта. Но не думал, что выход из проекта будет продиктован такой ситуацией. Для Турции это не так уж болезненно, как впрочем и для России (прежде, чем рассуждать о том, как все пропало, рекомендую почитать отчетность Роснефти за третий квартал, а заодно сравнить ее с мировыми компаниями ее профиля, найдете много удивительного).

Атомную станцию, первую в Турции мы строить не будем, свернем другие инфраструктурные проекты. От этого обе стороны ничего не получат, но турецкие политики отчего-то считали, что для России эти проекты вопрос жизни и смерти, это было их серьезной ошибкой.

Давление на турецкий туристический бизнес, сельскую и легкую промышленность будет возрастать и постепенно они потеряют российский рынок. Никакой замены для российского рынка у Турции нет, равно как и замены потоку российских туристов. В долгосрочной перспективе это вызовет нешуточные волнения внутри Турции. Но это только очевидные и не слишком болезненные шаги, которые не приведут к падению Эрдогана или Турции как страны. А вот дальше начинается самое интересное.

Не нужен нам Кипр турецкий, и курдов земля не нужна

Турция имеет внутренние конфликты, которые нельзя считать урегулированными. Точкой напряжения остается взаимоотношение с курдами, которые представляют реальную силу в своем регионе, но ожидать, что даже при поддержке они смогут стать серьезной угрозой для турецкой государственности, невозможно. Тут патовая ситуация, Турция не может уничтожить или изгнать курдов, а они не могут добиться смены строя, чтобы укрепить свои права. Этот статус-кво может сохраняться долгие годы, ситуация ни к чему не приведет, даже если поддерживать курдов напрямую. Несмотря на то, что их численность около 16-20 миллионов человек, то есть до одной пятой населения Турции.

Но ситуация может заиграть совсем другими красками, если представить, что курды захотят наплевать на свои противоречия и объединятся на территории Ирака, Ирана и Сирии, а также Турции. Учитывая слабость всех государств, кроме Ирана, это вовсе не такая невозможная ситуация, как кажется сейчас. Для курдов необходима цементирующая идея, которая уже есть, а притеснения в каждой из стран, настолько стали частью их жизни, что уже создали протоматериал для дальнейших изменений. Если найдется внешняя сила, которая подтолкнет их к формированию государственности, то в ближайшие 10-20 лет, Турция получит не просто проблему курдского населения, она получит нарушенную целостность территории. Что впрочем уже происходит, но не так быстро и активно.

Кипр который выступает за обсуждение идеи размещения российской базы, делает это не просто так, они считают что с помощью России смогут забрать обратно свои территории. Не думаю, что Россия на это пойдет, но это хороший козырь в большой игре, мы можем сделать вид, что готовы на такой шаг.

Но все это не так важно, так как внутренние противоречия в Турции, наличие скрытой оппозиции, включая армейских генералов, делает ситуацию неоднозначной. Для тех, кто не помнит и не знает историю, я советую освежить события 70-х, которые привели к госперевороту и массовым убийствам. Но тот переворот толкнул экономику вперед и до сегодняшнего дня Турция активно развивалась, в последние годы наметился перегрев экономики, который отрицается на уровне как ведущих экономистов, так и правительства. Ряд признаков указывают на то, что в 2016-2017 годах может наступить стагнация, действия России выступят катализатором для негативных процессов.

И тут надо отметить одну особенность. Военные в Турции имеют совсем иную идеологию, чем в других странах, они считают своим священным правом защищать государство, в том числе вмешиваясь во внутреннюю политику. И рецепт, причем успешный рецепт такого решения уже есть, это переворот. При наступлении периода неопределенности именно армия станет катализатором волнений. В данный момент армия заняла сдержанную позицию, но ее уже толкают в другую сторону, так как в Сирии гибнут турки, которые создавали плацдарм и работали на государство. В армии они воспринимаются не просто как «свои», они таковыми и являются. И вся риторика направленная вовне со стороны политиков не будет играть никакой роли, если армия решит, что страна находится в кризисе и устроит очередной кровавый переворот. Это может произойти в перспективе 2-5 лет, все зависит от внешних факторов и ситуации в сопредельных государствах.

Чтобы толкнуть армию на эти действия извне, необходимо только создать иллюзию, что Турции грозит распад и развал. Реальные, полномасштабные действия не нужны, достаточно малыми силами воздействовать на Турцию, качнуть ситуацию. И тогда Турция с помощью своих же военных надолго выведет себя из большой игры. Причина? У них будет много внутренних проблем. В данный момент будущее Турции решается не в ней, а в России. Если будет принято решение усилить работу в этом направлении, то небольшие и четко направленные усилия приведут к описанному выше сценарию. В Турции есть люди, что понимают эту возможность. Но также есть ощущение, что они слишком уповают на помощь и поддержку со стороны своих союзников. А они не придут на помощь для борьбы внутри Турции с турецкой же армией.

Не так уж важно, что будет делать Турция дальше. Но в данный момент она уже проиграла эту войну. Вопрос заключается только в том, как много Турция потеряет и как быстро это произойдет. Господин же Эрдоган видимо только начал осознавать, что с ним происходит и поэтому нервничает все больше и больше.

P.S. Месть это холодное блюдо и пример наказания должен быть показательным, что и произойдет в данном случае.

Оригинал

http://echo.msk.ru/blog/murtazin/1666460-echo/

27 Ноября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов