Правительство в ожидании чуда

МЭР видит экономический рост при $50 за баррель

Рустем Фаляхов 02.10.2015, 10:41

 

В этом году спад экономики составит почти 4% при стоимости нефти $50. В следующем нефть будет стоить столько же, но экономика пойдет в рост на 0,7%, прогнозирует Минэкономразвития. Это оптимизм низкой статистической базы, но реальный рост ВВП возможен не ранее 2017 года, считают эксперты.

Средняя цена нефти за январь — сентябрь текущего года составила $54,41 за баррель (вдвое ниже аналогичного периода 2014 года). Об этом в четверг сообщил эксперт Минфина РФ Александр Сакович. В бюджете этого года стоимость нефти заложена на уровне $50 за баррель, прогноз на 2016 год — те же $50.

При этом Минэкономразвития признает, что в текущем году будет экономический спад, а в 2016-м прогнозируется рост. «За восемь месяцев текущего года у нас уровень спада составил 3,8%. Мы предполагаем, что по итогам текущего года будет примерно такой же спад, в следующем году возможен выход в позитивную плоскость», — считает министр экономического развития Алексей Улюкаев.

Позитивная плоскость по Улюкаеву — это рост «плюс 0,7% ВВП в варианте $50 за нефть».

Противоречие прогноза более чем очевидно: зависимость экономического роста в России от нефтедолларов не снижается. Нефть — основной экспортный товар. С 2007 по 2014 год доходы от экспорта углеводородов в российском ВВП колебались около отметки 50%. Власти в последние годы даже не пытаются делать вид, что высокой стоимости сырья может быть хоть какая-то альтернатива, например в виде успешного госменеджмента. Каждый год обсуждение проекта бюджета начинается с главного прогнозного параметра — сколько сбудет стоить нефть. Ни текущий год, ни следующий год с этой точки зрения не являются исключением: в основе благополучия или хотя бы стабильности по-прежнему стоимость нефти на глобальных рынках.

Упрощая проблему, можно сказать так: нефтедолларов в бюджете следующего года будет ненамного больше, чем в этом году. И ненамного меньше, поскольку часть природной ренты (примерно 600 млрд руб.) предполагается у нефтяников изъять через повышение НДПИ.

Но власти тем не менее фиксируют в этом году спад, а в следующем волшебным образом прогнозируется экономический рост.

На чем основан оптимизм правительственных чиновников, не вполне понятно. Санкции Запада против России при этом остаются в силе. Проект бюджета до конца не сверстан, но есть основания предполагать, что он будет заточен под повышенные социальные обязательства, выполнение которых обязательно к исполнению в преддверии выборного цикла.

Структурные реформы были отражены в антикризисном плане правительства, принятом в начале года и рассчитанном на 2015–2016 годы. Их реализация обсуждается в еженедельном режиме на совещаниях президента с членами правительства. После таких совещаний министр экономического развития Алексей Улюкаев обычно с оптимизмом рассказывает об очередных мерах по купированию кризиса. В минувшую среду министр сообщил, что на совещании подробно обсуждалась господдержка секторов экономики. Для того чтобы «результаты этого и следующего года были более позитивными».

Экономика будет «более позитивной» за счет роста инвестиций, уверен Улюкаев. «У нас очень неплохой финансовый результат имеют компании, у нас примерно на 40% выше прибыль, чем в прошлом году, в первую очередь за счет снижения издержек», — сообщил на этот раз Улюкаев.

Впрочем, замечательный финансовый результат пока не направляется на инвестиции. Инвестиционный спад продолжается, необходимо снижать риски для инвесторов, признал министр.

Еще один повод для оптимизма Улюкаева — реинкарнация. «У нас в этом году завершаются «дорожные карты» национальной предпринимательской инициативы. Мы должны какую-то их реинкарнацию на следующий год предусмотреть», — отметил глава Минэкономразвития.

В свою очередь, первый вице-премьер Игорь Шувалов также предлагает усилить господдержку малому и среднему предпринимательству (МСП). Для МСП расширят доступ к госзакупкам (до 18%), потеснив госкомпании. Делиться доступом к госпирогу заставят при поддержке ФСБ и Налоговой службы, пригрозил Шувалов.

Кроме того, для МСП снижаются налоги, а для вновь зарегистрированных вводятся налоговые каникулы. Кредиты станут доступнее за счет создаваемой сейчас Федеральной корпорации по поддержке МСП. Правда, весомого эффекта от нововведений Шувалов ожидает не ранее чем через два-три года. «Мы посмотрим, как мы будем переживать 2016 год, но мы рассчитываем на рост в 2016 году. Это будет другая экономическая ситуация», — обещает Шувалов, не уточняя, за счет чего будет будет рост ВВП в следующем году, а не через два-три года.

Более реалистичным выглядит прогноз Всемирного банка (ВБ), обнародованный на этой неделе. Базовый сценарий предполагает сокращение ВВП и в этом году, и в следующем. В этом — на те же 3,8%, как и прогнозирует Минэкономики. А вот на следующий год прогноз ВБ не предполагает роста. Только спад на 0,6%.

В пессимистическом варианте прогноза ВБ говорится о спаде на 2,8% при стоимости барреля даже $53.

Рост ВВП будет возможен в случае увеличения цены на нефть до $60 и выше за счет эффекта низкой базы, считает Георгий Ващенко. «Но бюджетных стимулов для роста инвестиций нет. В случае если цена на нефть не пойдет в рост и снова образуется дефицит около 600–800 млрд руб., государство охотнее пойдет на повышение налогов на бизнес, что сведет на нет возможный рост», — говорит Ващенко из «Фридом Финанс».

Прогноз Минэкономразвития на уровне 0,7% выглядит умеренным, но не учитывает ключевой особенности нынешней ситуации, отмечает Даниил Егоров, руководитель управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA. «В отличие от 2010 года, когда Россия вместе с глобальной экономикой восстанавливалась после кризиса 2008 года, санкции и торможение экономки Китая заставляют нас искать внутренние источники роста. Но их не так много. Например, ВПК. Но возможный рост оборонных расходов будет нивелирован падением инвестиций и потребления», — предполагает Егоров.

По мнению Владимира Назарова, директора Научно-исследовательского финансового института Минфина, снижение цен на сырьевые товары, особенно на углеводороды, продлится не менее десяти лет, что связано с развитием в мире сланцевой энергетики и ростом производства сжиженного газа. Другой мощный негатив — развитие циклического кризиса в мировой экономике, что снизит возможности роста и для России. Наконец, экономический рост находится под давлением сокращающегося внутреннего спроса как со стороны граждан, так и со стороны корпораций. Эти факторы необходимо учесть в проекте бюджета.

«Для преодоления негативных тенденций мы можем предпринять ряд шагов, но главное — это установление гарантий права собственности. В числе необходимых для этого шагов — реформа местных органов власти и предоставление им реальных прав управления, судебная реформа, реформа правоохранительных органов», — говорил Назаров на экономическом клубе ФБК. Без гарантий права собственности и сбалансированного бюджета еще ни одной стране не удавалось выйти из кризиса, добавляет эксперт.

 

С прогнозом Минэкономразвития произойдет то же самое, что и с остальными оптимистическими прогнозами этого ведомства: его пересмотрят, иронизирует Глеб Задоя, руководитель департамента аналитики Profit Group. «Потенциально наш ВВП может раскачать лишь повышение цен на нефть, поскольку остальные отрасли у нас пока не готовы выступать в роли локомотива экономического роста. О возврате к позитивным темпам роста экономики можно будет говорить не раньше 2017 года», — считает эксперт.

http://www.gazeta.ru/business/2015/10/01/7790333.shtml

2 Октября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов