История сжигания еды

Дары богам палеолита

 

Российские власти с 6 августа официально начнут уничтожать все подсанкционные продукты питания, перехваченные на границе или в торговых сетях. Хочется надеяться, что Кремль берет пример с наполеоновской Континентальной блокады, хотя пока его политика больше напоминает эпоху среднего палеолита.

 

История сжигания еды с самыми разнообразными целями насчитывает не одно тысячелетие. И раз Россия вернулась к этой практике, неплохо бы напомнить о мифологических и исторических корнях странной, на первый взгляд, идеи предавать огню продукты питания. Как говорится, начнем от праотца нашего Адама.

 

Первыми сжигать продукты питания начали первобытные люди в эпоху среднего палеолита. По крайней мере, так говорят археологи. Еда была тогда главной ценностью. И ее, наряду с предметами домашнего обихода, сжигали вместе с особенно "заслуженным" покойником, чтобы и после смерти он мог ни в чем себе не отказывать. Или, например, откупиться от каких-нибудь демонов. Позднее фиксируются и случаи принесения в жертву живых людей, которые сами, по сути дела, становились едой.

 

Традицию кремации покойников активно применяли древние греки, а оттуда она перешла в Римскую империю. Правда, еду к тому времени отделили от трупов. Появились жрецы, которые на специальных жертвенниках жгли колосья, убивали и затем сжигали мелких, а иногда и крупных животных. Дым, возносившийся к небесам, должен был накормить богов.

 

С приходом христианства жертвы стали символическими. Покойников начали хоронить в земле, зато живых людей — отправлять на костер куда чаще. Делали это и светские власти и христианская церковь. На костре сожгли и чешского богослова Яна Гуса, и итальянского ученого Джордано Бруно. Тогда же возникла традиция жечь "вредные" книги.

 

Наиболее известна своими достижениями в деле сжигания живых людей католическая инквизиция, хотя немалый опыт по этой части был и у православной церкви на Руси, например, у святого Иосифа Волоцкого, выступавшего за сожжение еретиков на костре. В обоих случаях это называлось "очистительный огонь". Интересно, что именно к традициям инквизиции и адресуются российские власти сегодня. Иначе бы не зазвучал вновь, вряд ли сознательно, а скорее по недостатку образования, термин "очистительный огонь" в отношении тех "крематориев", где начинают сжигать продукты питания. Ритуальные жертвоприношения вообще весьма помогают рождению новых мифов.

 

Что касается поддержки идеи сжигать подсанкционные продукты со стороны отдельных российских граждан, то они явно происходят корнями из не столь далекого прошлого. Так же поступали многие старообрядцы в XVII веке. Они считали предложения по реформе церковных обрядов греховными и, чтобы не исполнять их, уходили в скиты, то есть уединенные избы в глухих лесах или болотах. Ну а уж если и там их доставала власть (в образе, например, стрельцов), то старообрядцы сами себя сжигали вместе с избами. Совсем как некоторые российские пенсионеры, кому не хватает денег, чтобы купить мясо, и кто, тем не менее, не требует накормить их подсанкционным товаром, а напротив, поддерживает сожжение десятков тонн свинины только за то, что она, оказывается, произведена не в Бразилии, а где-то в Европе.

 

Впрочем, российские власти стараются замаскировать палеолитическое происхождение своих управленческих решений. Им бы, наверное, хотелось, чтоб решение сжигать продукты питания выглядело хотя бы как Континентальная блокада, которую Наполеон Бонапарт пытался организовать против Британской империи, над которой уже тогда не заходило солнце.

 

Тогда, напомним, правитель большей части Европы и по совместительству император Франции тоже долго боролся с ввозом иностранных товаров, правда, не европейских или американских, а конкретно британских. Он запретил всем странам Европы покупать хлопок, сахар, чай, кофе и многие другие так называемые "колониальные" товары, на торговле которыми так разбогатела Англия. Жили же, в конце концов, без них деды тогдашних европейцев — и ничего, как говорят сегодня в России те, кто хочет, чтобы население опять начало питаться пареной репой.

 

Наполеон заставил присоединиться к блокаде Российскую империю. С императором Павлом I он договорился полюбовно, но того убили. Однако и Александр I, унаследовав престол от отца, умершего после "апоплексического удара табакеркой", хоть и не добровольно, но старался Континентальную блокаду соблюдать.

 

В конце концов, как и российские власти, Наполеон понял, что обычными методами бороться с контрабандой не получается. Даже расставив по всем возможным побережьям верных французских таможенников, он не мог победить британцев. И это вовсе не удивительно, ведь в условиях дефицита цены на колониальные товары выросли настолько, что взятки стали в десятки раз выше зарплат таможенников. Поспи спокойно всего один вечер, вместо ревностного несения службы, и проснешься богатым человеком.

 

Именно в ответ на эту коррупцию Бонапарт в 1810 году издал Миланский указ, которым постановил сжигать все колониальные товары, происхождение которых может оказаться британским. После этого, даже с учетом повторного возвращения на престол на 100 дней в 1815 году, Наполеону оставалась быть императором менее пяти лет.

 

При этом сравнение с Бонапартом для нынешних российских политиков явно выглядит комплиментом. В громадной и безумной идее императора были хотя бы зерна рациональности. Ведь если бы Наполеону и правда удалось запретить сбыт английских товаров, то Британская империя стала бы банкротом. Российские же власти своими продуктовыми контрсанкциями, при всем желании, не смогут обанкротить никого, кроме двух десятков польских фермеров и нескольких итальянских мошенников, поставлявших в Россию некачественное прошутто и моцареллу.

 

Их действия больше всего похожи на пример из их же совсем недавнего прошлого, когда в России крупные производители свинины пролоббировали неожиданное повсеместное обнаружение так называемой "чумы" свиней. Поголовье этих животных в частных хозяйствах на юге России, где фермеры могли конкурировать с крупными производителями, было практически уничтожено. Как и сейчас, мясо сжигали. Казалось, что это предел возможной дикости — уничтожать съестное из лоббистских соображений. Но оказалось, что каратели с огнеметами и передвижными крематориями только тренировались на свиньях, перед принесением своим неведомым палеолитическим богам настоящей жертвы.

 

Иван Преображенский


Подробнее:http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/08/06/1426395.html

http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/08/06/1426395.html

6 Августа 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов