Быть «аграрной страной»: почему теперь это стыдно?

Испольнительный директор компании «СовЭкон»
 

 

Андрей СизовИспольнительный директор компании «СовЭкон»

 

Секретарь российского Совета безопасности, глава ФСБ Николай Патрушев высказался на прошлой неделе о перспективах украинской экономики, точнее, о том, как ее будто бы видит Запад.

«Все более становится очевидным, что восстанавливать украинскую экономику западные страны не планируют. Они собираются сделать из Украины аграрную страну», в которой «планируют выращивать… генномодифицированную продукцию».

По поводу ГМО повторяться в очередной раз не хочется. Большинство из того, что было написано на Slon четыре года назад, остается актуальным. Я уверен, что если не в среднесрочной, то в долгосрочной перспективе Россия придет к выращиванию ГМО (контролируемому или неконтролируемому – это отдельный вопрос). И добавлю, что старт масштабного выращивания ГМО-культур на Украине этот процесс действительно может ускорить. Я веду речь о производстве в промышленных масштабах, так как, по мнению многих участников рынка, ограниченно ГМО-культуры выращиваются на Украине (да и в России, только на меньших площадях) уже не первый год.

Более интересно, на мой взгляд, то пренебрежение, с которым в принципе говорилось об «аграрной стране», и, как мне показалось, нежелание считать сельское хозяйство нормальной частью экономики. Предположу, что такое отношение разделяют и многие читатели.

Если Украина проведет давно напрашивающуюся либерализацию рынка земли, то скоро у России под боком окажется сильнейший конкурент за инвестиции в АПК

Действительно, в большинстве развитых стран сельское хозяйство составляет лишь незначительную часть экономики – 1–2% ВВП. Но назвать его отсталой отраслью было бы большой ошибкой. Такое положение скорее характерно для откровенно бедных стран, где на сельское хозяйство приходится до половины ВВП, – там это низкоэффективная отрасль, выживающая за счет использования дешевого ручного труда. Однако в развитых экономиках сельское хозяйство уже давно стало отраслью высокотехнологичной, почти hi-tech. Там активно применяется и спутниковый мониторинг, и дроны для сбора информации о состоянии полей (с интересом узнал на днях о таком проекте и в Подмосковье), и автоматическое, без участия оператора, управление комбайнами (когда там Google собирается запустить self-driving car, лет через пять?), и активнейшее использование big data для получения рекомендаций по наиболее эффективному использованию материально-технических ресурсов.

Шанс для России?

Рискну предположить, что пренебрежение отраслью со стороны части государственных мужей – не просто заблуждение, но и, весьма вероятно, серьезная стратегическая ошибка. Россия обладает гигантским потенциалом для взрывного роста сельского хозяйства. Это и земельные ресурсы, значительная часть из которых не обрабатывается, и водные, и довольно развитая инфраструктура, и емкий внутренний рынок, и, естественно, возможности по наращиванию экспорта.

Россия могла бы повторить историю успеха Бразилии или хотя бы ее часть. Эта южноамериканская страна из скромного, по мировым меркам, игрока с аграрным экспортом в районе $10 млрд в год в девяностые превратилась в экспортера номер три в мире с доходом $65 млрд и нетто-экспортера номер один с профицитом $45 млрд. Для сравнения: весь российский экспорт газа по итогам 2014 года составил $55 млрд, продовольствия же – около $16 млрд. При этом мы остаемся одним из крупнейших импортеров продовольствия в мире, завозя его более чем в два раза больше, чем экспортируем.

(Сразу отвечу на очевидный вопрос: мол, где Бразилия и где мы. У них океан, Рио, кофе и сахарный тростник, а у нас – снег в апреле. Все верно, но отсутствие кофе и сахарного тростника не мешают, например, северной Канаде занимать 5-е место в мире с аграрным экспортом свыше $30 млрд.)

Крупнейшие экспортеры продовольствия в мире, € млрд

Источник: COMEXT, GTA

Для реализации российского аграрного потенциала нужно не так уж много – разумная и предсказуемая на годы вперед государственная политика, радикальное сокращение госрегулирования, господдержка выхода на новые рынки (речь, естественно, не о субсидировании экспорта), точечные инвестиции, в том числе и с участием государства, в инфраструктуру, логистику, образование, генетику и селекцию. Очень важно развитие рынка земли – здесь сокрыт огромный резерв для повышения капитализации всего российского АПК.

Быстрый рост отрасли невозможен без привлечения иностранных инвестиций и технологий. И в наших интересах активнейшее развитие партнерских отношений как с развивающимися странами (Бразилия, Китай), так и с Западом. А с последним по понятным причинам наши отношения далеки от идеальных. Более того, помимо глобальных политических сложностей, нередко встречается и откровенно враждебное отношение к иностранным компаниям на уровне министерств и ведомств или региональных властей.

Или шанс для Украины?

А теперь давайте посмотрим на ситуацию глазами, например, менеджера крупного фонда, инвестирующего в АПК, или транснациональной биотехнологической компании, готовых вложиться в страну с развивающейся экономикой. Предположу, что в первую очередь взгляд будет брошен на Южную Америку, а затем на Африку. Далее дело дойдет и до России.

Плюсы России, описанные выше, во многом очевидны. Но существует и весьма важный нюанс – чуть западнее находится Украина, большая страна, обладающая почти теми же ресурсами для активного развития АПК, в чем-то превосходящая Россию, в чем-то уступающая. Но при этом страна на уровне первых лиц признает важность сельского хозяйства и уже занялась повышением инвестиционной привлекательности отрасли. Я пока не испытываю большого оптимизма по поводу перспектив украинского АПК. Уверен, что у украинских властей не раз и не два будет соблазн сделать из отрасли вместо «локомотива роста», как говорит Петр Порошенко, дойную корову, и смогут ли они с этим соблазном справиться – вопрос открытый. Но сейчас украинский АПК имеет реальную поддержку властей и серьезный потенциал для роста. Если эта ситуация сохранится в течение нескольких лет и страна проведет давно напрашивающуюся либерализацию рынка земли, то скоро у России под боком окажется сильнейший конкурент за инвестиции в АПК. И если за это время российские власти сохранят пренебрежительное отношение к отечественному сельскому хозяйству, весьма вероятно, что фонд или биотехнологическая компания из нашего примера примут решение об инвестициях в Украину, а не в Россию.

Кто же станет европейской Бразилией?

Обе страны обладают неплохими шансами для того, чтобы стать «европейской Бразилией». Однако пока лишь Украина явно готова сделать развитие сельского хозяйства одним из государственных приоритетов. Для российских же властей этот вопрос явно далек от приоритетного.

Ведь экспортер нефти и газа – это же звучит гордо, не то что экспортер зерна и мяса, верно?

 

https://slon.ru/posts/50734

23 Апреля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов