"Проблему региональных бюджетов нельзя решать по принципу сороки"

Бюджеты регионов России обременены серьезными долговыми обязательствами. Директор региональной программы Независимого института социальной политики, профессор Наталья Зубаревичрассказала "Росбалту", как можно разорвать этот порочный круг.

— Считается, что многие российские регионы находятся в преддефолтном состоянии. Так ли это и как же они живут?

— На 1 июля 2015 года в четырех регионах суммарный долг (регионы плюс их муниципалитеты) превысил 100% собственных доходов консолидированного бюджета региона, то есть доходов без учета трансфертов (республика Мордовия, Чукотский АО, Смоленская и Костромская области), еще в 20 регионах он составил от 70 до 94% собственных доходов консолидировнаного бюджета за 2014 год. В среднем по регионам РФ – 34%. Проблема очень острая.

 

Различается не только долговая нагрузка, но и структура долга. Главная проблема – долги в виде кредитов коммерческих банков, их труднее обслуживать (свыше ставка и сложно пролонгировать). По долгам коммерческим банкам хуже всего ситуация в Астраханской, Магаданской, Амурской областях (60-62% от собственных доходов консолидированного бюджета), еще в восьми регионах кредиты коммерческих банков составляют 40-50%  от собственных доходов консолидированного бюджета. Им труднее всего.

 

При этом в 50 регионах консолидированный бюджет уже за первое полугодие 2015 года был дефицитным (расходы превышали доходы), то есть обслуживать долг крайне тяжело. В 2014 году дефицитными были бюджеты 75 регионов, в 2013 – 77 регионов.

 

Бюджетная система большинства регионов разбалансирована, и это произошло еще до кризиса. Проблему создали обязательства по повышению заработной платы бюджетникам, спущенные в 2012 году с федерального уровня, но в основном финансируемые из бюджетов регионов. А потом стагнация и кризис подоспели. Вот и получилось, что социальные расходы бюджетов заметно выросли, а доходы – почти нет. Экономить на расходах на поддержку ЖКХ и  экономики, что регионы делали в 2013-2014 годах, все сложнее. Поэтому уже началась рубка социальных расходов путем сокращения числа учреждений и работников.

 

При этом дефолта регионов в России быть не может, не нужно этим пугать. Регионы – не компании.

— Как меняется ситуация (в связи с падением курса рубля, введением санкций и контрсанкций) и к чему все идет?

— Для регионов это не очень актуально, в основном это проблемы федерального бюджета, куда поступает преобладающая часть нефтегазовых доходов. Риски есть только для трансфертов, которые идут из федерального бюджета. Но пока снижение доходов от нефтегаза компенсируется сильной девальвацией рубля. Конечно, рубль уже весит меньше, но объем доходов федерального бюджета в рублях растет (без учета инфляции). Для регионов основные налоги – НДФЛ и на прибыль. Рост поступлений НДФЛ затормозился из-за стагнации номинальных зарплат, но поступления налога на прибыль (без учета инфляции) пока растут, т.к. основные плательщики – крупный бизнес, а у компаний экспортных секторов пока все неплохо (издержки – в рублях, доходы – в валюте). 

 

За первое полугодие 2015 года доходы консолидированных бюджетов регионов выросли суммарно на 9%, прежде всего за счет роста поступлений налога на прибыль (на 26%), а также роста трансфертов (на 11%), а расходы – только на 4%. Но это в среднем, в регионах картина очень разная: все замечательно в Москве и на Сахалине, которые суммарно дали почти 40% прироста доходов консолидированных бюджетов всех регионов, а в 21 регионе доходы бюджета сократились.

— Федеральный центр поможет регионам или им придется самим выкарабкиваться? Увеличатся ли трансферты из федерального центра или регионам придется сокращать социальные расходы?

— В первом полугодии 2015 года объем трансфертов регионам вырос на 11%, но как будет к концу года – неясно. По закону о бюджете трансферты должны сократиться на 13%. Поживем, увидим.

 

Часть регионов уже в 2014 году начала сокращать социальные расходы: десять регионов – на социальную защиту (статья социальная политика), девять – на образование, три – на здравоохранение (с учетом расходов территориальных фондов медицинского страхования – ТФОМС). Напомню, что динамика бюджетов считается без учета инфляции, в номинальных рублях.

 

В первом полугодии 2015 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года расходы на образование сократили 25 регионов, в том числе Москва – аж на 12%, расходы на социальную защиту – 11 регионов, на здравоохранение вместе с ТФОМС – пять регионов, а  если брать только бюджетные расходы на здравоохранение – 11 регионов. Процесс пошел...

 

Порой он принимает, мягко говоря, странные формы. Так, расходы на общее образование в Москве сократились со 110 млрд руб. в первом полугодии 2014 года до 82 млрд руб. в первом полугодии 2015 года. На фоне расходов на благоустройство столицы (48 млрд руб.), которые всем приметны гранитными тумбами и тысячами вазонов, это выглядит просто циничным. На дошкольное воспитание (28 млрд. руб.) столица тратит значительно меньше, чем на "цветочки".  

— Есть ли решение бюджетной проблемы и в какой плоскости это решение искать?

— Основная ответственность за сложившуюся ситуацию лежит на федеральном центре, поэтому нужно за счет федерального бюджета помочь регионам перевести хотя бы часть кредитов коммерческих банков в бюджетные кредиты, которые дешевле и их можно пролонгировать. Нужны понятные и прозрачные правила такого перевода, требования к регионам по сокращению неэффективных расходов, которые они реально могут выполнить, и федеральные средства на это.

 

Задача сложная, но постепенно решаемая. Главное, чтобы не "ручным управлением", тем самым способом "сороки, которая кашу варила, этому дала, а этому – нет…"

Беседовал Дмитрий Ремизов

http://www.rosbalt.ru/federal/2015/09/07/1437729.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2015/09/07/1437729.html

7 Сентября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов