ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ МЕСТО ДЛЯ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА?

ОПРОС НЕДЕЛИ: ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ МЕСТО ДЛЯ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА?

Глава ВТБ Андрей Костин на форуме «Россия зовет!» на этой неделе сделал резонансное заявление: «Если сегодня малый и средний бизнес не востребован в стране, нет поля деятельности для них, то какой смысл их кредитовать? Будут невозвратные долги». Согласны ли вы с такой позицией? Отражает ли она реальное отношение власти и банкиров к предпринимательству? Какую роль МСБ должен играть в России? На вопросы «БИЗНЕС Online» отвечают Степан Демура, Марат Галеев, Михаил Делягин, Шамиль Агеев и другие.

Глава ВТБ Андрей Костин на форуме «Россия зовет!» сделал резонансное заявление: «Если сегодня малый и средний бизнес не востребован в стране, нет поля деятельности для них, то какой смысл их кредитовать?»
Глава ВТБ Андрей Костин на форуме «Россия зовет!» сделал резонансное заявление: «Если сегодня малый и средний бизнес не востребован в стране, нет поля деятельности для них, то какой смысл их кредитовать?»

«КОСТИН — ПРОСТО СУМАСШЕДШИЙ МОЛОДЕЦ»

Степан Демура — независимый аналитик:

— МСБ ничего не значит. Абсолютно. Делают все, чтобы его не стало. Он никому не нужен в данной политической ситуации. Сейчас ведь появились стоп-листы не только в госкомпаниях, но и в частных. Инакомыслящих людей или тех, кто заподозрен в инакомыслии, увольняют с работы или не принимают на работу. А что такое МСБ? Это такая прослойка людей, которые самодостаточные, опираются только на свои силы, у них и мировоззрение несколько иное, не рабское мировоззрение. А в данной ситуации стране это не нужно абсолютно, поэтому МСБ представляет доильную корову для бюджета либо просто нежелательный элемент.

Что поддерживать, если он не может выжить? Будете его поддерживать. А дальше что? Он не нужен никому. Вот как все устроено в цивилизованной экономике: есть несколько огромных мощных транснациональных компаний, которые опираются на субподрядчиков, те, в свою очередь, тоже опираются на субподрядчиков... Вот такая пирамида. Субподрядчики — это как раз и есть МСБ. Когда у нас кризис, часть из них банкротится, а когда ситуация начинает выправляться, то их место быстро занимают другие транснациональные компании. А у нас-то таких компаний нет. У нас все государственные компании. Поэтому где у нас место для МСБ? Нет его. Даже если вы дадите дешевые кредиты, но у нас происходит обнищание населения, потребительский спрос снижается, причем очень сильно. Поэтому, увы, места для МСБ у нас в экономике нет.

Никита Кричевский — профессор Института экономики РАН:

— Костин — просто сумасшедший молодец. Сейчас я вам объясню. Начну издалека. В 80-х годах во время телемоста СССР — США советская женщина сказала, что в СССР секса нет, а с нашей стороны модератором был некто Познер. Так вот та фраза была такова: «В СССР секса нет, а есть любовь». А Познер ее укоротил до первой части, вторую заиграли. После этого пошел мем «в СССР секса нет», хотя фраза звучала по-другому и имела другой смысл. Понимаете? Он это сделал специально, чтобы обгадить страну. То же самое сделали «либеральствующие» СМИ с высказыванием Костина, потому что после того, как он сказал, что нет смысла кредитовать МСБ и будут невозвратные долги, он продолжил: «Надо идти от спроса. Если на какие-то услуги МСБ спрос есть, то эту отрасль и надо кредитовать». А это не прозвучало. Точнее, это заиграли. Я-то слышал собственными ушами.

По 2014 году (я специально посмотрел статистику) у нас торговых малых предприятий было 32 процента, а малых предприятий, связанных с недвижимостью, — 20 процентов, то есть более половины всего малого предпринимательства — это торговля и спекуляция недвижимостью. Обрабатывающее производство — 14 процентов, а сельское хозяйство — 4 процента. Вот кого кредитовать? Спекулянтов? Тех, кто барыжничает с квартирами? Или кредитовать обрабатывающее производство и сельское хозяйство? Все дело в том, что в торговле и недвижимости затоваривание. Какой спрос на услуги торговли, когда и так все там хорошо? Какой смысл их кредитовать? А кредитовать обрабатывающее и сельское хозяйство — это совсем другое дело, потому что на их услуги спрос есть, но их мало. Так кого кредитовать? Это вопрос риторический.

«Даже если вы дадите дешевые кредиты, но у нас происходит обнищание населения, потребительский спрос снижается, причем очень сильно. Поэтому, увы, места для МСБ у нас в экономике нет» 

Вячеслав Долгополов — генеральный директор ООО «Информационные системы» («БИМ-радио»):

— Теория невостребованности МСБ очень гармонично пересекается с теорией 90-х годов, когда некие аналитики говорили, что в нашей стране невыгодно товарное производство. Дескать, издержки логистики высоки — держава континентальная, а еще климат плохой, непригодный для сельского хозяйства (при том что Россия была и есть в числе лидеров по производству пшеницы), слишком холодный для возведения заводов, фабрик, жилых домов. Себестоимость строительства высокая, зарплаты высокие, людям нужно иметь три комплекта одежды, в том числе дорогие комплекты зимней и демисезонной одежды, питается северный житель калорийнее и т. д. Вывод был такой — оставить 30 миллионов на «трубе», остальных переселить куда-нибудь: на небо или в теплые страны — по возможностям... За средний бизнес говорить не буду, про малый скажу, что его кредитовать не надо, его просто не надо выживать, выдавливать, душить, и он сам по себе будет развиваться, как трава.

Гарегин Тосунян — президент ассоциации российских банков:

— Малый и средний бизнес имеет очень большое значение не только в России, но и в любой стране, потому что на этом строится нормальная рыночная диверсифицированная, устойчивая, стабильная, развивающаяся экономика. Андрея Костина надо понимать следующим образом: сегодня малому и среднему бизнесу сложно из-за неподъемных ставок и большой просрочки. Поэтому не надо понимать так, будто МСБ вообще не надо кредитовать. Надо его слова воспринимать как то, что обостряет ситуацию, для того чтобы обратили внимание на условия, в которых вообще наш бизнес развивается. Нет соответствующего бизнес-климата, нужно что-то изменить, чтобы МСБ мог по доступным ставкам кредитоваться, мог бы развиваться. Тогда бы банки не брали на себя те огромные риски, которые сегодня в себе несет МСБ.

Поэтому Костина превратно понимать не надо, это образное выражение. «Какой смысл кредитовать» — имеется в виду обратить внимание на то, что сегодня фактически нерентабельно, невыгодно и очень опасно кредитовать бизнес, который сам в невыгодных условиях. Я так его понимаю. Я знаю Андрея Костина как весьма рыночно мыслящего и весьма лояльного ко всем участникам рынка человека, отнюдь не страдающего ни манией величия, ни отторжением кого-то из участников меньшего масштаба.

«Малый и средний бизнес имеет очень большое значение, потому что на этом строится нормальная рыночная диверсифицированная, устойчивая, стабильная, развивающаяся экономика» 

Оксана Дмитриева — член комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам:

— А кого Костин собирается кредитовать? Наша банковская система вообще работать не привыкла. Малый бизнес не может получить доступ к подъемным кредитам, ставки неподъемные, отсюда отсутствие кредитного ресурса. Малый бизнес не может развиваться. А вся функция нашей банковской системы состоит в искусственном пропускании через себя денег бюджета или кредитного ресурса ЦБ. Если они несут какие-либо убытки от такой деятельности, то государство их покрывает. В данной ситуации заявление Костина — это явка с повинной о том, что мы не хотим кредитовать и не будем.

«НАС ТАК ВЫСАСЫВАЮТ, ТАК КАКОЙ ТУТ МОЖЕТ БЫТЬ МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС?»

Шамиль Агеев — председатель правления Торгово-промышленной палаты РТ:

— Это высказывание Костина мне говорит о том, что он оторван от реальной жизни. Большие деньги любят большие деньги и не думают о занятости населения, не думают о развитии своей страны. Поэтому его высказывание не имеет никакого значения. Кроме того, я думаю, Костину надо быть аккуратнее в выражениях, он рядом с Путиным, и его заносит, как Якунина, например... В любом случае МСБ, особенно в сфере обслуживания, в сфере оказания услуг, а сейчас и в IT-технологиях, играет большую роль. При всех сложных для его продвижения в России условиях он даже в развитии инноваций играет значимую роль. С точки зрения занятости только в Татарстане в нем задействованы почти полмиллиона человек. Фермеры — это тоже малый и средний бизнес, который дает очень большой выход продукции. Другое дело, что во многих случаях он существует вопреки давящему на него прессу, который еще и увеличился в последние годы. Но я думаю, что жизнь (а особенно кризисные явления) заставит более внимательно относиться к малому бизнесу. Я в этом просто уверен.

У нас в республике малый бизнес находится в очень странном положении. Он не развивается и не сворачивается. Несмотря на все усилия, всплеска его развития нет. Мы проанализировали его развитие с 2010 по 2015 год и видим, что топчемся на месте. Среди торговли даже идет сокращение. К сожалению, поддержка крупных торговых сетей ведет к тому, что малый бизнес не развивается. С другой стороны, это можно расценить как то, что его структуры приспосабливаются к реальным запросам времени.

 «Малый и средний бизнес — это возможность самозанятости миллионов и даже десятков миллионов людей и очень большая часть национальной экономики»

Михаил Делягин — директор Института проблем глобализации:

— Малый и средний бизнес — это возможность самозанятости миллионов и даже десятков миллионов людей и очень большая часть национальной экономики. Для банковских гигантов, таких как ВТБ, которым командует Костин, действительно заниматься малым бизнесом несоразмерно величине. Кроме того, государственная политика объективно направлена на подавление МСБ, потому что в условиях кризиса крупные структуры, сталкиваясь с нехваткой спроса, вытесняют малых и средних предпринимателей. Другое дело, что такая политика гибельна для страны, а одна из неотъемлемых функций государства, о которой забыли напрочь, заключается в создании требуемой конъюнктуры. Государство имеет возможности создавать конъюнктуру, в которой хватит места и господину Костину, и малому и среднему бизнесу. К сожалению, государство от этой своей функции принципиально отказывается, предпочитает быть заложником внешней конъюнктуры, а не создавать собственную внутри страны. Это очень прискорбно, но это не вопрос господину Костину.

Валентин Катасонов — председатель русского экономического общества им. Шарапова:

— На форуме «Россия зовет!» было сделано много странных заявлений, которые заставляют нас думать, что мы идем куда-то не в том направлении. Дело в том, что и президент сказал, что нам нужны иностранные инвестиции, что мы не будем ни в коем случае вводить ограничения на движение капитала. Меня это сильно напрягло. Это же будет повторение сценария 2014 года, который привел к трагическому обвалу рубля. Фактически дана команда финансовым спекулянтам, что вы, ребята, не волнуйтесь, что вы стопроцентно сумеете зайти в Россию, обвалить рубль и затем уйти, никто вас не задержит. Россия превратилась в место, где действуют финансовые спекулянты в интересах транснационального капитала, бизнеса. Это мародеры, которые истощают российскую экономику. Достаточно посмотреть платежный баланс РФ.

Что означает свободное движение капитала? Это означает, что у нас в среднем за последние 10 лет из страны уходило 100 миллиардов. Я посчитал. То есть за последние 10 лет у меня получилась сумма чистого оттока капитала вместе с процентами и дивидендами — 1 триллион. О чем разговор? Нас так высасывают, что какой тут может быть малый и средний бизнес? Тут вообще будет пустыня. Костин просто констатирует медицинский факт, что МСБ у нас исчезает. А он не может не исчезать, потому что он неконкурентоспособен. А это потому, что сюда приходят спекулянты, инвесторы, накачивая дешевыми или бесплатными деньгами. Поэтому, конечно, не в состоянии противостоять этому натиску никакой самый эффективный российский бизнес. Костин просто констатировал этот факт. Спрашивается: а для чего нам нужен ВТБ? Для того чтобы кредитовать каких-то спекулянтов? Между нами говоря, ВТБ, не знаю, конечно, как сейчас, а раньше выступал финансовым посредником: получал деньги на мировом финансовом рынке от транснациональных банков и загонял их в Россию.

 «Костин просто констатирует медицинский факт, что МСБ у нас исчезает. А он не может не исчезать, потому что он неконкурентоспособен»

Марат Галеев — заместитель председателя комитета по экономике, инвестициям и предпринимательству Госсовета РТ:

— Конечно, я не согласен с такой позицией Андрея Костина. Мне об этом и говорить-то неудобно, ведь в данном случае мы имеем высказывание человека, который на практике с этими проблемами вообще не сталкивается, а связан с крупным бизнесом, с крупными инвестиционными проектами. Человек далек от МСБ. А поскольку ВТБ представляет собой мощный экономический институт, то его комментарий попадает в прессу. И он там участник дискуссии. Я, к сожалению, не впервые сталкиваюсь с подобной точкой зрения людей, которые разбираются в экономике только через то, с чем они лично сталкиваются. Но это не значит, что как они скажут, так и должно быть.

Мне даже неудобно об этом говорить, до того это общеизвестные вещи, что малый бизнес на современном этапе развития производительных сил увеличивает свое значение в инновационном бизнесе, в венчурном бизнесе и является составной частью любой развитой экономики. Не с точки зрения малых форм, связанных с бытовым обслуживанием, а с точки зрения инновационного бизнеса. Новый виток развития производства не обязательно крупносерийно-конвейерный, могут быть и малые формы, которые обязательно скажут здесь свое новое слово. Кроме этого, крупная экономика переводит на аутсорсинг многие вопросы своей жизнедеятельности. Это связано с бухгалтерским учетом, еще с чем-то... Наш малый бизнес, конечно, пока далек от этого идеала. Определенные зачатки есть, но по объемам еще очень далеко до нормального уровня. Нам есть куда расти.

«ГЛАВА ВТБ СЧИТАЕТ, ЧТО В РОССИИ НЕТ СТОМАТОЛОГИЧЕСКИХ КАБИНЕТОВ, КАФЕ, РЕСТОРАНОВ, САЛОНОВ КРАСОТЫ?»

Илья Горенбург — соучредитель Droid Labs (ООО «Дроид Лабс»):

— А есть ли в России вообще малый бизнес? Вы когда идете в магазин за чем-то, в большинстве случаев — это сеть. Причем, как правило, крупная сеть магазинов, а еще более вероятный вариант — сеть гипермаркетов. Вы даже не задумываетесь о том, что это целая сеть магазинов, а просто целенаправленно туда идете. А вы знаете, что почти рядом с ним может стоять маленький магазинчик, который продает все то же самое, но он выживает один, сам по себе? Директор магазина и на кассе может посидеть, когда кассир не вышел по причине болезни, а вы об этом и не знали. Цены у них выше? Не соглашусь. Как правило, у них цены практически одинаковые. Отличаются незначительно как в ту, так и в другую стороны.

 «Им не поможет в этом правительство, им не помогут кредиты. Им можем помочь только мы с вами, поддерживая их и покупая у них товары и услуги»

Дело не в банках, не в том, что они стали меньше кредитовать малый и средний бизнес. Дело не в правительстве, которое не помогает бизнесу (он же малый, зачем ему помогать, когда у нас помощи требуют заводы с 1000+ рабочих мест). Дело в нас, в обычных людях. В Америке есть неформальное движение — support locals. Цель это движения очень простая: покупайте все у местных, дайте им развиваться и работать, именно поэтому они вышли на рынок. Им сложно, они стараются сделать все качественно, из-за того, что они малый бизнес, у них немного выше цены, но им тоже хочется встать на ноги. Им не поможет в этом правительство, им не помогут кредиты. Им можем помочь только мы с вами, поддерживая их и покупая у них товары и услуги.

Все же просто. Я лично вместо того, чтобы покупать фрукты и овощи в гипермаркете, покупаю их в ларьке рядом с домой. Продавец — владелец ларька. Всегда честно отвечает, свежие ли овощи и фрукты, стоит ли их брать. В прошлом году честно сказал: арбузы брать не стоит — они розовые и не очень сладкие, а вот дыни просто супер. Всегда вежливый, всегда улыбается, всегда честный. Да, цены чуть выше, но качество обслуживания и товаров всегда отличное. А все почему? А потому, что он держит марку и хочет, чтобы вы вернулись к нему не один раз. Отчего ему не помочь? Банки нужны для старта. Правительство нужно для контроля, но не ущемления. Обычные граждане нужны для поддержки и развития.

Сергей Макаров — генеральный директор ООО Производственно-технологическое предприятие «НХМ» (Менделеевск):

— Я считаю, что сегодня государство должно формировать спрос. У нас весь бизнес в принципе основан на госзаказах. Госзаказы попадают на крупные предприятия, те формируют спрос для более мелких, обслуживающих крупные предприятия. И весь малый и средний бизнес может и должен формироваться вокруг крупного. Но возникает вопрос: что нужно для такого развития? Сегодня нам говорят, что средняя норма рентабельности у бизнеса должна составлять 5 - 7 процентов, а ключевая ставка ЦБ — 11 процентов. Не может же быть ставка рефинансирования выше нормы рентабельности предприятия. Поэтому, даже чисто теоретически, малый и средний бизнес не может сформироваться из-за того, что его оборотные средства формируются за счет кредитов. Наиболее пассионарные люди, которые оказались в малом бизнесе, я считаю, должны быть своеобразными толкачами — быстро осваивать выпуск какой-то продукции, что-то осваивать, что-то внедрять, что-то разрабатывать. Чем капитализм и хорош, никого загонять никуда не надо, на частной инициативе все работает. А государственные предприятия инертны. Какие-то инфраструктурные проекты должно осуществлять государство, а локальные должны быть отданы малому и среднему бизнесу.

Костин правильно сказал, что, чтобы кредитовать кого-то, должен быть спрос на его продукт. Как можно развивать IT-технологии, если сегодня на них в стране практически нет спроса? Строим IT-парки, а кто будет пользоваться производимым там программным обеспечением? Государство должно сформировать этот заказ, у нас огромные потребности в информационном обеспечении в здравоохранении, в образовании и т. д. Это все государству нужно профинансировать, поддержать, внедрить, то есть сформировать спрос на продукцию и услуги малого и среднего бизнеса.

 «В любом случае МСБ, особенно в сфере обслуживания, в сфере оказания услуг, а сейчас и в IT-технологиях, играет большую роль»

Анастасия Гизатова — руководитель агентства недвижимости «Счастливый дом»:

— Мне не совсем понятно радикальное заявление Костина. Как это нет поля для деятельности? Получается глава ВТБ считает, что в России нет стоматологических кабинетов, кафе, ресторанов, салонов красоты, службы клининга, транспортных компаний, туризма и, в конце концов, доставки вкусной горячей пиццы на дом? А это лишь одни из немногих представителей малого и среднего бизнеса с миллионами рабочих мест в реальном секторе экономики.

Согласна, у МСБ есть своя специфика, многие татарстанские банки правильно ее «уловили» и разработали удачные продуктовые линейки для клиентов малого и среднего бизнеса, подразумевающие под собой анализ хозяйственной деятельности и получение залогового обеспечения по кредитам в виде объектов недвижимости. Процентные ставки в диапазоне 15 - 20 процентов годовых на срок до 10 лет. В связи с этим они имеют более удачный опыт, чем ВТБ с его скоринговой системой расчета и андеррайтинга, в части невозвратных долгов. А поддержка этого сектора бизнеса со стороны власти прежде всего должна руководствоваться гиппократовским принципом «Не навреди».

Рамиль Тулбаев — экс-предприниматель, президент благотворительного фонда «Дари Добро»:

— Категорически не согласен с позицией главы ВТБ Костина по поводу того, что малый и средний бизнес не востребован в стране. Я знаю много предприятий, оказывающих услуги населению, производящих товары массового потребления для населения, продающих сельхозпродукцию, выращенную в своих хозяйствах. К сожалению, на сегодняшний день власти и банкиры предприняли неверную политику в отношении предпринимателей. Власти — повышением социальных налогов, в результате чего я сам был вынужден закрыть агентство по оказанию юридических услуг, которое оплачивало аренду, все виды налогов и сборов, а главное — обеспечивало рабочими местами несколько сотрудников и их семьи. Банкиры стремятся получить колоссальную прибыль за счет кредитования под неподъемные проценты. Их цель — не работа в одной связке с предпринимателями для получения стабильной прибыли, а максимальная прибыль. Я считаю, что резать курицу, несущую золотые яйца для супа, в корне неверно.

 «Среди торговли даже идет сокращение. К сожалению, поддержка крупных торговых сетей ведет к тому, что малый бизнес не развивается»

Понимаю, что президент Татарстана Минниханов и премьер республики Халиков вынуждены работать в рамках правового поля и законов, определенных федеральным центром. Но мы не должны забывать, что Татарстан всегда являлся пилотным регионом для внедрения новых экономических моделей развития. Именно поэтому сегодня и сейчас необходимо внедрить новые формы развития малого и среднего бизнеса — для улучшения экономической ситуации в республике, для повышения уровня жизни граждан, для повышения собираемости налогов и сборов. Если мы упустим это время, нас ждет стагнация и уход МСБ в тень, когда сверхдоходы будут получать криминальные элементы.

Адель Ягудин — исполнительный директор ООО «Казанские кофейни»:

— Позиция господина Костина неверна. Он может не кредитовать, но в таком случае проиграет. Потому что за малым и средним бизнесом будущее. Это сейчас экономика держится на крупных предприятиях. Если банковские специалисты не могут оценить риски предпринимателей, значит, у банка в таком случае плохие специалисты. Всегда есть перспективные виды деятельности с возвратными долгами.

Конечно, сегодня МСБ играет малую роль, даже если взять налоговые отчисления. Они на 40 - 50 процентов должны наполнять бюджет. Это же формирование среднего класса — фундамента крепкого государства. Конечно, сектор поддерживать надо, вопрос: как? Допустим, если взять программу «Лизинг-грант», не проще давать дешевые деньги? Зачем давать финансы просто так? Стимул пропадает работать. Можно получить финансы и забыть про это. А если тебе возвращать, то тут уже нужно работать. Просто выявить необходимые направления и развивать их. В Татарстане о поддержке МСБ говорят много, хотят много, а делают сколько могут. Потому что есть федеральное законодательство, которое определенным образом ограничивает эту поддержку. Инструменты в руках руководства Татарстана ограничены, и все, что они могут, делают.

«Давайте посмотрим опыт Европы и Америки, где малый и средний бизнес в общей экономике стран занимает 60, 70, а то и все 80 процентов!» 

Максим Сперанский — советник главы Нижнекамского муниципального района, директор по развитию мебельной компании «Синтекс-2»:

— Малый и средний бизнес не востребован сегодня в стране — такое отношение к МСБ было и есть. Давайте посмотрим опыт Европы и Америки, где малый и средний бизнес в общей экономике стран занимает 60, 70, а то и все 80 процентов! Разве эта цифра уже не является критерием и показателем его развития за рубежом? МСБ нужно рассматривать в более широком аспекте — это не только бизнес как таковой, это еще и сервис, связанный с вопросами обслуживания и проживания людей. Для того чтобы предпринимателям легче работалось, нужно в первую очередь снизить налогообложение. И не только снизить его, но и установить нормальные правила игры. А то что получается? То надо платить налог, то не надо платить... Не мешало бы также снизить банковские ставки, под которые малому и среднему бизнесу дают кредиты. Это ж чем надо заниматься предпринимателю, чтобы выплачивать кредит под 16 - 20 процентов годовых, да еще на фоне снижения уровня экономики, потребительской способности и доходов населения!

«ЕСЛИ МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС У НАС НЕ ВОСТРЕБОВАН, ТО КАКУЮ СТРАНУ МЫ ТОГДА ПОСТРОИЛИ?»

Ильдус Янышев — председатель наблюдательного совета группы безопасности предприятий «Контр», почетный член ассоциации малого и среднего бизнеса РТ:

— Малый и средний бизнес должен быть локомотивом социально-экономических изменений в обществе, давать 50 процентов ВВП. В условиях, когда мировые цены на нефть и газ могут обвалиться, единственное спасение для России в этом. В Татарстане есть определенные отрасли, где уделяется внимание со стороны государства. Я сам провел несколько проектов через бизнес-инкубаторы, это действительно серьезная поддержка для предпринимателей. Но главный акцент должен быть сделан на сельском хозяйстве. Хочется нам этого или нет, мы должны разрушить систему крупных агропромкомплексов. Понятно, что себестоимость там ниже, а эффективность выше, но за этим кроется большая социальная составляющая. Люди убегают из села, теряют свою самобытность, теряются рабочие навыки, все-таки надо идти по пути европейских стран, где всячески поддерживают малые товарные формы производства на селе.

 «Главный акцент должен быть сделан на сельском хозяйстве. Хочется нам этого или нет, мы должны разрушить систему крупных агропромкомплексов»

На тех условиях, на которых сегодня кредитуют банки, мне кажется, сам малый и средний бизнес не готов в полной мере кредитоваться. Это экономическая удавка. Я мало знаю видов деятельности, где ставка кредита в 18 - 20 процентов себя бы оправдывала. Плюс еще непотребные условия по формированию залогов. Банкиры берут личные поручительства, в том числе и с членов семьи предпринимателя, а взамен, когда я размещаю депозиты, мне ни один банкир не дает аналогичное поручительство, что он обязуется мне вернуть деньги в случае наступления банкротства этого банка. Они максимально жестко и неравноправно страхуют свои риски, а для малого и среднего бизнеса предлагают немыслимые условия, когда человек отвечает своим имуществом, да еще и по экономически невыгодным ставкам.

Айдар Шагимарданов — председатель некоммерческого партнерства предпринимателей-мусульман «Группа Тархан»:

— Мне, как мусульманину, очень сложно такие вопросы комментировать, потому что лично я и все мое окружение кредитами традиционных банков не пользуемся. Мы стараемся сами финансово помогать друг другу. Поэтому я за то, чтобы кредитов с процентами, с надутыми обязательствами и штрафными санкциями было меньше. Я за оздоровление экономики с точки зрения мусульманского подхода. Ну а как государство на это смотрит, я не могу прокомментировать.

Весь текст http://www.business-gazeta.ru/article/143383/

19 Октября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов