"Нафталинная философия" пионерии

Педагог Сергей Казарновский: «Это не очень вяжется с индивидуальным подходом к воспитанию личности?»

Свершилось: 29 октября был обнародован Указ за подписью Владимира Путина«О создании Общероссийской общественно-государственной детско-юношеской организации «Российское движение школьников»». Напомним, что в начале 90-х ленинской Пионерской организации де-факто не стало, была выдержана небольшая пауза на «поиск иных приоритетов для детей и молодежи», приоритеты найдены не были, и уже спустя краткое время чиновники разного ранга нет-нет да и заговорили о реинкарнации Пионерии в том или ином виде. Школьникам, мол, нужно нечто объединяющее и целеуказующее. И все это бла-бла-бла, но когда патриотизм снова вошел в моду, возрождение организации (пусть и под другими названиями) получило еще один, теперь идеологический, аргумент.

 

фото: Геннадий Черкасов
 

Понятно, что Указ по своей жанровой краткости не раскрывает всех сторон данного предприятия. Например, символики. Можно лишь догадываться, что теперь Минобраз будет спускать по школам и сколь это «спускаемое» будет обязательно к исполнению. В Указе, среди прочего, сказано: «В целях совершенствования государственной политики в области воспитания подрастающего поколения, содействия формированию личности на основе присущей российскому обществу системы ценностей постановляю: считать целесообразным...» ну и так далее.

Федеральное агентство по делам молодежи становится учредителем новой структуры. «Высшим органом управления является съезд, который созывается по решению координационного совета...». И вот живописно представляешь прелюбопытнейшее действо, как координационный совет созывает съезд, а съезд организует рабочие подгруппы... Впрочем, есть мнение, что всё это счастье до конкретных детей не дойдет, оставшись лишь сугубо идеологической надстройкой «на всякий случай».

Но мы не могли не спросить ведущих педагогов — сколь необходима детям некая общая организация? Обращаемся к известному педагогу Сергею Казарновскому.

— Нет, серьезно, детям нужен некий общий мотиватор?

— Одну вещь сейчас скажу, — говорит Сергей Зиновьевич, — когда у собаки хорошее настроение, она крутит хвостом. Но это не значит, что если покрутить за хвост, у нее появится хорошее настроение. Вот все эти попытки ко всему всеобщему — радости, объединению — они приведут к очень многим формальным вещам. Нет, все эти организации — скауты, «Артек» и прочее — они могут быть. Но я не понимаю, какая тут ставится задача. Лично мне кажется, что под знаменами «всеобщего» опять выстроится непонятная вертикаль — пойдут слёты всеобщие и так далее. Я помню хорошо те времена, когда с высоких трибун, с Мавзолея наблюдали, как текут массы людей. По-моему, сейчас настало время, когда надо видеть каждого человека — дети очень разными все стали. Их бы не плохо б увидеть.

— А получается, опять всех сбивают в массы...

— Мы так долго с этим жили, долго это проходили, что не хочется к этому возвращаться. Это не очень вяжется с индивидуальной траекторией образования, с индивидуальным подходом к воспитанию личности, — то, о чем сегодня все говорят. Ну что это за нафталинная философия — доставать эти вещи из сундуков?

— Да, но ведь говорят о воспитании патриотизма...

— Что ж, я много лет говорю о патриотическом воспитании в России, с тех пор еще, когда Ролан Быков пригласил меня работать в комиссии по культуре и детству при Ельцине. Быков сказал: «Сереж, давай придумаем такую вещь, которая была бы очень полезна для детишек». И я придумал так называемую «пятую четверть»: в дневнике каждого школьника должна была появиться такая графа (наряду с поведением, математикой, физкультурой), и точечно, за все 11 лет учебы школьник должен увидеть какую-то часть своей страны и сделать по ней проект — это может быть эссе литературное или собранные минералы. И вот тогда появляется совершенно иное представление о своей стране. И я это говорю не как любитель, но как практик, провезший детей своих по всей России. Только когда ребятам рассказывают то там, то здесь какие-то фантастические вещи, и он реально при этом присутствует, — только из этого родится ощущение своей родины, возникает гордость, патриотизм.

— Тем более, что это полезно и в практическом смысле...

— Конечно, мы будем все время перемещаться по России, мигрировать, работать то там, то здесь. Но очень крепко в людях сидит страх к перемене места. Ко мне из Волгограда приезжают люди, и они в ужасе выходят из метро на улицу, говоря, что мы живем вообще в каком-то ином мире. И сейчас на базе Общественной палаты, на базе Совета при Минкульте мы говорим о разработке специальных детских маршрутов, чтобы новые граждане познавали Россию воочию.

— То есть вы предлагаете реальную программу, а что такое «Российское движение школьников» не очень ясно...

— Боюсь, когда бы это не оказалось опять масс-медийной историей, когда мы будет снова крутить хвост собаке. Технология должна быть другая! Ну что это — повязать всем галстуки и гордится этим единением. Реальное дело должно быть какое-то. А организации... у нас, вон, тоже есть при школе — «Броуновское движение» называется. У нас есть общее дело — сейчас с 10-м классом заканчиваем новый спектакль. С ним мы поедем через несколько дней в Воронеж на большой фестиваль. Вот — дело. А не принадлежность к какой-то организации, с ее градациями...

— «Съезд, координационный совет»...

— Это опять калька со старых игр. Мне не кажется все это эффективным, я всю жизнь свою работаю в школе, каждый день сюда прихожу, стараюсь, чтоб было хорошо, пытаюсь что-то делать для детей. И у детей сейчас новые игры. Повторяю, программа льготных поездок по стране, обмен между школами в разных регионах, были бы очень действенными и нужными. Я в прошлом году был в Хакасии, выступал там на каком-то культурологическом форуме, люди говорят: «Да вы что, здесь половина вообще за Уралом (в смысле — к России) никогда не была!». Никто реально не знает страны!

— Кстати, когда организовывалась Пионерия, это тоже, в принципе, было оправдано какими-то практическими действиями — помощи людям, искоренению безграмотности и так далее.

— Конечно, но сейчас это только приумножит количество функционеров. Это все уже было. И ни к чему не привело. А сейчас другие тренды. Но когда я своих детей, после Соединенных Штатов решил свозить в Магадан, — стали считать деньги: оказалось, что в Америку слетать дешевле. А второй вопрос, который нам задали родители: а кто обеспечит нам безопасность? В родной стране? В Америке-то очень четко все было отлажено. А у нас по глубинке дети не ездят. А только это, повторяю, привьет сегодня любовь к родине.

30 Октября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов