Как Россия наказала Европу

Экспорт продуктов питания из ЕС вырос и расширил географию, а цены на прилавках упали


В магазинах Европы цены на сырную продукцию пошли вниз. Фото: Александр Минеев / «Новая газета»

Телевизионные картинки отчаянных протестов европейских фермеров против падения цен на их продукцию, в частности из-за российского продуктового эмбарго, — это правда. Фермеры настроены решительно, не лезут в карман за словом в адрес своих правительств и на самом деле требуют снять с России санкции, которые повлекли за собой ее «контрсанкции».

Британские скотоводы, выгнавшие коров на морские пляжи, чтобы привлечь внимание к разорительно низким закупочным ценам на молоко, — это тоже правда. Как и бельгийские фермеры, которые жгут автопокрышки и блокируют тракторами автострады, чтобы заявить о своих проблемах беспечному обывателю, а их французские собратья выставляют блокпосты на границах с Испанией и Германией, чтобы остановить фуры с импортным сыром от конкурентов.

Правда и данные Федерации сельхозпроизводителей Германии об упущенной выгоде из-за российского эмбарго. Немецкий сельскохозяйственный экспорт сократился за год с 1,8 миллиарда евро до 900 миллионов. Упущенная выгода хозяйств, работавших на прибыльный (хотя и рискованный) российский рынок, составила 600 миллионов евро, а с учетом косвенных потерь может достигнуть миллиарда. Россия в 2013 году была одним из трех основных направлений экспорта продовольственных товаров из Германии, куда немцы продавали фрукты и овощи, мясо и сыр.

Ну прямо еще чуть-чуть — и революция. Хотя есть еще и европейские потребители, которых, наоборот, только радуют подешевевшие продукты в магазинах — в частности, сыры...

Но это не вся правда. А говорить только половину правды — уже ложь. Надо признать, что этим грешат все пропагандисты, но мало кто сравнится с нашими.

В годовщину объявления Москвой ответных мер по продовольствию Брюссель опубликовал данные о состоянии сельскохозяйственной отрасли ЕС и динамике продуктового экспорта. Из этой статистики следует, во-первых, что российский запрет на европейские продукты больнее всего ударил по молочному сектору, включая сыры, и в значительной мере по плодоовощному.

Во-вторых, он стал лишь одной из причин нынешних проблем протестующих фермеров, и от эмбарго сильно пострадали лишь те производители, которые делали ставку на российский рынок.

В-третьих, сельскохозяйственная отрасль ЕС оказалась достаточно стойкой перед испытаниями. Экспортеры в большинстве регионов союза, пострадавших от российского эмбарго (их особенно много в Германии, Финляндии, Польше, странах Балтии), нашли альтернативные рынки как внутри ЕС, так и вне его.

Евросоюз в минувшем году сохранил свои позиции крупнейшего в мире экспортера продовольствия и продуктов питания. Эта статья заняла 7% в его общем экспорте, дав чистую прибыль в 18 миллиардов евро.

На Россию в 2013 году приходилось 10 процентов аграрно-продовольственного экспорта ЕС, а на охваченные запретом продукты — всего до 4 процентов. Ощутимо, но не критично.

С августа 2014 года по май 2015-го экспорт продовольствия и продуктов питания из ЕС в Россию, согласно опубликованным данным, сократился с 8,6 миллиарда евро до 5 миллиардов, то есть на 42% по сравнению с таким же предыдущим периодом. На это повлияло не только российское продуктовое эмбарго, но и другие, не зависящие от него причины, в частности, падение курса рубля на фоне удешевления нефти. Европейские продукты стали дороже для российских потребителей.

Стоит напомнить, что до этого аграрный экспорт из ЕС в Россию стремительно рос (с 2004 по 2013 год он утроился). Эмбарго жестко оборвало этот тренд, больно ударив по производителям, поверившим в перспективность российского рынка.

Но за тот же период (с августа 2014 года по май 2015-го.) общий продовольственный экспорт из стран ЕС за его пределы в стоимостном выражении вырос на 4,8%, а в марте этого года отмечен абсолютный рекорд в 12 миллиардов евро за месяц. Основной рост достигнут за счет увеличения экспорта в США и Китай.

Согласно таблице, экспорт пищевых товаров из ЕС в Китай увеличился за эти месяцы на 30%, в Южную Корею — почти на 31%, в Турцию — на 27%… Более широкая картина говорит о диверсификации продовольственного экспорта ЕС. Печальный опыт с Россией заставил расширить географию и уменьшить зависимость от отдельных рынков.

Брюссель, на который давят не только протесты фермеров, но и агропромышленное лобби ряда стран — членов ЕС, сильнее других пострадавших от российского эмбарго, твердо стоит на политическом решении о «секторальных» санкциях против российской экономики в связи с аннексией Крыма и дестабилизацией Украины. Но не умаляет серьезности проблем, вызванных российским запретом на европейские продукты, и принимает меры.

В пятницу на брифинге европейский комиссар по сельскому хозяйству и развитию сельских районов Фил Хоган объявил о продлении еще на год чрезвычайных мер помощи пострадавшим фермерам. Это решение принято после решения российского правительства еще на 12 месяцев продлить продуктовое эмбарго.

Компенсационные выплаты положены финским производителям молока, польским садоводам, фермерам других стран, зависимых от экспорта в Россию. Больше всего — молочным хозяйствам.

Среди мер поддержки — государственные закупки и помощь в хранении на частных складах сливочного масла и порошкового молока. Предусмотрено бесплатное распределение фруктов и овощей среди гуманитарных организаций…

Понятно, в бюджете ЕС нет таких денег, которые могли бы полностью компенсировать потери. Да и не это цель поддержки. Она поможет производителям выжить, но в то же время стимулирует к поиску новых рынков сбыта.

Еврокомиссия вела переговоры с третьими странам, чтобы снять неоправданные барьеры типа тарифных и фитосанитарных. Например, бельгийским грушам и польским яблокам, которые экспортировались в основном в Россию, широко открылся канадский рынок. Китай согласился снять ограничения на импорт мороженой говядины из Венгрии, Япония смягчила чересчур жесткие ветеринарные требования к мясу.

Соглашение о свободной торговле с Вьетнамом, договоренность о котором достигнута на днях, снимет препятствия на пути европейских продуктов в эту страну.

Вряд ли, найдя новые маршруты, эти продукты вернутся в Россию.

Еврокомиссия еще в прошлом году выделила 130 миллионов евро на продвижение европейских продуктов на рынки третьих стран в ближайшие три года. Учитывая российское эмбарго, она позволила перебрасывать средства, предусмотренные для маркетинговых акций в России, на программы в других странах.

Недостаточно производить качественные товары, считают в Брюсселе, нужно активно продвигать их на расширившихся благодаря глобализации мировых рынках. Не во всех странах знают европейскую продукцию. Главная ставка делается на продвижение качественных и уникальных европейских продуктов: экологически чистых или традиционных, защищенных торговых марок по географическому происхождению, рецептуре и технологии. Ведь шампанское может быть только из Шампани, иберрийский хамон делают только в Испании, а пармезан — в Италии…

Автор: Александр Минеев

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/economy/69478.html

8 Августа 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов