Испепелители. Телесериал о Сирии близится к кульминации

 

На Большой Бронной, измученной плиткой, бордюрами, фонарями и начальственным зудом преображения, появилась грозная табличка: «По газонам не ходить!!! Работают снайперы!!!» Прохожие в снайперов верят безоговорочно. Везде газоны примяты, а тут, рядом с табличкой, блистают изумрудной первозданностью.

Если с утра до ночи телевизор кричит об успехах российских истребителей, то и снайпер на тихой московской улице уже не кажется чем-то экстраординарным. Еще вчера нас призывали гордиться невиданными успехами «ДНР» и «ЛНР», а уже сегодня новую скрепу кует военно-промышленный комплекс. Подробные кадры бомбежек — лучшее украшение выпусков новостей. Представители министерства обороны, обстоятельно докладывающие об уничтожении штабов вместе с запрещенными в России игиловцами (уж сколько их упало в эту бездну), за две недели стали звездами экрана. В цене особый военный юмор. Владимир Соловьев встречает Жириновского широкой улыбкой: «Вас так давно не было, что мы стали волноваться, не отправились ли вы добровольцем в Сирию?» Нет, не отправился.

Те, которые всегда в ящике, нужны здесь. Они осуществляют важную наземную операцию в головах у доверчивого электората.

Дмитрий Киселев поторопился. Изнуренный санкциями и Украиной, он срочно принялся обустраивать запасную нишу на родном канале под названием «Знание — сила». Но случилось страшное. Из первого политобозревателя державы словно выпустили воздух. Без агрессивной риторики и ужимок уездного модерна — нет Киселева. Есть лишь потухший, вялый господин с такой же вялой телевикториной, которую даже призовой фонд в миллион рублей не спасает от провала. Под стать ведущему интеллектуальный накал шоу. «Крым наш?» — задает он вопрос неизбежному (на канале «Россия») Шахназарову. Шахназаров мучительно думает и согласно кивает головой: «Наш». Как только случилась Сирия, Киселев снова расправил плечи. Стоит на фоне чего-то очень крылатого, а над ним во весь экран надпись: «Испепелитель». Ведущий в тренде. Пепел Клааса снова стучит в его сердце, жаждущем пепла.

У Киселева большая группа поддержки. Племя телевизионных испепелителей растет и ширится. Снова под знамена призваны Сергей Минаев и Максим Шевченко. Заметно оживился Владимир Маркин, натура столь неугомонная, сколь и художественная. Он теперь ведет передачу «Следствие покажет», основанную на реальных уголовных делах. Но если Родина прикажет, творение Маркина можно срочно переформатировать в правильном направлении. Это легче, чем посылать крылатые ракеты из акватории Каспийского моря то ли в Сирию, то ли рядом. Активизировались дамы. Ольга Скабеева дослужилась до авторской программы «Вести. doc». Правда, и тут пока срабатывает синдром Киселева. Без цельнометаллического голоса и звенящей ненависти ведущей нет. Ведущей нет, а программа есть. Зато Мария Захарова из МИДа не нуждается в персональной делянке. Она как дух, реет там, где хочет. Реет и разоблачает лживый Запад 24 часа в сутки. Даже голову не всегда успевает помыть. А вот у новой звезды экраны, сербской журналистки Елены Милинчич (родом из вотчины Маргариты Симоньян Russia Today) голова образцово-показательная, волосок к волоску. Программа «Пропаганда» дается волевой блондинке со скабеевскими модуляциями голоса легко и свободно. Рассказывает о том, как английский премьер Кэмерон в юности «пытался орально изнасиловать мертвую свинью», а лицо светится счастьем.

Телесериал о Сирии, похоже, достиг кульминации. Война в ящике так стремительно набирает обороты, что неизбежен спуск.

Война ущемляет патриотизм, который теперь окончательно сместился в зону милитаризма. Настолько сместился, что даже 120-летие главного русского поэта, Сергея Есенина, ТВ не заметило. Ящик лишь повторил сериал десятилетней давности «Есенин». Я его пересмотрела обновленными глазами. Сегодня продукт семейного подряда Безруковых (Сергей — исполнитель главной роли и креативный продюсер; отец — романист и сценарист) ничего, кроме умильной улыбки, не вызывает. Магистральную идею сочинения — русского поэта уничтожили люди с нерусскими фамилиями — воспринимаю почти с нежностью. Все убийцы — Троцкий—Хабенский, Блюмкин—Куценко, американские эмигранты во главе с Моней (последний — верх цинизма! — приветствует достояние республики еврейским кличем «лэхаим!»), частично примкнувшие к ним Мандельштам с Пастернаком — смешные опереточные негодяи. В сериале много ляпов? Ну и что, просто жанр такой, собрание дремучих мифов из тех, что продаются инвалидами в электричках. Много врут? Естественно. Даже Блока отчего-то похоронили на год раньше. Но в горячих новостях врут значительно больше. Раздражает напористая чекистско-еврейская аура фильма? Так она по сравнению с украинско-сирийской аурой выпуска новостей — детский праздник на газоне, свободном от снайперов. Какая мелочь: великие драмы оборачиваются унылым фарсом. Первый раз Есенина загубили жидомасоны. Второй раз через 80 лет с ним расправились горячие единомышленники. Все пройдет, как с белых яблонь дым… Лишь бы не было войны.

Допишу колонку. Отправлюсь на Большую Бронную. Проинспектирую снайперов. Посоветую хозяевам газонов обзавестись испепелителями.

Автор: Слава Тарощина

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/columns/70347.html

 

14 Октября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов