Силовой федерализм. Сигналы для Кадырова

Конфликт между Рамзаном Кадыровом и федеральными силовыми органами, можно сказать, застал ближайших соседей Чечни врасплох. К руководителю Чечни в регионе относятся непросто — у него очевидно больше возможностей и негласных прав, чем у других глав северо-кавказских республик, в том числе и поэтому открыто конфликтовать с главой Чечни никому не хочется.

Напомним, неделю назад, 23 апреля, российские СМИ обратили внимание на слова Рамзана Кадырова. Заявление было сделано на совещании по проблемам безопасности населения. Глава Чечни прямо разрешил сотрудникам местных правоохранительных органов открывать огонь на поражение по своим коллегами из других регионов России, если они проводят на территории Чечни спецоперации, не согласовав их предварительно с Грозным. Таким образом глава республики прокомментировал убийство в Ленинском районе Грозного находившегося в федеральном розыске Джамбулата Дадаева. Операцию проводили полицейские из Ставропольского края при поддержке «федералов».

В ответ на слова Кадырова в министерстве внутренних дел заявили, что все действия ставропольских полицейских были согласованы в соответствии с действующими правилами, на что Кадыров фактически обвинил МВД во лжи. Местные следователи возбудили уголовное дело в связи с убийством Дадаева, но оно было прекращено лично главой Следственного комитета Александром Бастрыкиным.

В прессе конфликт между Кадыровым и федеральными силовиками был воспринят не то как конфликт между двумя «опорами режима», не то как возвращение к вопросу о статусе республики. Чиновники и политики, конечно, высказываются намного более аккуратно.

Владимир Владимиров. Фото: stavregion.ru

Так, например, губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров еще в момент начала конфликта постарался максимально сгладить углы. Он заявил, что слова главы Чечни, вероятно, неправильно интерпретировали. «Ни при каких обстоятельствах нельзя допускать обсуждение другого человека. Но если вы хотите знать мою собственную позицию по этому поводу, я уверен, что все это додумано. Мне кажется, это неверная интерпретация», — заявилВладимиров.

Впрочем, глава Ставрополья отметил, что «Северный Кавказ — непростая территория, где вопросам безопасности должно уделяться самое пристальное внимание», и он как глава региона хотел бы получать информацию о силовых мероприятиях, которые проводятся на его территории. «Однако я допускаю, что в особых случаях важны быстрота и секретность действия правоохранителей, и условия проведения операций могут меняться. Не вижу здесь поводов для беспокойства или недоумения. Силовые структуры действуют в интересах всей страны. И каждому руководителю необходимо об этом помнить», — сказал Владимиров.

Представители соседних с Чечней Ингушетии и Дагестана открыто поддержали позицию Кадырова в этом конфликте.

Рамазан Абдулатипов. Фото: interdag.ru

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов заявил, что силовые структуры непременно должны оповещать региональные власти во время проведения спецмероприятий на территории других субъектов. «Почему откуда-то должны без конца заезжать какие-то группы? Если я руководитель республики — вы мне сообщите, информируйте! А так, откуда я знаю — это наши или не наши?» — задалриторический вопрос Абдулатипов.

В качестве примера Абдулатипов привел недавний случай в Ауховском районе, который населен главным образом чеченцами. «Какая-то группа заехала, арестовала имама и еще девять человек — через два часа отпустили, а это достаточно конфликтная зона», — отметил глава республики.

«Я для чего здесь сижу? Я направлен сюда президентом и избран парламентом. Меня спрашивайте. Пусть информируют — вон там был сигнал, мы там проводим операцию. А не считаться с руководителями субъектов — это недопустимо», — уверен Абдулатипов.

Юнус-Бек Евкуров. Фото: kavkaztimes.ru

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров лично пока ничего про конфликт не сказал, но комментарий его пресс-секретаря Шамсуддина Бокова оказался очень информативным.

«Позиция в республике такая: неправильно, когда правоохранительные органы, не имеет значение из соседнего региона или центрального аппарата, приезжают и  проводят специальные мероприятия, не уведомляя об этом местных сотрудников, — заявил Шамсуддин Боков. — У нас уже был опыт, когда подобные несогласованности в правоохранительных структурах и отсутствие взаимодействия приводили к негативным моментам — похищениям, исчезновениям людей. Поэтому достаточно негативно к этому в республике относятся.

Боков отметил, что в последнее время подобных случаев на территории республики не было, в качестве позитивного примера взаимодействия он привел арест подозреваемых в убийстве Бориса Немцова. «Хоть часть из них и являются жителями республики, часть — жителями Чеченской Республики, уроженцами Чечни, но тем не менее произошло взаимодействие местных и федеральных структур, без проблем, без крови задержали одного, второго и третьего. Виновны эти люди или нет — это решит суд. Но это пример как можно работать», — подчеркнул Шамсуддин Боков.

Боков отметил, что федеральный закон в исключительных случаях позволяет федеральным структурам проводить операции на местах без уведомления, однако на Северном Кавказе такую практику он считает крайне нежелательной из-за того, что приезжающие на спецоперацию полицейские или сотрудники госбезопасности не имеют опознавательных знаков, а значит их невозможно отличить от бандитов.

Боков напомнил, как в 2004 году Шамиль Басаев с подельниками в камуфляжной форме и масках расстрелял более ста сотрудников МВД, ФСБ, МЧС и чиновников не встретив практически никакого сопротивления. «Поэтому любой человек в маске вызывает подозрение. Тем более, если нет опознавательных знаков», — отметил он.

«В Чечне произошла достаточно странная ситуация. С одной стороны, федеральные структуры, в том числе МВД, у них одна позиция, Следственный комитет, который отказался возбуждать уголовное дело... С другой стороны — власти Чеченской Республики, которые говорят, что несогласованные действия могли привести к печальным последствиям. В том числе озвучено было, что людей в масках могли принять за бандитов. В этой ситуации никто не выигрывает — ни власти Чеченской Республики, ни представители федеральных силовых ведомств. Думаю, что произошел сбой на каком-то этапе, когда не было налажено взаимодействие, и из мухи раздули слона. Сегодня некоторые люди пытаются противопоставить федеральные структуры и региональных чиновников во главе с Рамзаном Кадыровым. От подобной ситуации не застрахован никто на Кавказе — ни глава Ингушетии, ни глава Дагестана. Никто не будет доволен тем, что приезжает неизвестно кто проводить спецмероприятия», — таково мнение пресс-секретарь.

Стоит помнить при этом, что чеченские силовики неоднократно проводили операции на территории соседних регионов, в том числе в Ингушетии и Дагестане. Иногда они даже встречали отпор: в 2006 году произошла перестрелка на КПП, который располагался на границе Чечни и Ингушетии. Друг в друга стреляли сотрудники ингушского ДПС и чеченские омоновцы. Тогда погибли четыре человека.

Возможно, нынешний конфликт рассматривается соседями Чечни как хороший повод исключить подобные формы несогласованных действий – во взаимоотношениях как с федеральным центром, так и с Чеченской республикой.

http://polit.ru/article/2015/04/30/caucasus/

 

Сигналы для Кадырова

Рамзан Кадыров признал, что его слова о стрельбе в силовиков из других регионов были сказаны «на эмоциях», так как «просто обидно было».  Это далеко не первое заявление главы Чеченской Республики, направленное в ответ на сигналы федеральной власти, где его репутация, по-видимому, стала ухудшаться.

История началась 19 апреля, когда на матче «Терек» — «Динамо» в Грозном сидели Рамзан Кадыров, делегация во главе с заместителем председателя правительства РФ Александром Хлопониным и практически все правоохранительные силы Чечни, защищавшие политиков. В это же время в городе началась спецоперация сотрудников УВД из соседнего Ставрополя, получивших приказ задержать объявленного в федеральный розыск жителя Чечни Джамбулата Дадаева. В ходе задержания он был убит.

Рамзана Кадырова возмутила его неосведомленность о проведении операции, и 22 апреля в Грозном на расширенном совещании по безопасности населения он заявил: «Если без вашего ведома на вашей территории появляется, не имеет значения — будь то москвич или ставропольчанин — открыть огонь на поражение. С нами должны считаться. Если вы хозяева своей территории, то должны контролировать».

Это не могло остаться без внимания федеральных властей. МВД РФ жестко одернуло Кадырова — он ответил. Следователи в Чечне завел уголовное дело против ставропольских полицейских, по их мнению, превысивших полномочия — однако глава СК Александр Бастрыкин отменил приказ. По словам Кадырова, сейчас наличие нарушений в операции ставропольских полицейских проверяет комиссия. Пока никаких результатов работы комиссии нет.

Кадыров начал обращаться напрямую к Владимиру Путину. Как это не раз бывало в прошлом, он демонстрировал свою преданность лидеру страны, называя себя «личным пехотинцем», заявляя, что готов уйти в отставку или умереть за Путина. Но за этим не последовало знаков его поддержки. 

В этой ситуации Кадыров скорректировал риторику: «Я на эмоциях сделал заявление. Просто обидно было, что один случай, второй, третий. Это чисто на эмоциях, — сказал Кадыров 30 апреля в эфире радиостанции "Говорит Москва". — Мой советник мне тоже говорил: "Давайте разберемся, не спеши". Мы живем в правовом государстве — в России — поэтому мы выдаем преступников. Мы уничтожаем террористов. Если человек совершил преступление, то я за него не заступаюсь».

За годы руководства Кадырова в Чеченской Республике осели люди, объявленные в федеральный и даже международный розыск. По сведениям «Новой газеты», там безнаказанно живут и работают Лечи Богатыровобвиняемый в убийстве  Умара Исраилова, Шаа Турлаев, причастный к делам об убийстве Умара Исраилова и Руслана Ямадаева, покушении на убийство Исы Ямадаева и мэра Хасавюрта Умаханова, а также Рамзан Цицулаев, организовавший спецоперацию с журналистами LifeNews на Украине. Даже Джамбулат Дадаев, объявленный в федеральный розыск, восемь месяцев находился в Чеченской Республике, где его и нашли ставропольские полицейские. Известно, что он причинил тяжкий вред здоровью (два выстрела) бизнесмена, имя которого неизвестно. На настоящий момент известен только один случай выдачи жителя республики федеральной власти: 31 мая 2011 года в селе Ачхой-Мартан был задержан и передан федеральным властям киллер Рустам Махмудов, застреливший Анну Политковскую.

По делу об убийстве Бориса Немцова ФСБ, МВД и СКР также не удалось договориться с чеченскими властями о выдаче подозреваемого в причастности к убийству Руслана Геремеева. Когда все подозреваемые оказались выходцами из Чечни, а адвокаты потерпевших просили допросить Рамзана Кадырова, ситуацию удалось сбалансировать путем уступок федеральной власти и чеченского правительства. Кадыров при этом согласился дать показания по делу об убийстве Бориса Немцова.

Рамзан Кадыров уже восемь лет руководит республикой. При нем действуют формирования, формально подконтрольные МВД РФ, а на деле подчиняющиеся ему лично. И нередкие намеки на подковерное противостояние федералов с чеченцами за звание «патриотов России» вряд ли безосновательны.

 

В 2016 году грядут выборы в Государственную Думу, а в 2018 г. - Президента России. Власти потребуется авторитет Кадырова в Чечне для получения большинства голосов. До этого времени резкие перестановки в республике не нужны. Но своими сигналами Москва, вероятно, показывает, что должны быть установлены более определенные правила поведения для руководителя региона. Даже такого специального как Чеченская республика

http://polit.ru/article/2015/05/01/kadyrov/

2 Мая 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов