Умом Россию не понять

Екатерина Винокурова весь отпуск читала российские СМИ и не знала, как объяснить их содержание французским знакомым

Иногда для того, чтобы понять, что на самом деле происходит в России и в каком состоянии находится российское общество, надо из России ненадолго уехать. Ну и вообще, даже находясь в отпуске, мне трудно удержаться от ежедневного чтения лент новостей и соцсетей — как, наверное, и всем людям моей профессии.

В декабре 2011 года новости читались с большим сожалением: вот там еще будет митинг, вот параллельно назначаются всякие председатели думских комитетов, вот еще масса всего происходит, а ты выключена из процесса, и хочется как можно скорее назад. В 2012 году как минимум раз в день при чтении новостей хотелось воскликнуть «Да что же такое они творят?» — уже принимались законы об иностранных агентах, депутат Евгений Федоров уже начал терять чувство реальности и требовал повесить на СМИ, имеющие заграничных инвесторов, какие-нибудь ярлыки поярче, не за горами было принятие закона о запрете иностранного усыновления. В 2013 году эта тенденция просто продолжилась, но кричать «Вы обалдели» хотелось уже гораздо чаще, чем раз на дню.

В 2014 и 2015 году чтение новостей с Родины, а также русскоязычного сегмента соцсетей и вовсе превратилось в форму мазохизма, потому что никакой другой реакции, кроме кромешного ужаса, они не вызывают, а читать все равно надо: вдруг мы еще кому войну объявили.

Более того, исчезло понимание, новости какой страны я читаю.

Пока я была в отпуске, случилась страшная трагедия, крупнейшая в истории российской авиации: разбился самолет, погибли сотни людей, в том числе маленькие дети. Я хочу читать о расследовании катастрофы, о ее причинах, о том, как государство поможет пострадавшим, о дополнительных мерах безопасности и об усилении борьбы с террором. Разумеется, обеспечении безопасности россиян и усилении борьбы с террором в России. Вместо этого в прокремлевских СМИ зачем-то идет обсуждение реакции украинских политиков и французских карикатуристов, а мою почту заваливают пресс-релизами, осуждающими эту реакцию. Реакция россиян и судьбы россиян просто выпадают из кремлевской повестки, общество радостно глотает эту наживку и сходится на виртуальных полях бессмысленных диванных битв. И только некоторые СМИ пытаются донести кошмарные, но настоящие новости про вероятность теракта или про то, что компенсации родственникам погибших будут выдавать через суд.

В какой-то параллельной с этим реальности 4 ноября движение НОД того самого депутата Федорова устраивает митинг против падения уровня жизни россиян, обвиняя в этом почему-то «пятую колонну» — то есть несистемную оппозицию, которая никакого отношения к этому не имеет. При этом НОД заявляет о горячей поддержке власти, которая как раз и несет прямую ответственность за пресловутое падение уровня жизни.

Граждане, впрочем, ведут себя под стать новостям.

В своем Facebook я рассказала любопытную историю, свидетелем которой стала во французской электричке. В нашем купе сидели я и несколько французов разного возраста и достатка, а на одной из станций туда подсел неопрятного вида господин, развалившийся на сиденье и начавший постоянно и громко кому-то звонить, ругаться, в том числе нецензурно, и всячески мешать нам всем далее совершать спокойное путешествие. Французы отреагировали интересно: на их лицах появились абсолютно одинаковые улыбки, а потом самая пожилая женщина ехидно обратилась к раздражающему попутчику с фразой «От стресса отлично помогает массаж». Мужчина осознал, что стал мишенью общих насмешек, и умолк. В течение следующих часов я получила несколько десятков комментариев на тему того, что хаму надо было просто врезать по лицу, выкинуть из вагона силой и что французский метод решения конфликтов — это от слабости. В общем и целом, почти любого из моих комментаторов можно смело хоть завтра сажать на место среднестатистического депутата Госдумы, и разницы никто не заметит.

А вот разбился самолет, и часть пользователей соцсетей начинает публиковать сообщения о том, что публичное выражение соболезнований незнакомым людям — неуместное лицемерие. Ты еще не веришь своим глазам, но уже читаешь о том, что Патриарх Кирилл отслужил траурную службу, но особо, мол, молился за тех, кто позволил себе в день национального траура праздновать Хэллоуин. После чего СМИ и блогеры в первые же часы после катастрофы легко переключаются на обсуждение «бесовского» праздника.

И когда моя французская подруга недоуменно спрашивает меня: «У вас действительно упала за год покупательская способность в полтора раза? И население молчит? Как так?» — у меня, в общем и целом, нет логичного объяснения.

Россияне не молчат, они обсуждают в соцсетях украинцев и Хэллоуин.

Политические партии тоже не молчат, они обсуждают и осуждают французских карикатуристов, а МИД не дает объяснений, когда и как возобновится авиасообщение с Египтом, зато всерьез рассуждает о том, чтобы запретить этим самым карикатуристам въезд в страну. Да и спецслужбы вместо того, чтобы ответить на ключевые вопросы «Теракт или нет?» и «Что нам делать с опасными религиозными экстремистами?», судя по всему, больше всего заняты поиском блогеров, оскорбляющих чувства верующих.

Эта же подруга задала еще один резонный вопрос — почему наше законодательство допускает публикацию фото погибших детей, зачем журналисты буквально насилуют родственников умерших ради получения эксклюзива, который даст лишний трафик, и зачем превращать огромную трагедию в онлайн-триллер — ведь кому-то из читателей и зрителей может просто стать плохо, а кто-то из родственников пострадавших мог не хотеть, чтобы фотографии погибших маленьких членов семьи демонстрировались на всю страну. Тем более что такие материалы не работают на воспитание в обществе эмпатии и солидарности, а просто усиливают стресс у и без того напуганного и невротизированного зрителя.

И уходит на второй план страшная история о том, как родители в одной из московских школ попросили вырезать из школьного альбома фото девочки с синдромом Дауна — дочери классной руководительницы. В итоге на историю обратили внимание, уполномоченный по правам человека Павел Астахов предложил учительнице место работы в своем аппарате. Но учительница на нервной почве заболела, и не нашлось во всей России ни одного живого человека, который помог бы ей просто попасть на обследование в районную поликлинику - там она сидела целый день, и ее не приняли. Из школы учительницу с «неправильной» дочерью в итоге уволили.

Депутатов Госдумы, сенаторов, весь огромный государственный аппарат, прокремлевские СМИ и дорогих и прекрасных русскоязычных блогеров это не волнует. Потому что важнее лишний раз обсудить, что обидчику надо жестко давать сдачи, осудить французских карикатуристов, не забывая пожелать, чтобы их расстреляли, ну и выступить с трибуны Госдумы с очередным геополитическим бредом про «пятую колонну» и заговор мировой закулисы.

Иногда, оглядывая картину с Родины в целом и на расстоянии, перестаешь верить, что у нашего общества есть хоть какой-то шанс.

Авторские колонки на Znak.com выражают личное мнение их авторов. Оно может не совпадать с мнением редакции.


Екатерина Винокурова  

 

http://znak.com/print.php?article_id=104686

10 Ноября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов