Налог на тунеядство или на бедность? Безработным предложили заплатить за ошибки властей

1

 

"Проблема не в том, что нашим реформаторам достался не тот народ, а в том, что народу достались какие-то неправильные реформаторы" 
 

 

 

Федеральная служба по труду и занятости озаботилась проблемой "теневого" рынка труда. Жители, которые не устроены официально и не приносят доходов в пенсионный фонд, фонды социального и медицинского страхования, могут начать платить "налог на тунеядство". Одна из мер, предложенных чиновниками Роструда – введение социального платежа для трудоспособных категорий россиян, которые не работают, но и не стоят на учете в центре занятости. Работают они где-то, но скрывают это, или попросту тунеядничают, ведомство предлагает не выяснять.

 

Идею так называемого социального платежа озвучил заместитель руководителя Роструда Михаил Иванков. По его словам, платеж – одна из мер по снижению нелегальной занятости, которая сейчас рассматривается на федеральном уровне. Платеж будет взиматься со всех граждан, достигших 18-летнего возраста, за исключением официально трудоустроенных, зарегистрированных безработных, студентов, пенсионеров и других льготных категорий, сказал Иванков.

В пресс-службе Роструда Накануне.RU пояснили, что поручение о снижении нелегальной занятости на 30% поступило от Правительства. Задача Роструда – легализовать более 4 млн работников, размеры теневого рынка оцениваются в 15 млн человек. От того, что "налог на тунеядство" станет основным механизмом, в ведомстве открестились.

"На сегодняшний день в России уже действуют такие средства легализации трудовых отношений, как мониторинг предприятий, на которых размер заработной платы ниже среднего по отрасли, активно внедряются механизмы межведомственного взаимодействия. Регионы предлагают создавать общественные организации, которые будут обеспечивать общественный контроль за легализацией труда работников торговых точек, малых предприятий", - рассказали в Роструде.

Исправиться поспешил и сам Иванков. Во время своего следующего выступления он попытался успокоить взбудораженную его прошлым заявлением общественность: проблема введения так называемого "налога за тунеядство" ведомством никогда не поднималась. Но это может означать лишь то, что официальных предложений Роструд в Правительство и Госдуму не направлял. Однако, идея Роструда - в духе курса на пополнение бюджетных фондов всеми доступными методами, и, на первый взгляд, выглядит хотя бы разумнее лишения полисов безработных или отмены оплаты больничных листов.

Серый сектор труда в России – проблема многомерная, и связана она не только с нарушениями экономическими, но и с уголовными.

"Именно в "сером" секторе ведется антиобщественная деятельность. Там есть люди, которые занимаются наркобизнесом, торговлей другими людьми, проституцией. Все это подрывает устои государства, и наскоком, с помощью одного платежа, с этим не разобраться. С другой стороны, мера затронет тех россиян, которые ведут не совсем нормальный образ жизни и живут на проценты или дивиденды, не устраиваясь на работу. Если у человека руки и ноги есть, голова на месте, то он должен работать. В советское время была статья за тунеядство, очень правильная статья. Она не давала возможность заниматься антисоциальной деятельностью и получать от нее доходы, с другой – поддерживала в человеке некий минимальный уровень человеческого. Я бывал в Америке и видел американцев, третье поколение которых живет на государственную помощь. Они вообще не знают, что такое труд. И их уже достаточно сложно назвать людьми, это какие-то человекоподобные существа", – рассказал Накануне.RU профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук, член-корреспондент Академии экономических наук и предпринимательства Валентин Катасонов.

С "бездельниками, тунеядцами, паразитами" боролись в Советском Союзе задолго до того, как появилась знаменитая "статья за тунеядство". В сталинские послевоенные годы появился указ "О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами". Бродяги и безработные, которые не желали трудиться на фоне дефицита рабочих рук в стране, заполняли колонии и высылались. По ст. 209 УК РСФСР, введенной в 1961 г., к ответственности привлекали тех, кто не работал более четырех месяцев в году, трудиться их заставляли принудительно: поначалу высылали в совхозы, а уже с 1965 г. трудоустраивали по месту жительства. К тунеядцам приравнивали "асоциальных элементов" - алкоголиков, бомжей, попрошаек. Трудиться заставляли даже советскую богему: известно, что нобелевскому лауреату Иосифу Бродскому пришлось больше года поработать с архангельскими крестьянами. Но в 1991 г. на смену борьбе с тунеядством пришло понятие "безработица", закрепленное в законе "О занятости населения", и победить ее властям не удалось до сих пор. Ведь тунеядство есть там, где не хватает рабочих рук, а, значит, создаются новые рабочие места.

 

По официальным данным Минтруда, уровень безработицы в России за предыдущую неделю снизился на 0,5%, в службах занятости стоят чуть больше 1 млн человек. Кроме того на 7,7% уменьшился показатель работников, которые перешли на неполную занятость, говорят в Минтруде. Но промпроизводство в стране уже который месяц продолжает падать, а россияне покупают в магазинах все меньше, поэтому экономисты склонны полагать, что реальные цифры занижены и ситуация с безработицей в стране куда более тяжелая. И проблема не в том, что кто-то не хочет работать, а в неспособности государства удовлетворить существующую потребность в труде. И в этом разительное отличие СССР от современной России.

 

"Бороться с тунеядством можно только тогда, когда государство гарантирует своим гражданам право на работу. Если же государство такой гарантии не предоставляет, то бороться с тунеядством, как таковым, оно не вправе, ведь человек может не иметь работы по объективным обстоятельствам, над которыми он невластен, и любая попытка наказать его за отсутствие работы – это наказание без вины, что нашими законами не допускается. Если говорить о другой стороне – уклонении от уплаты налогов путем неглавного трудоустройства, то, на мой взгляд, с этим надлежит бороться иными средствами, не считая каждого неработающего нарушителем закона и порядка", - поделился своим мнением с Накануне.RU политический консультант Анатолий Вассерман.

По его словам, государство располагает весьма значительными возможностями для контроля  работодателей, и если стоит задача борьбы с теневой занятостью, то нужно обратить внимание на бизнес, а не на рядовых россиян.

 

"Я полагаю, что так называемая борьба с тунеядством - это уклонение самих государственных органов от исполнения своих служебных обязанностей и перекладывание этих обязанностей на сторонних лиц. Не думаю, что такое уклонение подаст кому-то хороший пример. Если уж государство уклоняется от обязанностей, то рядовым гражданам сам бог велел. Я считаю, что при нынешней структуре экономики такая борьба недопустима", - говорит Вассерман.

 

Предложенный социальный платеж – это не налог на тунеядство, а налог на бедность, говорит руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин.

"С бухгалтерской, утилитарной точки зрения соцплатеж выглядит так же абсурдно, как и с точки зрения соблюдения прав человека. Предположим, мы обкладываем всех налогом, исходя из убеждения, что если человек не работает, то он является преступником, потому что обязательно занят в теневом секторе. Но налогообложение фонда оплаты труда в России велико. Обязательные социальные взносы составляют 30%, а с того, что останется, забирают еще 13%. Понятно, что этот социальный платеж будет представлять сумму гораздо меньшую, чем эти отчисления, и люди, занятые в теневом секторе, предпочтут заплатить его, чтобы откупиться. Другой вариант – массовый переход на серую зарплату, "показывать" будут минимальный ее размер, а остальное все равно выплачивать в конвертах", - делится своими соображениями Михаил Делягин.

 

Платеж, как инструмент борьбы с тунеядством, экономист не рассматривает. В СССР лентяев наказывали за то, что они перекладывали свою работу на других во время строительства коммунизма. Власти современной России ничего не строят, а судя по темпам падения промпроизводства, и вовсе занимаются чем-то противоположным. На рынке труда вместо дефицита рабочих рук - массовые сокращения на предприятиях. Несмотря на это, наказывать безработных предлагают не только чиновники, но и законодатели. В Законодательном собрании Санкт-Петербурга в конце апреля депутаты подготовили пакет поправок, которые фактически возвращают ст. 209 уже в современный Уголовный кодекс:

"Уклонение от трудоустройства (занятости) свыше шести месяцев при наличии подходящей работы наказывается исправительными работами на срок до одного года либо принудительными работами на срок до одного года".

 

Аналогичная мера работает в Белоруссии, где в апреле 2015 г. в законную силу вступил декрет "О предупреждении социального иждивенчества". Президент Александр Лукашенко обязал всех граждан, не участвующих в финансировании госрасходов более полугода, платить сбор в размере 3,6 млн белорусских рублей (около 12,5 тыс. руб.). Напомним, что порядка 20 белорусских предприятий, а также ряд чиновников на протяжении пяти лет находятся под санкциями Евросоюза, они продлены до 31 октября 2015 г. В 2014 г. в стране началась новая волна экономического кризиса, сопровождающегося ростом безработицы и оттоком квалифицированных кадров. Правительство работает над мерами по защите внутреннего рынка, меняет экспортную политику. Декрет – тоже одна из антикризисных мер.

"В стране очень плохая экономическая ситуация, к тому же Белоруссия выталкивается Западом из экономического сотрудничества. Лукашенко объявлен "последним диктатором Европы", и, по сути дела, против Белоруссии ведется тихая экономическая война. И этим 10 млн человек, чтобы выжить, приходится собирать все свои силы", - объясняет Делягин.

В России же проблему массового уклонения от налогов за счет роста теневого рынка труда решать нужно другими методами. В первую очередь, устранить  причину,  которая заключается  совсем не в лени жителей. Работать в открытую по существующей сегодня "плоской" шкале обложения фонда оплаты труда невыгодно ни бизнесу, который отчисляет 30% от фонда оплаты в бюджетные фонды, ни работникам, теряющим 13% из-за подоходного налога. При этом ставка для налога на дивиденды – 9%, хотя получатели зачастую их вообще не платят, пользуясь схемами вывода средств в офшоры. Налоговый рай для богатых и ад для бедных.

 

"Если исправить этот недостаток, перейти к прогрессивной системе обложения фонда, то уклоняться тем, кто получает зарплату в два прожиточных минимума, с которой не взимается налог, будет незачем. А уклонистов станет проще поймать, ведь богатых меньше. И сумма, которую получит с них государство по суду, с лихвой покроет все расходы. Пока же чиновники подходят к вопросу не с той стороны. Проблема не в людях, не в том, что нашим реформаторам достался "какой-то не такой" народ, а в том, что народу достались какие-то неправильные реформаторы", - резюмирует Михаил Делягин.

- See more at: http://www.nakanune.ru/articles/110493#sthash.QFlJihll.dpuf

29 Мая 2015
Поделиться:

Комментарии

Алекс , 30 Мая 2015
Если кто не понимает смысла выражения " маразм крепчал", вот вам объяснение на простом примере: "Саакашвили назначен губером Одесской области".
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов